19 мин
...

Чем запомнился отрасли 2021 г.: глазами Neftegaz.RU

2021 г. стал годом восстановления мировой экономики, но для ТЭК он оказался не проще кризисного 2020-го

Чем запомнился отрасли 2021 г.: глазами Neftegaz.RU

Москва, 31 дек - ИА Neftegaz.RU. 2021 г. подтвердил, что в любой шутке есть лишь доля шутки.
В старом анекдоте пессимист говорит, что хуже быть не может, а оптимист радостно парирует, что может.
В жизни не все так просто, но если раньше казалось, что экономике тяжелее, чем в кризисном 2020 г. быть не может, то 2021 г. уверенно продемонстрировал, что в условиях восстановления легче не становится.

Отскок от дна и рост мировой экономики в условиях нарушенных цепочек поставок оказались настолько неравномерными, что сильно ударили по рынку и дали надрыв во всех слабых местах.
В ТЭК эти болевые точки обозначились особенно резко, породив дисбаланс, напряженность и зародив зерна для дальнейшего роста неопределенности.

2021 г.: Взлет на кривых крыльях

В 2021 г. мировая экономика начала уверенно восстанавливаться после резкого обвала 2020 г., спровоцированного последствиями пандемии COVID-19.
Победить пандемию не удалось, более того, появление новых генетических вариантов, сначала дельты, а ближе к концу года омикрона, продолжают оказывать давление на мировую экономику.

Тем не менее, мир учится функционировать в условиях ковида, в конце концов, живем же мы сейчас в период 7й пандемии холеры, объявленной ВОЗ еще в 1961 г., но глобально это никому особо не мешает.

В первый год своего шествия по планете коронавирус SARS-CoV-2 сумел обрушить мировую экономику, но по мере роста понимания сути вызываемой им болезни и появления вакцин, функционирование экономики начало входить в нормальный режим.
По данным МВФ, мировая экономика в 2020 г. рухнула на 3,1%, но далее последовал мощный отскок - рост мирового ВВП в 2021 г. оценивается в 5,9%, а в 2022 г. - 4,9%.

Ключевыми факторами этого роста стали массовые вакцинационные кампании и меры по стимулированию экономике и поддержке граждан, предпринятые крупнейшими экономиками мира.

Оборотной стороной этого процесса стал рост инфляции, причем немалый вклад в этот процесс внесло подорожание энергоносителей.
Это наложилось на системную проблему современной индустриальной модели - привычке к работе «с колес», с минимальными запасами.
При нарушенных пандемией экономических связях и вскрывшейся неготовности транспортного сектора работать в условиях скачков спроса и предложения, последствия такого подхода дестабилизировали самые различные отрасли экономики - от микроэлектроники до сельского хозяйства.

В ТЭК дисбаланс проявился в усилении противостояния «зеленой» энергетики и традиционных секторов, итоги которого показали, что нынешняя попытка отказа от нефти и газа оказалась несостоятельной и предстоит новый раунд.
Недоинвестирование в добычу углеводородов в предыдущие годы привело к тому, что уровень восполнения запасов нефти и газа в мире снижается уже 4й год подряд, и эта тенденция, по-видимому, будет лишь нарастать.

Это несет риски, связанные с ограниченными предложением углеводородов, тогда как возобновляемые источники энергии (ВИЭ), хоть и являются трендом, но обеспечить растущие потребности восстанавливающейся экономики в энергии пока не могут.

2021 г. показал, что переходный период от традиционных к «зеленым» источникам энергии будет очень сложным.
Потребуются большие усилия и взвешенный подход для того, чтобы экономический рост в 2022й и в последующие (хотелось бы надеяться) годы не проходил с такими перекосами, как в 2021 г.

Нефтяной рынок: ОПЕК+ и анти-ОПЕК+

Рынок нефти в 2021 г. уверенно восстанавливался, хотя ожидания по темпам роста спроса на нефть оказались завышенными.
Если в начале 2021 г. рост спроса в целом по году ожидался на уровне 5,5-5,9 млн барр./сутки (прогнозы МЭА и ОПЕК соответственно), то к концу года эти ожидания были снижены до 5,4-5,6 млн барр./сутки.
Декабрьские оценки рынка сулят выход в 2022 г. на доковидные показатели спроса и выглядят следующим образом:
  • МЭА: в 2021 г. спрос на нефть в мире вырастет на 5,4 млн барр./сутки, до 96,19 млн барр./сутки, в 2022 г. - на 3,3 млн барр./сутки, до 99,53 млн барр./сутки,
  • ОПЕК: в 2021 г. глобальный спрос на нефть вырастет на 5,65 млн барр./сутки, до 96,63 млн барр./сутки, в 2022 г. - на 4,15 млн барр./сутки, до 100,79 млн барр./сутки.
Дефицит на рынке нефти, наметившийся в середине 2021 г., к концу года начал сменяться ожиданиями профицита предложения, но многое будет зависеть от того, как будет развиваться ситуация с коронавирусом и ограничительными мерами, которые будут вводиться (или не вводиться) властями.
В целом рынок ситуация на нефтяном рынке стала более сбалансированной и прогнозируемой, хотя случились и неожиданные вещи.

Главным сюрпризом 2021 г. стало то, что в глобальную игру по скоординированному влиянию на нефтяной рынок могут играть двое.
Если ОПЕК+ как мощный, далеко не всегда единодушный, но договороспособный внутри себя альянс действует уже 5 лет, регулируя существенную долю мирового предложения нефти, то выход на рынок его антагониста стало настоящим сюрпризом.

К середине 2021 г. ОПЕК+ завершила реализацию 2го этапа соглашения, действующего с мая 2020 г., и начала думать, как быть дальше.
После сложных переговоров, которые хоть и не грозили полным развалом ОПЕК+, но казались ведущими в тупик, участникам все-таки удалось договориться.

В июле 2021 г. альянсу удалось не только продлить срок действия соглашения до конца 2022 г., но и выработать автоматический механизм восстановления добычи, согласно которому ежемесячно прибавляя по 400 тыс. барр./сутки, ОПЕК+ полностью вернет все сокращенные в мае 2020 г. объемы к сентябрю 2022 г.

Стоит отметить, что автоматизм этот несколько условный, поскольку практика ежемесячных министерских встреч для оценки и корректировки условий соглашения сохраняется.
Этому плану ОПЕК+ следует с августа 2021 г., невзирая ни на действия США, ни на появление генетического варианта омикрон коронавируса.

А вот действия США откровенно удивили.
Не сумев обеспечить внутренний рынок объемами нефти, достаточными для удовлетворения восстанавливающегося спроса на топливо и роста мобильности населения, и получив 7-летний максимум цен на бензин, США начали давить на ОПЕК+, пытаясь добиться от альянса более активного восстановления добычи.

ОПЕК+ не отреагировала, исходя из собственных представлений о балансе спроса и предложения на рынке, опасаясь новой волны профицита предложений и локдаунов по коронавирусу.
Тогда США сделали свой шаг, приняв решение о продажах нефти из стратегических резервов, причем не единолично, а согласованно с другими странами-потребителями нефти, располагающими запасами.

Вопрос о том, а не имел ли здесь место некий картельный сговор, что США сами пытаются вменить ОПЕК, разумеется, остается за скобками.
Союзниками США стали Китай, Великобритания, Индия, Южная Корея и Япония, их общий объем продаж нефти из стратегических резервов должен составить 70 млн барр., из которых 50 млн барр. - вклад США.

Влияние на рынок этого шага оказалось достаточно ограниченным, поскольку объем оказался ниже ожидаемого, немедленных распродаж не последовало, а выводимые из резервов объемы планируется восполнить, что даст новый виток роста спроса на нефть.
Полномасштабный эффект от данного шага рынок будет оценивать в предстоящем 2022 г.

Газовый рынок: когда штормит идеально

Газовый рынок в 2021 г. можно считать своеобразным «эталоном» идеального шторма.
Сошлись, наложились друг на друга и взаимоусилились сразу несколько факторов, которые в результате и привели к тяжелейшей ситуации на газовом рынке Европы:
  • Быстрое посткризисное восстановление экономики «разогрело» спрос на энергию.
  • Спрос на газ вырос в Латинской Америке из-за засухи и снижения генерации гидроэлектростанций (ГЭС), а также в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР), где активно восстанавливается экономика.
  • Прошлую зиму Европа завершила с очень низким уровнем запасов газа в подземных хранилищах (ПХГ), а в период закачки она велась нестабильно из-за природных факторов.
  • Выработка ВИЭ в Европе снизилась, поскольку ветряные электростанции (ВЭС) работали не в полную силу из-за слабых ветров в летний сезон.
  • Балансирующие мощности, такие как угольные и атомные электростанции, оказались в дефиците, т.к. их объемы сократились из-за форсированного перехода Европы на ВИЭ.
  • Стремление Европы к отказу от долгосрочных контрактов и переходу к спотовым поставкам не позволило обеспечить достаточный объем поставок как только рынок перестал был премиальным.
  • Газпром не выводил на рынок Европы значительные дополнительные объемы газа, сосредоточившись на восполнении истощенных прошлой зимой запасов газа в российских ПХГ и исполнении обязательств по долгосрочным контрактам.
  • Объем поставок сжиженного природного газа (СПГ) по долгосрочным контрактам с Катаром не смог обеспечить растущий спрос на газ в Европе, а надежды Европы на спотовые поставки СПГ из США оказались иллюзорными. Продвигаемые предыдущей администрацией США «молекулы свободы», содержащиеся в американском СПГ, подтвердили свою свободу в том смысле, что они свободны плыть туда, куда выгодно их производителям - в Латинскую Америку и АТР.
И это только основные факторы, вызвавшие газовый кризис, без учета их веса и выявления первопричин, а здесь возможны серьезные разночтения.
Европа настаивает на том, что кризис спровоцировал рост цен на газ из-за ограничения поставок (в первую очередь Россией, но признается и роль других поставщиков), тогда как рост цен на электроэнергию стал сопутствующим, а вектор на отказ от традиционной генерации в пользу ВИЭ был правильным и Европа будет ему следовать.

Российская позиция заключается в том, что европейский подход к регулированию энергетики с отказом от долгосрочных контрактов, отсутствием резервных генерирующих мощностей и непродуманным переходом на ВИЭ, в целом оказался ошибочным.

Эти споры можно продолжать бесконечно, но сомнений в том, что зима 2021-2022 г. для газового рынка Европы будет сложной, нет.
Зима ожидается суровой, а ПХГ в Европе к началу сезона отбора, стартовавшего 13 октября 2021 г., оказались заполнены лишь на 77,15% (по сравнению с 10-летним историческим уровнем в 90%), а сейчас уже опустились ниже 56%.

С приходом настоящей зимы, очередным падением выработки ВЭС, проблемами на АЭС во Франции и переходом магистрального газопровода (МГП) Ямал - Европа в режим реверса, европейские цены на газ, после неудачной попытки в октябре, взяли рубеж в 2000 долл. США/1000 м3 и пару дней там держались.
Это вернуло премиальный статус европейскому рынку, куда наконец-то устремились танкеры-газовозы с американским СПГ.
Но что-то подсказывает, обеспечение энергетической безопасности должно выглядеть как-то по-другому…

Россия выполняет свои обязательства по поставкам газа по долгосрочным контрактам, а также удовлетворяет дополнительные объемы по запросам клиентов, но на спот газ не выводит.
На этом основании Запад обвиняет Россию в монополизации, манипулировании рынком, стремлении к сверхприбылям и много в чем еще.
В последних заявлениях российских властей все более отчетливо сквозит утомление от постоянных нападок.

Особой радости для России высокие цены на газ в Европе не несут, причем не только потому, что формулы в основных для российского газа долгосрочных контрактах устанавливают цены раз в 5 ниже биржевых.
Скачки цен - лишь проявление масштабного газового кризиса, опасность которого заключается в том, что он распространяется, перекидываясь на другие рынки.

Дефицит газа ограничивает производство энергоемкой продукции, в первую очередь металлургической, а также провоцирует дефицит производимых из газа удобрений, что бьет уже по продовольственному рынку и подстегивает инфляцию.
А Россия не в вакууме, и от европейского кризиса могут прилететь такие последствия, что справится с ними будет очень сложно.
И это еще один тревожный фактор 2022 г.

Декарбонизация: планы и реальность

Декарбонизация и «зеленые» технологии окончательно становятся мировым трендом.
Проблемы, связанные с углеродным следом производства оборудования для возобновляемой энергетики, утилизацией выводимых из эксплуатации ВИЭ, высокой их стоимостью, а также стабильностью энергосистем с высокой долей ВИЭ, пока остаются вне поля пристального внимания.
Но рано или поздно они встанут перед отраслью.

Пока же порядка 80% стран мира взяли на себя обязательства по достижению углеродной нейтральности к конкретному сроку.
Большинство государств рассчитывают снизить выбросы углерода до нуля к 2050 г., в их числе ЕС, Великобритания, Япония, Республика Корея и еще более 110 стран.
Европа уверенно идет по пути декарбонизации и не намерена сворачивать, даже несмотря на вклад нестабильно отработавших ВЭС в газовый кризис.

Причем климатическая повестка Европой по факту используется как инструмент скрытого протекционизма в рамках анонсированного трансграничного углеродного регулирования, которое затронет ряд энергоемких отраслей промышленности стран-экспортеров.

США после победы на выборах президента Д. Байдена немедленно вернулись в Парижское соглашение по борьбе с глобальными изменениями климата и объявили о планах по достижению углеродной нейтральности к 2050 г.

Китай не остался в стороне и провозгласил выход на углеродную нейтральность к 2060 г.
Этот же срок назвала и Россия, хотя президент РФ В. Путин допустил, что выход на углеродную нейтральность возможен и ранее.

Большие надежды возлагаются на водород как на перспективное «зеленое» топливо будущего.
Процесс перехода к водородному топливу находится на начальном этапе, пока нет даже более-менее устоявшейся его климатической классификации.
Также нельзя сбрасывать со счетов ряд рисков, связанных с взрывоопасностью водорода, что стало причиной целого ряда катастроф в ядерной энергетике и на химических производствах.

Однако вектор уже обозначен, и Россия, пользуясь имеющимися ресурсами и наработанной технологической базой, стремится вписаться в новый перспективный рынок.
В нашей стране в разной стадии реализации находится более 20 проектов в области водородных технологий, принята концепция развития водородной энергетики и дорожная карта.
К 2030 г. Россия рассчитывает занять 20% на мировом рынке водорода, экспортируя порядка 1,0 млн т/год этого вида топлива.

Также у России есть потенциал по развитию новых, только-только формирующихся в мировом масштабе отраслей, таких как улавливание, закачка и хранение СО2, причем есть надежда, что буксовать на старте Россия не будет.

Еще одним козырем на руках у РФ в плане декарбонизации является поглощающий потенциал российских лесов, другое дело, как он будет учитываться (и будет ли учитываться вообще) мировым сообществом.

К тому же сложные отношения с Западом могут сыграть против российского водорода, тем более, что таксономия в Европе не устоялась, а ЕК упорно стремится приложить 3й энергопакет к рынку водорода, что для России неприятно.
Эти вопросы еще будут обсуждаться.

Уязвимость логистических маршрутов

Существенный вклад в раскручивание кризиса 2021 г. внесли проблемы на логистических маршрутах.
Суэцкий канал в течение года несколько раз блокировался, но самым эпичным стал инцидент с гигантским контейнеровозом Ever Given, который в марте 2021 г. из-за сильного ветра и песчаной бури не смог удержаться в фарватере и перегородил канал.

Высвобождение Ever Given заняло 6 дней, за которые выстроилась очередь из более чем 400 судов, а цены на нефть резко скакали с диапазоном порядка 5%.
Инцидент обернулся потерями для мировой экономики в размере более 50 млрд долл. США, а сам Ever Given стал героем многочисленных мемов.

История с Ever Given дала России повод к рассуждениям о том, что перевозчики и грузовладельцы пересмотрят отношение к возможностям Северного морского пути (СМП) как альтернативе Суэцкому каналу.

Однако во 2й половине ноября 2021 г. сложная ситуация сложилась и на самом СМП, где 24 судна оказались в ледовом плену.
Сказалась сложная ледовая обстановка, неточный прогноз погоды, а также сдвиг из-за пандемии графика прохода судов на период, когда движение по СМП без ледокольной проводки вообще не рекомендуется.

Кризис удалось достаточно оперативно разрешить и СМП сможет выйти на рекордный объем перевозок в 2021 г., к тому же был получен важный опыт реагирования на подобные ситуации.
Тем не менее, нехватка мощных ледоколов на СМП становится все более ощутимой.

Из новых атомных ледоколов на СМП работает Арктика, к ней в 2022 г. присоединится Сибирь.
Строятся ледоколы Урал, Якутия и Чукотка, еще 2 ледокола Росатом рассчитывает законтрактовать дополнительно, а к 2027 г. на воду планируется спустить в 2 раза более мощный ледокол проекта Лидер.

Однако 3 из 4 работающих атомных ледоколов советских времен скоро будут выведены из эксплуатации, тогда как для обеспечения регулярной работы СМП к 2030 г. в эксплуатации должно быть 12-14 ледоколов.
Остается рассчитывать на то, что тенденция к потеплению климата сможет облегчить навигацию по СМП.

Это далеко не все инциденты на ключевых логистических маршрутах.
Несколько раз за год останавливалось движение судов через пролив Босфор.
В адрес Ирана и Йемена продолжились обвинения в инцидентах с судами в Ормузском проливе, Оманском заливе и Аравийском море - ключевых логистических маршрутах для ближневосточной нефти.

Иран активно противодействовал попыткам захвата своих танкеров со стороны США, но удавалось это далеко не всегда.
Сохранялась активность пиратов в Аденском заливе.
Это в очередной раз показывают риски работы экономики без формирования складских запасов, но об этом уже говорилось…

Российский ТЭК: тревожный позитив

Для российского ТЭК даже 2020й год оказался далеко не катастрофическим.
Ожидаемо, что на волне восстановления мировой экономики в 2021 г. результат оказался близким к рекордным, как минимум по темпам роста.
  • добыча нефти и газового конденсата - 524 млн т (рост на 2,1% по сравнению с 2020 г.),
  • добыча природного газа - 761 млрд м3 (рост на 10% по сравнению с 2020 г. и превышение показателя допандемийного 2019 г.),
  • добыча угля - рост на 9,5%, до 440 млн т,
  • производство электроэнергии - 1,123 млрд кВт*ч (рост на 6,3%),
  • производство бензина - около 40 млн т (выше показателя 2020 г. и практически на уровне 2019 г.), дизтоплива - 80 млн т (выше 2020 г.).
Динамика позитивная, хотя ожидаемого рекорда по экспорту газа в дальнее зарубежье, похоже, не будет.
Еще в октябре 2021 г. рост экспорта газа Газпрома по итогам 9 месяцев 2021 г. на 15% намекал на возможность перекрытия рекорда 2018 г. в 201,7 млрд м3/год.
Однако далее рост замедлился - Россия готовилась к суровой зиме и восполняла рекордный объем отбора газа из собственных ПХГ.
Итог - рост поставок газа Газпрома в дальнее зарубежье лишь на 4,8% за 11,5 месяцев 2021 г.

В целом за 2021 г. можно ожидать, что экспорт Газпрома в дальнее зарубежье составит 185,1 млрд м3, что выше показателя 2020 г., но ниже допандемийного 2019 г., не говоря уже о рекорде 2018 г.

Еще около 41,5 млрд м3 газа Россия в 2021 г. поставит за рубеж в виде СПГ, но прочность позиций Катара и амбиции США пока не позволяют считать Россию считать сколько-нибудь серьезным конкурентом в этом сегменте.
С 30 млн т/год производства СПГ Россия более чем в 2 раза уступает США, а план по росту производства до 120-140 млн т/год СПГ к 2035 г. выглядит запоздалым.

В остальном в российском ТЭК 2021 г. оказался удачным - динамика производственных показателей положительная, финансовые показатели российских компаний стабильно растут и обещают в ряде случаев стать рекордными, нефтегазовые доходы бюджета увеличиваются.

Это хороший задел для будущего развития, но одновременно нарастает и тревожность по поводу реализации заявленных амбиций.
Важно не пропустить момент и вовремя принять взвешенные решения, чтобы не упустить перспективный рынок, как это было с тем же СПГ.

Газ на экспорт

Важнейшие события для российского ТЭК в 2021 г. были связаны с российскими экспортными газотранспортными проектами.
События в данной области развивались с переменным успехом.

МГП Турецкий поток можно назвать состоявшимся в полном масштабе.
Газ из 2й нитки запущенного еще в январе 2020 г. газопровода наконец-то пришел на Юго-Восток Европы.
С 1 января 2021 г. начались поставки газа в Сербию и оттуда в Боснию и Герцеговину, с 1 октября 2021 г. - из Сербии в Венгрию и далее в Хорватию, общее количество стран Европы, получающих газ из 2й нитки МГП Турецкий поток достигло 8ми.

МГП Северный поток-2 достроен, причем исключительно силами России и в условиях внешнего давления.
Не считая негативного информационного фона вокруг проекта, сложности создали санкции США.
По мотивам действий США против МГП Северный поток-2 можно выпускать мануал «Введение санкций для чайников: Как сохранить лицо и не задеть интересы союзника на практике».

Республиканец Д. Трамп, уходя с поста президента США, передал демократу Д. Байдену санкционную эстафету, что не совпадало с планами нового президента по налаживанию отношений с Германией.
Итог - совместное заявление США и Германии, в котором по сути фиксируется согласие США не препятствовать запуску МГП Северный поток-2 (напрямую об этом не говорится), а также санкции против 8 компаний и 17 их судов, но это коснулось лишь однозначно российских фигурантов, интересы других сторон не пострадали.

Несмотря на санкции, строительство 1й нитки МГП Северный поток-2 было завершено 10 июня, 2й - 10 сентября, к поставкам газа в Германию по новому маршруту Россия готова.
А вот Германия принимать российский газ по МГП Северный поток-2 не готова, въедливо проверяя проект на соответствие европейскому законодательству.

Сертификация пока приостановлена по формальным основаниям, что означает возможность одобрения не ранее июля (правда и не позже сентября) 2022 г.
При этом новое правительство Германии, с одной стороны, говорит о своей приверженности европейским энергетическим нормам, но с другой стороны, о закрытии проекта вопрос тоже не ставит, несмотря на вхождение во властные структуры негативно относящихся к МГП Северный поток-2 «зеленых».

Интрига вокруг МГП Северный поток-2 сохраняется, поскольку помимо позиции Европы, фактором неопределенности являются санкции США.
В оборонный бюджет США на 2022 финансовый год новые санкции против газопровода не вошли, но прежние санкции никуда не делись, да и ничего не помешает США при желании ввести санкции отдельным законом, не привязываясь к оборонному бюджету.

На восточном направлении все гораздо позитивнее.
Поставки газа в Китай по МГП Сила Сибири-1 с начала ноября перешли в сверхконтрактый режим, ведутся плановые работы по наращиванию поставок.
Проект МГП Сила Сибири-2 и его продолжение на территории Монголии - МГП Союз Восток - приближается к практической фазе.
Подписания долгосрочного контракта на поставки газа в Китай по МГП Сила Сибири-2 можно ожидать в феврале 2022 г., когда В. Путин поедет на открытие Олимпиады в г. Пекин.
Китай с его многотысячелетней историей крайне неторопливый партнер, впрочем Россия это понимает и принимает.

Нефтегазовые провинции: новые и традиционные

В 2021 г. крупных открытий месторождений нефти и газа не случилось, прирост запасов получен за счет доразведки действующих месторождений.
Впрочем, отсутствие крупных открытий - не только российская проблема.
Полное воспроизводство добычи обеспечено, запасов нефти при нынешних условиях и уровнях добычи в России хватит на 30 лет, газа - на 50 лет (Газпром настаивает, что больше, но обеспеченность запасами вообще вещь условная).

Зато 2021 г. ознаменовался стартом практической реализации проектов по развитию новых нефтегазовых провинций.
Газпром продолжает развитие Ямальского, Якутского, Иркутского центров газодобычи (ЦГД).

На Бованенковском месторождении в ЯНАО впервые с начала разработки ежегодная добыча преодолела отметку в 100 млрд м3 газа, на Харасавэйском месторождении продолжается эксплуатационное бурение.

Газпром нефть формирует на юге п-ва Ямал нефтегазовый кластер на базе Новопортовского месторождения.
В Восточной Сибири Ковыктинское месторождение готовится к вводу в эксплуатацию, строится газопровод для подключения месторождения к МГП Сила Сибири-1.

Проект Восток Ойл Роснефти вступает в практическую фазу.
В рамках проекта идет геологоразведка, готовится необходимая инфраструктура, начато строительство системы транспортировки нефти к бухте Север.
Роснефть планирует запустить добычу на проекте Восток Ойл в 2024 г. с отгрузкой до 30 млн т/год нефти по СМП, а в 2030 г. достичь 100 млн т/год.
Благодаря грамотному продвижению на международной арене, в проект Восток Ойл, вслед за Trafigura, вошел консорциум Vitol/MME.
Обсуждается вступление в проект индийских партнеров, возможно участие итальянских, японских и немецких компаний.

Параллельно новую жизнь получают традиционные нефтегазовые провинции за счет включения в разработку трудноизвлекаемых запасов (ТрИЗ).
На практике начал работать новый принцип лицензирования недр - создание технологических полигонов для создание, тестирование и внедрение инноваций для разработки ТрИЗ и повышения нефтеотдачи.

Уже выданы 4 такие лицензии - 2 Газпром нефти для разработки бажена, еще 2 для доманика дочке Роснефти.
Количество технологических полигонов планируется увеличить, а перечень попадающих под данный вид лицензирования ТрИЗ и технологий - расширить.

Глубже передел!

Для России 2021 г. ознаменовался большими проектами в нефтегазопереработке.
Газпром запустил 1ю линию Амурского газоперебатывающего завода (ГПЗ), с запуском 2й линии начал работу гелиевый хаб.
Продолжается строительство технологически связанного с ним Амурского газохимического комплекса (ГХК) СИБУРа.

На Северо-Западе, в пос. Усть-Луга Ленинградской области началось строительство Комплекса по переработке этансодержащего газа (КПЭГ).
Газоперерабатывающий комплекс (ГПК) КПЭГ Газпром строит в партнерстве с РусГазДобычей, тогда как ГХК КПЭГ будет проектом исключительно РусГазДобычи.
Несмотря на проблемы на старте, проект уверенно реализуется, хотя интрига с перспективной ресурсной базой проекта - Тамбейским кластером - сохраняется.

НОВАТЭК склоняется к строительству ГХК на базе ресурсной базы планируемого ранее Обского СПГ.
Российские технологии для строительства среднетоннажного производства СПГ оказались не совсем готовыми, их еще предстоит доводить до ума.
Учитывая интерес потребителей к водородному топливу, НОВАТЭК рассматривает проект Обского ГХК, производящего водород и аммиак с утилизацией полученного углерода, как очень перспективный.

В нефтепереработке правительство предоставило компаниям новый стимул для увеличения глубины переработки.
Минэнерго РФ заключило с нефтеперерабатывающими компаниями соглашения о предоставлении 10-летней инвестиционной надбавки к возвратному акцизу на нефтяное сырье для строительства новых мощностей глубокой переработки.

Соглашения уже подписаны с 21 НПЗ на ввод и реконструкцию 50 технологических установок вторичной переработки нефти, вспомогательных установок и объектов общезаводского хозяйства, часть проектов уже реализована.
В перспективе российские компании строят амбициозные планы о переориентировании своих НПЗ на нефтехимию.

Neftegaz.RU: рост в сложных условиях

Сложным 2021 г. был и для Neftegaz.RU, однако нам удалось не только сохранить стабильность, но и показать заметный рост по ключевым показателям.
За год Neftegaz.RU набрал 5,73 млн посетителей и 13 млн просмотров.
Рост числа посетителей составил почти 20%, просмотров - 23 %.

Максимальная посещаемость за сутки была зафиксирована 14 мая - 113,710 тыс., в момент максимальной напряженности вокруг проекта Северный поток-2.
Минимальная посещаемость у нас была 1 января (6,2 тыс.), за что мы себя не виним.

Средняя посещаемость за месяц в 2021 г. составила 530 тыс., что в 2 раза выше, чем в 2020 г.

Надеемся, что следующий год и для вас, и для нас уберет многие неопределенности и заставит работать в позитивном ключе! С наступающими праздниками!

Автор:

Источник : Neftegaz.RU


Подписывайтесь на канал Neftegaz.RU в Telegram
Новости СМИ2




Подпишитесь на общую рассылку

лучших материалов Neftegaz.RU

* Неверный адрес электронной почты

Нажимая кнопку «Подписаться» я принимаю «Соглашение об обработке персональных данных»