USD 70.3847

0

EUR 76.7344

0

BRENT 80.03

+0.21

AИ-95

0

AИ-98

0

ДТ

0

4 мин
...

Антироссийские санкции могут привести к серьезным проблемам на нефтяном рынке из-за нехватки танкеров, дефицита страховок и риска вторичных санкций

The Economist допускает еще более худший сценарий, когда Россия добровольно сократит экспорт нефти и цены выйдут из-под контроля.

Антироссийские санкции могут привести к серьезным проблемам на нефтяном рынке из-за нехватки танкеров, дефицита страховок и риска вторичных санкций

Москва, 2 дек - ИА Neftegaz.RU. Перестройка логистических схем поставок нефти в условиях антироссийских санкций и потолка цен на российскую нефть может столкнуться с рядом проблем, что спровоцирует нежелательные сбои.
Об этом 1 декабря пишет The Economist.

В июне ЕС в 6м пакете санкций ввел с 5 декабря 2022 г. эмбарго на морские поставки российской морской нефти, на долю которой в 2021 г. приходилось 2 млн барр./сутки или около 40% всего экспорта нефти из России.
Также ЕС ввел запрет с той же даты европейским поставщикам морских услуг, нефтеналивных танкеров и страховых компаний на работу с российской нефтью при поставках покупателям из стран, не входящих в ЕС.
В октябре в 8м пакете санкций ЕС смягчил это ограничение, допустив предоставление услуг, связанных с морской транспортировкой российской нефти, в т.ч. страхования, если нефть покупается по цене не превышающей установленный G7 потолок цен.
Конкретный уровень потолка в ЕС до сих пор согласовывается, предварительно он установлен на уровне 60 долл. США/барр.
Несмотря на противоречия в ЕС целевая дата начала работы механизма потолка цен - 5 декабря - пока сохраняется.

The Economist выделяет 3 ключевые проблемы: нехватка танкеров, дефицит страховок и глобальный отказ от риска.
Кипр, Греция и Мальта играют значительную роль в судоходстве, в связи с чем запрет ЕС на предоставление услуг, связанных с морской перевозкой российской нефти, может привести к серьезной нехватке танкеров.
Консалтинговое агентство Rystad Energy ожидает, что в течение 2-3 месяцев будет не хватать около 70 танкеров общей вместимостью 750 тыс. барр./сутки.
Однако проблема должна разрешиться сама собой.
Источники в отрасли говорят о постоянном росте теневого флота, который включает суда, использовавшиеся для транспортировки нефти из находящихся под санкциями США Ирана и Венесуэлы.
Российские компании возвращают в эксплуатацию законсервированные суда, а судовладельцы из ЕС передают активы операторам, не входящим в G7.
Неназванный энергетический трейдер считает, что к февралю будет достаточно танкеров для транспортировки российской нефти, хотя какое-то время может не хватать судов, чтобы перенаправить нефтепродукты, такие как дизельное топливо, с европейского рынка к новым потребителям в отдаленных регионах в Латинской Америке и Африке.

Еще одна серьезная проблема связана с сокращением страхового покрытия.
В ближневосточных или азиатских странах, заинтересованных в покупке российской нефти, нет местных компаний с достаточными финансовыми возможностями для страхования танкеров и грузов.
Эти компании могут столкнуться с дефицитом покрытия гораздо более серьезных рисков, таких как разливы нефти, обязательства по которым могут достигать 500 млн долл. США.
По сообщению еще одного неназванного нефтетрейдера, немногие новые страховые компании на рынке захотят взять на себя ответственность за стареющее венесуэльское судно, которое будет проходить через Датские проливы глубиной всего 15 м, без крупной поддержки.
Для такого рода поддержки - перестрахования - требуются большие резервы частного капитала, которые трудно найти за пределами Запада.
Замминистра транспорта РФ А. Пошивай 29 ноября сообщил, что Индия и Китай по большей части признают российскую страховку, но не все, конкретные условия определяются межправительственными соглашениями.
Возможность того, что правительства Китая и Индии обеспечат государственное перестрахование, The Economist ставит под сомнение.
В связи с этим издание допускает, что азиатские покупатели могут сократить, а не увеличить, покупку российской нефти из-за запрета страхования.

Следующей проблемой может стать отсутствие интереса за пределами G7 к торговле в обход потолка цен в связи с санкционными рисками.
США ранее давали понять, что они не против, чтобы, например, Индия продолжала покупать нефть из России по ценам, превышающим установленный G7 потолок, если она не будет задействовать для этого услуги западных компаний.
Однако многие не верят обещаниям США не вмешиваться при попытках обойти ограничение.
Не способствует улучшению ситуации и тот факт, что в последних санкционных кампаниях, например, против Ирана, США намеренно сохраняли расплывчатые формулировки санкций, чтобы удержать остальных от сделок со своими противниками.

Все это может привести к тому, что часть экспортируемой из России нефти исчезнет с рынка, спровоцировав скачок цен.
Также The Economist допускает еще более худший сценарий, когда Россия добровольно сократит экспорт нефти и цены выйдут из-под контроля.
Это может произойти, если Китай, наращивающий импорт российской нефти, попытается заключить слишком невыгодную для российской стороны сделку.
В случае резкого сокращения, Россия получит больше рычагов влияния на переговорах с покупателями, но не нанесет недопустимый ущерб добыче.
По данным Energy Intelligence, из-за временного сокращения добычи нефти почти на 2 млн барр./сутки во время пандемии Россия лишилась долгосрочных мощностей объемом всего 300 тыс. барр./сутки.

Россия возможность добровольного сокращения экспорта сверх обусловленных рыночной ситуацией объемов никогда не озвучивала.
Президент РФ В. Путин, вице-премьер А. Новак и другие официальные лица неоднократно предупреждали, что Россия не будет поставлять нефть странам, поддержавшим потолок цен.
А. Новак 21 ноября повторил, что Россия не будет поставлять нефть и нефтепродукты в страны, которые присоединятся к этому механизму, перенаправив поставки на рыночно-ориентированных партнеров или сократив добычу.
Но речь шла исключительно о сокращении добычи на тот объем, который не удастся перенаправить на другие рынки.
На данный момент полного понимания того, насколько России удастся сохранить добычу и экспорт, пока нет.
По наиболее позитивному для России прогнозу ОПЕК, добыча жидких углеводородов в России в 4м квартале 2022 г. упадет на 320 тыс. барр./сутки в квартальном сравнении, до 10,59 млн барр./сутки, а в 1м квартале 2023 г. - еще на 670 тыс. барр./сутки, до 9,92 млн барр./сутки.
Но уже во 2м квартале 2023 г. ожидается восстановление до 10,06 млн барр./сутки с ростом до 10,13 млн барр./сутки в 3м квартале и до 10,19 млн барр./сутки в 4м квартале 2023 г.

Подписывайтесь на канал Neftegaz.RU в Telegram
Новости СМИ2




Подпишитесь на общую рассылку

лучших материалов Neftegaz.RU

* Неверный адрес электронной почты

Нажимая кнопку «Подписаться» я принимаю «Соглашение об обработке персональных данных»