USD 72.2216

0

EUR 85.9943

0

BRENT 73.19

0

AИ-92 45.7

-0.01

AИ-95 49.51

-0.01

AИ-98 55.63

0

ДТ 49.73

-0.01

, Обновлено 8 апреля 18:14
3 мин
1393

А. Силуанов: углеродный налог ЕС несет риски для российского экспорта

Власти вынуждены выступать в роли луддитов. С 2018 г. нефтегазовые доходы бюджета РФ упали на 3,8 трлн рублей! Замены нет.

А. Силуанов: углеродный налог ЕС несет риски для российского экспорта

Москва, 7 апр - ИА Neftegaz.RU. Введение углеродного налога в ЕС в 2023 г. несет угрозу российскому экспорту.
Об этом 7 апреля 2021 г. заявил министр финансов А. Силуанов на Биржевом форуме - 2021.

Тезисы от А. Силуанова:
  • надо ли развивать зеленую экономику? - конечно, надо,
  • но важно при этом не использовать под предлогом зеленой экономики антиконкурентные условия,
  • если Европа, которая давно уже эту политику проводит и практически не использует уголь и другие углеродосодержащие источники энергии, то Россия или Китай только сейчас начинают этот процесс,
  • и если с 2023 г., как предполагается, будет введен углеродный налог, то для России это, конечно, потеря определенного уровня конкуренции,
  • Россия также привержена этой такой политике, но нужно определенное время для подготовки,
  • этот вопрос обсуждается с главами финансовых ведомств и центральных банков стран G20, чтобы повестка не превращалась в антиконкурентную составляющую.
ЕС проводит политику трансграничного углеродным налоговым регулированием в целях сдерживания глобальных изменений климата.
Учет углеродного следа в импортируемой продукции направлен на стимулирование экспортеров к соблюдению норм экологической политики ЕС.
За счет введения углеродного налога Еврокомиссия (ЕК) рассчитывает уравнять продукцию, произведенную в ЕС с минимальными выбросами углекислого газа, и продукцию других стран, где используются технологии с высокими выбросами.
В этих условиях задача России, 1/3 экспорта которой приходится на ЕС, минимизировать потери при уплате пограничного углеродного сбора посредством инструментов низкоуглеродной политики.

Ранее замглавы Совбеза РФ Д. Медведев:
  • назвал углеродный налог ЕС является скрытым протекционизмом;
  • предупредил, что его введение потребует ответных мер в виде поддержки наиболее уязвимых российских предприятий.
В России предпринимаются шаги по переходу к зеленой экономике:
  • сформирована стратегия низкоуглеродного развития до 2050 г;
  • подготовлен законопроект об ограничении выбросов парниковых газов.
  • энергетические компании активно интересуются технологиями, связанными с производством и поставками водородного топлива, а также с улавливанием и хранением углерода.
  • промышленные предприятия расширяют практику закупки электроэнергии, произведенной из возобновляемых источников энергии (ВИЭ).
Любопытно, что в мире уже работают 18 крупных мейджоров CCS c объемом улавливания COоколо  40 миллионов т/год, но российских компаний там нет.
Да и на реализацию полномасштабного энергетического перехода потребуется достаточно продолжительный период.

Власти России откровенно не успели, а может быть, не смогли и не захотели соскочить с нефтегазовой иглы:
  • Нефтегазовая отрасль промышленности привлекательна для нынешней власти по ряду причин:
    • со времен СССР серьезно развита;
    • относительно малая номенклатура продукции позволяла легче контролировать производство, чем, к примеру, развитие производства телефонов или компьютеров;
    • нефть и газ - добывают, а не производят, поэтому нет проблем с обновлением или модернизацией таких материалов, хотя технологии добычи модернизировать нужно; 
    • продукция экспортная и генерировала большой денежный поток;
    • это позволяло осваивать гигантские средства, к примеру, на строительство экспортных газопроводов.
  • ОПК приятен тем, что во времена СССР его очень-очень развивали, и даже не все наработки внедрили, поэтому военку поддерживать проще, чем развивать новые отрасли промышленности;
  • Арктика привлекательна гигантским объемом средств, которые можно там освоить. Были бы средства.
Но ситуация меняется кардинально:
  • рост потребления углеводородов снижается, что снизит денежный поток от их экспорта;
  • введение углеродного налога еще более снизит рентабельность экспорта;
  • декарбонизация мировой экономики еще более снизит эффект от нефтегаза страны для властей.
В 2020 г. доля нефтегазовых доходов бюджета России уже сократилась до 28% (5,235 трлн руб/год) с 39,3% (7,924 руб/год) в 2019 г.
Это не шуточки. 
С 2018 г. доходы бюджета РФ от нефтегаза сократились почти на 3,8 трлн рублей!
Замены выпадающим доходам нет.
Вот и вынуждены власти выступать в роли луддитов.

Автор:

Источник : Neftegaz.RU






Подпишитесь на общую рассылку

лучших материалов Neftegaz.RU

* Неверный адрес электронной почты

Нажимая кнопку «Подписаться» я принимаю «Соглашение об обработке персональных данных»