USD 63.7606

-0.19

EUR 71.1696

+0.04

BRENT 58.91

-0.14

AИ-92 42.28

+0.01

AИ-95 46.04

+0.01

AИ-98 51.75

0

ДТ 46.25

-0.01

2584

Чемпионы прошлого кризиса

У 10 компаний, акции которых быстрее всех восстановились после обвала в 1997-1998 гг., ушло на реанимацию от двух до шести лет. А что сейчас? Федеральная комиссия по ценным бумагам — предшественница нынешней ФСФР — внесла 7 октября 1997 г. ряд изменений во Временное положение об управляющих компаниях паевых инвестфондов. Наверное, комиссия хотела повысить эффективность управления средствами пайщиков. По злой иронии именно в этот день начался настоящий обвал российского фондового рынка.

Чемпионы прошлого кризиса Чемпионы прошлого кризиса

У 10 компаний, акции которых быстрее всех восстановились после обвала в 1997-1998 гг., ушло на реанимацию от двух до шести лет. А что сейчас?

Федеральная комиссия по ценным бумагам — предшественница нынешней ФСФР — внесла 7 октября 1997 г. ряд изменений во Временное положение об управляющих компаниях паевых инвестфондов. Наверное, комиссия хотела повысить эффективность управления средствами пайщиков. По злой иронии именно в этот день начался настоящий обвал российского фондового рынка.

Достигнув 6 октября пика в 571,66 пункта, индекс РТС уверенно покатился вниз, похудев ровно за год почти в 15 раз — дно пришлось на 5 октября 1998 г., когда РТС закрылся на отметке 38,53 пункта. Вернулся индекс на уровень, с которого начал падать, только через пять долгих лет — 1 октября 2003 г.

В конце 1997 г. в РТС торговалось 107 акций от 67 эмитентов (сейчас 357 и 277 соответственно) — обыкновенные и привилегированные. Поехали вниз все без исключения. Когда рынок прошел дно, большинство акций принялось отрастать обратно. Из 67 обыкновенных акций восстановилось в цене 39 — остальные либо по-прежнему дешевле, чем в начале кризиса 1997-1998 гг., либо перестали торговаться. Практического интереса они уже не представляют.

Учитывая, что на рынке опять кризис, важнее понять, что помогло «чемпионам» — 10 компаниям, чьи обыкновенные акции восстановились тогда быстрее всех. Факторы успеха оказались самыми разными: от глубоко фундаментальных до случайных, если не сказать нелепых.

«Сургутнефтегаз»: стратегия

795 дней

Котировки акций:

07.10.97 — $0,284

22.12.99 — $0,285

Компания «Сургутнефтегаз» первой оправилась от кризиса десятилетней давности. Уже в конце 1999 г. котировки ее акций вернулись к пиковым докризисным значениям. Отсутствие долгов («Сургут» принципиально не берет кредиты), преимущественно рублевые затраты и валютная выручка стали козырями, которые привлекли инвесторов к компании, бессменно возглавляемой Владимиром Богдановым. Интерес подогревался и ростом цены на нефть, но из всех компаний отрасли они прежде других смотрели на «Сургут». «Люди покупали его стратегию», — вспоминает бывший начальник отдела по связям с инвесторами «Сургутнефтегаза» Дмитрий Жданович.

Упорство, с которым «Сургут» продолжал бурение (наращивая добычу) даже в 1998 г., при супернизкой цене нефти, принесло плоды с началом роста нефтяных цен. Девальвация рубля помогла всем нефтяникам, но бизнес-стратегия Богданова оказалась самой «антикризисной». К тому же компания начала активно работать с инвесторами, проводить встречи с аналитиками инвестбанков. С тех пор стратегия почти не изменилась, разве что «Сургут» перестал быть открытым для инвесторов и не делает международной отчетности. Но и сейчас, на волне нового кризиса, он торгуется лучше других компаний отрасли.

«Черногорнефть»: казус

900 дней

Котировки акций:

07.10.97 — $15,4

25.03.00 — $19,0

История роста котировок этой компании уникальна. Она обанкротилась, и в ноябре 1999 г. все ее имущество было продано с торгов. Несмотря на это, акции компании-пустышки показывали феноменальный рост и в конце марта 2000 г. вернулись к докризисному уровню. Котировки толкали вверх немецкие инвесторы, маниакально скупавшие ADR «Черногорнефти» на биржах в Германии. «Тогда нефть стоила $10 за баррель и я спекулировал в пику аналитикам, предрекавшим падение до $5. Я инвестировал только в нефтяные акции и вложил деньги в “Татнефть” и “Черногорнефтегаз” (так в оригинале. — SM)», — писал в 2001 г. немецкий инвестор Маттиас Гюр. Он не пропустил момент, когда в декабре 1999 г. ТНК договорилась обменять имущество «Черногорнефти» на блокпакет акций ее материнской компании «Сиданко». Но вывод сделал неверный. «В Effecten-Spiegel… были ложно представлены отношения между собственниками и был дан совет “покупать”», — вспоминает Гюр. Многие тогда поверили издателю Effecten-Spiegel мультимиллионеру Болко Хоффману, который написал, что бумаги «Черногорнефти» — самые дешевые нефтяные акции в мире. То, что у компании уже нет ни мощностей, ни месторождений, Хоффман упустил.

«Ростелеком»: пузырь

903 дня

Котировки акций:

07.10.97 — $4,65

28.03.00 — $4,90

Ажиотаж вокруг акций телекоммуникационных и технологических компаний, охвативший мир почти 10 лет назад, весной 2000 г. вынес акции «Ростелекома» на рекордный уровень. Позже этот бум получил название «интернет-пузырь», а его скорое схлопывание — «крах доткомов» — на несколько лет перевело сектор hi-tech в разряд аутсайдеров. Но на тот момент западные инвесторы готовы были скупать любые бумаги технологических компаний. Индекс NASDAQ рос как на дрожжах, и котировки акций «Ростелекома» следовали мировым тенденциям. ADR «Ростелекома» торговались на американской бирже, да и на российском рынке альтернатив «Ростелекому» в этом секторе практически не было — а стандартные методики формирования портфелей инвестфондов требовали, чтобы акции сектора в портфеле тоже присутствовали. «С точки зрения ликвидности на рынке выбор был небольшой. Единственная акция, на которой можно было сыграть, — “Ростелеком”», — вспоминает аналитик «Тройки Диалог» Евгений Голосной.

«Славнефть-Ярославнефтеоргсинтез»: скупка

980 дней

Котировки акций:

07.10.97 — $0,1467

28.03.00 — $0,2325

Начало 2000-х было богато корпоративными конфликтами, и противостояние ТНК с нефтяной компанией «Славнефть» стало одним из самых ярких событий того времени. Готовясь к приватизации контрольного пакета акций «Славнефти», «танкисты» начали скупать акции ее дочерних компаний, чтобы получить возможность на годовых собраниях акционеров провести своих представителей в советы директоров. На рынке акции «Ярославнефтеоргсинтеза» (ЯНОС) для ТНК скупала инвестиционная компания «Совлинк». А в Ярославль был отправлен целый броневик с деньгами для выкупа акций у физических лиц. Весной 2000 г. корпоративная война между «Славнефтью» и ТНК приобрела особенно острый характер. На собрании акционеров ЯНОСа в июне должен был рассматриваться вопрос о дополнительной эмиссии акций, в результате которой доля ТНК могла быть размыта. ТНК было чрезвычайно важно заблокировать эту допэмиссию, «Славнефти» — не допустить представителей враждебной компании к управлению заводом. На агрессивной скупке, которую «танкисты» начали еще в 1999 г. (ТНК смогла аккумулировать блокирующие пакеты акций дочерних компаний «Славнефти»), акции ЯНОСа просто не могли не подорожать.

«Норильский никель»: реструктуризация

1327 дней

Котировки акций:

07.10.97 — $0,1467

28.03.00 — $0,2325

После девальвации-98 для «Норильского никеля», как и для других экспортоориентированных компаний с рублевыми издержками, настали райские дни. К тому же, отмечает аналитик «ВТБ Капитал» Александр Пухаев, в мире выросли цены на палладий. За 1999 г. чистая прибыль «Норникеля» по МСФО выросла на 87%, до $531 млн, в 2000 г. — на 132%. Соответственно, росли и акции.

Но в первой половине 2001 г. на котировки сильнее влиял другой фактор — реструктуризация. Она предполагала обмен акций РАО «Норильский никель» на дополнительно выпущенные акции дочерней Норильской горной компании (НГК), чьи акции затем и будут торговаться на бирже. Миноритарии заподозрили подвох: их доля размывалась. ФКЦБ оспорила реструктуризацию в суде. Акции было пошли вниз, однако менеджерам удалось убедить мелких акционеров, что схема им выгодна: исчезает двойное налогообложение, а инвесторы вместо «бумажного холдинга» получают долю в компании с заводами и месторождениями.

Стоило ФКЦБ сдаться и зарегистрировать выпуск акций Норильской горной компании, как спустя два дня, 25 мая, цена акций «Норникеля» достигла пиковых докризисных значений.

ЮКОС: имидж

1463 дня

Котировки акций:

08.10.97 — $4,4

10.11.01 — $4,44

В конце 1990-х инвесторы не жаловали нефтяную компанию Михаила Ходорковского. Весь ее бизнес был сконцентрирован в «дочках», прибыль — у трейдеров, а консолидации холдинга препятствовал миноритарий-активист Кеннет Дарт. В процессе борьбы ЮКОСа с Дартом доставалось и другим миноритариям, репутация у компании была никудышная, что отражалось и на ее котировках и ликвидности. «ЮКОС в 1997 г. отставал от индекса и ЛУКОЙЛа-»Газпрома«. Поэтому он быстрее оказался на докризисном уровне, чем “голубые фишки”», — объясняет Алексей Голубович, который в 1998-2001 гг. был директором по стратегическому планированию и корпоративным финансам ЮКОСа. В конце 1999 г. владельцы компании наконец выкупили акции у Дарта и начали консолидацию «дочек». Стал меняться и общий стиль работы: пригласили западных менеджеров, начали делать отчетность по МСФО, наняли специалистов по PR. Росту котировок в 2001 г. помогли решение компании выпустить ADR, хорошие финансовые результаты и троекратный рост дивидендов за предшествующий год, череда приобретений. Постепенно гадкий утенок фондового рынка превратился в белого лебедя. В октябре 2001 г. компания объявила о двукратном росте дивидендов, а в ноябре ее котировки вернулись к докризисным значениям.

«Оренбургнефть»: борьба

1646 дней

Котировки акций:

08.10.97 — $8,8

11.04.02 — $10,5

Акции «Оренбургнефти» росли на очередном корпоративном противостоянии. В центре событий вновь оказалась ТНК. В сентябре 2000 г. компания «ЕвроТЭК», действовавшая в интересах ТНК, купила на аукционе 85% нефтяной компании ОНАКО. Вскоре «танкисты» столкнулись с неприятной неожиданностью: оказалось, что 42% акций нефтедобывающего подразделения ОНАКО — «Оренбургнефти» — принадлежит конкурирующей «Сибнефти». В подобных ситуациях часто бывает, что один соперник выкупает долю другого, но вышло иначе. В начале 2001 г. конкуренты договорились, что после консолидации этой компании «Сибнефть» сможет получить 33% акций ОНАКО. По соглашению сторон дальше скупку акций на рынке вела ТНК, «Сибнефть» же обещала остаться при своем пакете. «Мы докупали акции. Покупали аккуратно. В том числе и потому, что “Оренбургнефть” была инвестиционно привлекательной компанией», — вспоминает Дмитрий Зимин, возглавлявший в то время департамент по корпоративным отношениям ТНК. С акциями «Оренбургнефти» на бирже РТС совершалось в среднем по 1-2 сделки в день, поэтому даже очень аккуратной скупки бумаг оказалось достаточно, чтобы вытянуть котировки акций оренбургской компании вверх.

«Славнефть-Мегионнефтегаз»: приватизация

1841 день

Котировки акций:

07.10.97 — $9,18

28.03.00 — $9,7

Котировки акций «Мегионнефтегаза» вернулись на докризисный уровень 21 октября 2002 г. Но инвесторы активизировали интерес к бумагам «Мегиона» на РТС еще в конце сентября (до этого сделок с весны было совсем мало). Акции дорожали даже в пику индексу РТС, который в те дни демонстрировал падение. Причина роста была очевидна: тогдашний премьер Михаил Касьянов 10 октября подписал постановление о приватизации 75% акций «Славнефти», хотя до этого в официальных планах правительства долгое время значилась продажа только пакета в 19,68% акций. Трудно отделаться от мысли, что кто-то в Белом доме тогда организовал утечку информации. Основную скупку акций «Мегионнефтегаза» вела ТНК, чтобы упрочить свои позиции в преддверии аукциона. ТНК уже несколько лет считалась главным претендентом на акции «Славнефти». Уже после подписания распоряжения председателя правительства активизировались и более мелкие инвесторы в предвкушении будущей консолидации дочерних предприятий «Славнефти», которая должна была наверняка последовать после приватизации. На аукционе в декабре «Славнефть» досталась в совместное владение ТНК и конкурирующей с ней «Сибнефти».

Нижнетагильский меткомбинат: надежда

2154 дня

Котировки акций:

09.10.97 — $0,1625

02.09.03 — $0,277

За 2003 г. акции НТМК подорожали почти вшестеро — на 495%, и уже к началу сентября был побит рекорд 1997 г. Среди металлургических компаний второго эшелона больший рост показали тогда только акции «Мечела». НТМК, после того как выбрался в конце 1999 г. из состояния банкротства, превратился в одно из самых привлекательных предприятий в отрасли. В 2000 г. он победил в тендере «Газпрома» на выпуск труб большого диаметра, перешел на МСФО. С начала 2003 г. росли цены на металлопрокат: на внутреннем рынке они меньше чем за год поднялись почти на 20%, а на внешнем — на 30%. Эксперты начали считать бумаги НТМК недооцененными относительно аналогичных компаний с emerging markets. А после того как 14 августа 2003 г. НТМК показал в отчетности за 2002 г. рост EBITDA относительно 2001 г. на 30,7%, до $118,7 млн, инвесторы принялись скупать бумаги комбината. Рост EBITDA за 2002 г. на 30% показала и Магнитка, однако ее акций тогда еще не было на биржах. Основной бумагой в секторе была «Северсталь», но и второй эшелон на фоне роста цен на продукцию был привлекателен. Кроме того, инвесторы ожидали, что «Евраз» рано или поздно консолидирует НТМК и проведет IPO.

«Газпром»: политика

2308 дней

Котировки акций:

24.10.97 — $1,76

18.02.04 — $1,79

Дело ЮКОСа сильно подорвало доверие инвесторов к российскому фондовому рынку. Однако у Кремля всегда была наготове палочка-выручалочка — на протяжении нескольких лет было достаточно сказать: «Либерализация рынка акций “Газпрома” будет проведена в самое ближайшее время» — и акции газового монополиста взлетали, вытягивая заодно за собой весь рынок. 26 октября 2003 г. был задержан Михаил Ходорковский, 29 октября наложен арест на акции ЮКОСа, а буквально через пару дней тогдашний президент страны Владимир Путин встретился с представителями западных инвестфондов и пообещал, что либерализация рынка акций «Газпрома» — вопрос нескольких месяцев. Исторически внутренний и внешний рынки акций «Газпрома» были разделены, и на внешних рынках акции концерна стоили примерно в 2 раза дороже, чем в России. В результате либерализации рынки должны были быть объединены, а цена акций, соответственно, выровняться. Было очевидно, что наступила пора покупать дешевые акции «Газпрома» на российском рынке. А уж после того, как в начале 2004 г. был утвержден профицитный бюджет компании, котировки бумаг «Газпрома», и так неуклонно росшие после заявлений Путина, быстро достигли рекордного уровня.


***

Возможно ли повторение историй десятилетней давности? Расти рынок будет обязательно. В минувший четверг, 2 апреля, объем торгов в РТС составил жалкие $7,8 млн против $96,6 млн перед самым началом прошлого кризиса, 6 октября 1997 г. Это такая низкая база, что не поднять ее, кажется, невозможно.

Но не все просто. «В прошлый кризис государство было банкротом, а сейчас страна не банкрот, а львиная масса долгов висит на компаниях», — отмечает управляющий директор «ЮниКредит Секьюритиз» Стивен Дашевский. 10 лет назад наши компании были непрозрачны, и акции могли расти на исправлении ситуации. Теперь таких компаний почти не осталось. Единственный фактор, который остался, заключает Дашевский, — цена на нефть. Шансов выправиться первыми больше всего у бумаг нефтегазовых компаний. На что надеяться остальным? Да, 10 лет назад был маленький рынок и много денег, теперь — большой рынок и мало денег. На всех может не хватить. Но есть надежда, что, поскольку сейчас кризис не локальный, а мировой, наш рынок не отнесен к заведомо неперспективным. А значит, он вполне может стать чьей-то инвестидеей.

Система Orphus