USD 64.2237

0

EUR 70.7296

0

BRENT 60.66

0

AИ-92 42.11

0

AИ-95 45.89

-0.02

AИ-98 51.84

+0.01

ДТ 45.91

+0.02

2 мин
1973

Запоздалое обещание

Медведь на горе свистнул – ЦБ дал сигнал о возможности снижения ставки рефинансирования в течение ближайших недель. Об этом сообщил первый зампред Банка России Алексей Улюкаев на конференции РСПП «Неделя российского бизнеса» 15 апреля. Многомесячные стенания российского бизнеса о запретительно дорогом кредите, убивающем любой мало-мальски не спекулятивный род хозяйственной деятельности, кажется, наконец-то услышаны.

Запоздалое обещание Запоздалое обещание

Медведь на горе свистнул – ЦБ дал сигнал о возможности снижения ставки рефинансирования в течение ближайших недель. Об этом сообщил первый зампред Банка России Алексей Улюкаев на конференции РСПП «Неделя российского бизнеса» 15 апреля. Многомесячные стенания российского бизнеса о запретительно дорогом кредите, убивающем любой мало-мальски не спекулятивный род хозяйственной деятельности, кажется, наконец-то услышаны. Впрочем, как и следовало ожидать, ЦБ в своей процентной политике руководствуется исключительно макроэкономической аргументацией, обосновывая возможность снижения ставок «преодолением девальвационных ожиданий и улучшением ситуации с инфляцией». «Уверенно могу сказать, что уже в этом квартале, возможно, в близкие недели этого квартала мы рассмотрим вопрос о снижении и официальной ставки рефинансирования, и ставок по всей линейке инструментов ЦБ РФ, включая операции репо, ломбардных кредитов, кредитов, обеспеченных залогами», – заверил промышленников первый зампред ЦБ РФ. Более того, по словам Алексея Улюкаева, весьма вероятно, что это будет не разовая демонстрационная акция, а «начало некоего движения в сторону понижения ставок».

Впрочем, практикующие банкиры не склонны впадать в эйфорию. Они единодушны в том, что даже если предположить чудо – ЦБ завтра снижает ставки рефинансирования до 5−8% годовых, быстрого ответного снижения фактических кредитных ставок конечным заемщикам это не вызовет, так как средства ЦБ занимают не более 15% в пассивной базе банков, а остальные, рыночные пассивы дороги, их стоимость будет снижаться очень инерционно. Реальное снижение конечных кредитных ставок будет заметно на сроках, превышающих средний срок привлеченных с рынка дорогих пассивов (депозитов, облигационных займов и проч.), то есть спустя 6−9−12 месяцев.

Не ожидают банкиры и быстрого восстановления кредитной активности, несмотря на остановку [1] (вариант – передышку) девальвации рубля. Главный сдерживающий фактор – сохраняющаяся неопределенность в реальном секторе экономики, в отраслях и на локальных рынках, отсутствие внятного сценарного прогнозирования развития ситуации на всех уровнях – от правительства и ЦБ до конкретных компаний. Это автоматически обнуляет все новые, по крайней мере негарантированные кредиты, так или иначе относящиеся к категории project finance.

Что касается банального и еще недавно массового кредитования оборотных средств, то оно тоже минимально ввиду резко ухудшившегося финансового состояния старых и потенциальных новых заемщиков. Даже формально остающиеся рентабельными предприятия испытывают перебои с ликвидностью, повсеместно растет дебиторка [2], расширяются вексельный оборот и бартерные сделки. Если к этой картине добавить растущую долю просроченных и проблемных старых ссуд у банков, требующих активного резервирования или списания, то становится понятно, что до новых заемщиков у банков руки дойдут еще не скоро.

Система Orphus