USD 63.9542

-0.06

EUR 71.1299

+0.23

BRENT 59.29

-0.01

AИ-92 42.27

0

AИ-95 46.03

0

AИ-98 51.79

-0.04

ДТ 46.19

+0.03

8 мин
1778

До окончания кризиса еще далеко

Интервью с партнером фонда прямых инвестиций Mint Capital Глебом Давидюком   Как отмечает партнер фонда прямых инвестиций Mint Capital Глеб Давидюк, нынешний кризис - худший со времен Великой депрессии. В интервью он рассказывает о том, насколько сильно кризис затронул отрасль прямых инвестиций, что происходит сейчас на рынке капитала и каковы планы Mint Capital на 2009 г.

До окончания кризиса еще далеко До окончания кризиса еще далеко

Интервью с партнером фонда прямых инвестиций Mint Capital Глебом Давидюком

Как отмечает партнер фонда прямых инвестиций Mint Capital Глеб Давидюк, нынешний кризис - худший со времен Великой депрессии. В интервью он рассказывает о том, насколько сильно кризис затронул отрасль прямых инвестиций, что происходит сейчас на рынке капитала и каковы планы Mint Capital на 2009 г.


РЦБ: Глеб Васильевич, как Вы оцениваете текущую ситуацию на мировом и российском рынках капитала?

Г. Д. Она крайне тяжелая, поскольку капитала как такового на рынках сейчас практически нет. Что касается его незначительного количества, которое еще осталось на рынке, то он очень "трусливый". Самые значительные ресурсы на данный момент - это cash.

РЦБ: Насколько сильно финансовый кризис уже затронул реальный сектор экономики?

Г. Д. Я думаю, что достаточно сильно. То, что происходит сегодня в экономике, - результат финансовых проблем банков, которые оказали негативное воздействие на рынок капитала, в результате чего денежные ресурсы перестали поступать в экономику. Как следствие, реальный сектор потерял возможность полноценно финансировать свою деятельность, что вынудило его уменьшать затраты, в том числе и на оплату персонала, а также объемы инвестиций и производства. Сокращение сотрудников в свою очередь привело к снижению потребления и увеличению сбережений населения, что существенно уронило выручку предприятий реального сектора. Круг замкнулся.

РЦБ: Как, по Вашему мнению, будет развиваться ситуация в ближайшие несколько месяцев?

Г. Д. Ситуация будет ухудшаться, поскольку в последние годы наша экономика переживала бурный рост и подъем, что довольно сильно расслабило менеджеров предприятий и население: мы работали мало и плохо, но при этом зарабатывали и тратили много. Как результат многие сектора эконгомики были сильно перегреты растущими спекулятивными ожиданиями инвесторов. Сейчас же ситуация изменилась: необходимо работать больше и при этом зарабатывать меньше. На первый план выходит проблема повышения производительности труда.

РЦБ: Компании каких отраслей в настоящее время пострадали более всего и что будет происходить с этими отраслями ближайшие годы?

Г. Д. В первую очередь пострадали те отрасли, которые предполагали потребление, основанное на излишках доходов: благосостояние населения в последние годы росло существенными темпами, и люди могли позволить себе покупать дорогие машины, элитное жилье, дорогую еду и одежду и прочее, - т. е. все то, от чего сейчас им придется отказаться. Таким образом, весь сектор luxury одним из первых ощутил на себе разрушительное влияние кризиса и будет испытывать его в дальнейшем, за исключением, пожалуй, премиум-сегмента, изначально рассчитанного на узкую группу очень богатых людей. Сильно пострадали девелопмент, ресторанный бизнес, сфера услуг и другие отрасли, зависящие от потребительского спроса, - то, что можно заменить более экономичным потреблением, страдает в первую очередь. В дальнейшем ситуация ухудшится и в остальных отраслях экономики.

РЦБ: Как Вы оцениваете государственную политику поддержания экономики России?

Г. Д. Мне сложно ее оценивать. Глядя на события, происходящие в мире и в нашей стране , к сожалению, невозможно найти ответ на вопрос, какая политика правильная, с кого можно брать пример и нужно ли это делать либо следует изобретать что-то свое. Каждая страна сейчас пытается всеми силами и инструментами спасти собственную экономику, однако это не гарантирует, что их методы и действия являются верными и применимыми для России. Что касается нашей внутренний политики по выходу из кризиса, я думаю, что она далеко и не самая плохая, хотя и могла бы быть более эффективной. Сейчас "у руля" антикризисного "штаба" находятся сильные менеджеры, что вселяет определенные надежды и доверие. Очевидно: государство сейчас пытается сделать все, что в его силах. Однако не следует забывать, что у нас специфическая страна и специфическая экономика, ввиду чего любое государственное вмешательство в экономические процессы приводит к не совсем тем последствиям, на которые рассчитывало государство. Наглядным примером может служить государственное вливание денежных средств в финансовую отрасль с целью оживления рынка кредитования и поддержания реального сектора. В результате до реального сектора деньги не дошли, зато произошло "бегство" капитала в валюту, раздувание спекулятивного настроения на валютном рынке и, как следствие, снижение курса рубля.

РЦБ: Как Вы оцениваете политику ЦБ РФ по плавной девальвации рубля?

Г. Д. Полагаю, что данное решение было выбрано правильно, потому что и населению, и бизнесу были предоставлены время на обдумывание и взвешивание решений и возможность спланировать свои последующие шаги. Благодаря плавной девальвации правительству удалось избежать того шока и негативных последствий, которые мы наблюдали при резком падении рубля в 1998 г.

РЦБ: Следовало ли тратить международные резервы для поддержания рубля? Не разумней ли было сразу отпустить рубль, тем самым сократив глубину его падения?

Г. Д. Я бы не стал утверждать, что в результате снижение рубля было бы меньшим, но у страны осталось бы больше резервов. Возможно, появилась бы возможность увеличить социальные выплаты, не сокращать государственные расходы и не доводить до дефицита бюджета. Однако дефицит бюджета не является критичным, и данная ситуация еще раз заставит население пересмотреть свое отношение к собственным расходам . В то же время наличие у государства золотовалютных резервов не решает фундаментальных проблем, которые есть в экономике, не спасает от финансового кризиса, не делает рынок капитала более привлекательным.

РЦБ: Что ожидает компании, сильно зависящие от кредитных ресурсов? Остались ли в настоящее время хоть какие-нибудь инструменты привлечения инвестиций и рефинансирования?

Г. Д. Компании, сильно зависящие от кредитных ресурсов, ожидает либо реструктуризация долгов, либо перераспределение собственности, т. е. продажа части бизнеса, либо банкротство. Источники привлечения инвестиций, несмотря на кризис, остались: есть фонды прямых инвестиций, которые сейчас имеют деньги, остались частные инвесторы и государственные банки, у которых средства также в наличии. Деньги на рынке остались, но изменилась их стоимость, поэтому получить их становится все сложнее.

РЦБ: Насколько сильно кризис затронул отрасль прямых инвестиций?

Г. Д. Отрасль прямых инвестиций, как мне кажется, по сравнению с другими рынками капитала затронута не столь значительно. Мы инвестируем в непубличные компании, поэтому не так сильно, как публичный рынок, пострадали от оттока капитала. Что же касается самих портфельных компаний, они, безусловно, от кризиса пострадали, но не все. Очевидно, фонды прямых инвестиций ожидают определенные списания и убытки, банкротства их портфельных компаний, но те фонды, у которых есть деньги, смогут компенсировать свои убытки теми инвестициями, которые они сделают сейчас.

РЦБ: Как развиваются проекты, в которые Ваша компания инвестировала незадолго до начала кризиса? В частности, как Вы оцениваете успешность инвестиций в "Тинькофф"?

Г. Д. В принципе, портфель нашего фонда достаточно взвешенный и сбалансированный, мы не ожидаем в ближайшее время никаких банкротств и убытков. Если же говорить непосредственно об инвестировании в рестораны "Тинькофф", август, безусловно, был не самым лучшим временем для такого рода инвестиций. В настоящее время мы активно развиваем эту компанию и пытаемся ее спасти. Как мне кажется, проблемы данной компании не настолько критичны, чтобы говорить о ее банкротстве. По сравнению с другими компаниями ресторанного бизнеса мы находимся в более выигрышном положении, поскольку имеем средства на покрытие своих текущих потребностей и на развитие. Мы готовы идти вперед, в дальнейшем ситуация будет зависеть от того, насколько наши арендодатели, партнеры и кредиторы будут готовы вести с нами разумный диалог, принимая во внимание тот факт, что ресторанная отрасль пострадала от кризиса одной из первых и доходы в ней сократилось на 50-60%.

РЦБ: В результате кризиса многие индикаторы оценки стоимости бизнеса оказались сбиты. Как формируются в текущих условиях цены при продаже/покупке бизнесов?

Г. Д. Цена продажи/покупки бизнеса, как и раньше, продолжает формироваться исходя из фундаментальных показателей, правил и подходов. Безусловно, оценка бизнесов в результате кризиса претерпела определенные изменения: во-первых, сильно снизились мультипликаторы, традиционно используемые при оценке компаний, во-вторых, существенно возросли требования и изменился подход, используемый при анализе работы менеджмента и качества управления компанией.

РЦБ: Как будет строиться деятельность Вашей компании в 2009 г.? Планируете ли Вы вкладывать средства в новые проекты?

Г. Д. Поскольку у нас еще остались ресурсы, в 2009 г. Mint Capital планирует реализацию ряда новых проектов. Мы также готовы начать сотрудничество с банками в сфере оказания им помощи по управлению их портфелями. В настоящее время банки оказались в неприятной ситуации, получив за долги активы в виде заложенных портфелей компанийю Банкирам, на мой взгляд, будет необходима помощь в области управления, а также продажи подобных активов с прибылью. У нашей компании есть значительный опыт в этой области, и мы готовы сотрудничать с банками по данному направлению.

В качестве третьего направления нашей деятельности в 2009 г. я бы также выделил улучшение качества нашего существующего портфеля - следует продавать те компании, которые сейчас привлекательны для покупателей, даже несмотря на кризис.

РЦБ: В последние годы довольно много говорилось о необходимости построения в России инновационной экономики и снижения зависимости экономики от нефти. Как Вы считаете, станет ли кризис катализатором для осуществления данного процесса?

Г. Д. Это глобальный вопрос, однако я уверен, что данный кризис так или иначе станет катализатором процесса поиска альтернативных источников энергии. В мире эта проблема сейчас очень актуальна, и тот, кто сможет ее решить, безусловно, займет лидирующее место в новой экономической системе.

Инновационные технологии в текущих условиях также приобретают особое значение, и у России, безусловно, есть шанс занять достойное место в данной области.

РЦБ: Есть ли сейчас интерес к вложениям в инновационные компании? Как кризис отразится на компаниях инновационного сектора, удастся ли им его пережить?

Г. Д. Если мы говорим об инвестициях в этот сектор, то данная отрасль сейчас фактически мертва. Как ни парадоксально, но интереса к инвестированию в инновационные компании нет. Однако важно разграничить, о каких категориях инвесторов мы говорим. У инвестиционных фондов, частных и институциональных инвесторов в настоящее время особого интереса к данной отрасли нет, поскольку на рынке сейчас отсутствует свободный капитал для такого рода инвестиций. Если же говорить о специализированных корпорациях или государстве, заинтересованных в возможности совершить определенный научный прорыв, то, безусловно, и интерес, и финансовые ресурсы присутствуют. Что же касается самих инновационных компаний, то их судьба зависит от того, насколько финансово подготовленными они подошли к данному кризису.

РЦБ: Согласны ли Вы с утверждением, что сейчас многие компании фундаментально недооценены и потому это подходящее время для вхождения в капитал компаний?

Г. Д. Безусловно, сейчас большинство компаний недооценены, но уже никто не знает, что такое справедливая оценка компании и где находится то справедливое "дно" стоимости компаний.

РЦБ: Какие отрасли сейчас наиболее привлекательны для вложений?

Г. Д. У каждого свои пожелания и ожидания по доходности. Нам интересны все отрасли, за исключением недвижимости, потому что модель нашего фонда не позволяет инвестировать в недвижимость, и за исключением природных ресурсов, поскольку объемы инвестиций в природные ресурсы должны быть очень значительными, а у нас такого количества свободных средств нет.

РЦБ: Как Вы считаете, какие компании начнут первыми восстанавливаться?

Г. Д. В первую очередь это компании, где есть квалифицированные и сильные менеджеры. Выделить определенные отрасли, которые смогут оправиться от кризиса раньше остальных, сейчас достаточно сложно. Если в 1998 г. можно было с уверенностью сказать, что российской производство, замещающее импорт, так или иначе будет восстанавливаться первым, то сейчас, как мне кажется, делать подобные выводы не представляется возможным. Сейчас многие сектора экономики конкурентоспособны по отношению к импорту, и при росте курса доллара ниша импортозамещения в разы меньше, нежели в 1998 г. Как мне кажется, не отрасли будут способствовать более быстрому восстановлению экономики, а люди, которые работают в конкретных компаниях.

РЦБ: Когда, по Вашему мнению, следует ожидать начала восстановительных тенденций?

Г. Д. Ответ на этот вопрос можно будет дать не раньше 2010 г., поскольку нынешний кризис - явление новое и, к сожалениею, пока непредсказуемое.

Система Orphus