USD 73.6945

-0.8

EUR 86.9227

-0.68

BRENT 73.59

+0.01

AИ-92 45.67

0

AИ-95 49.56

+0.01

AИ-98 56.31

+0.02

ДТ 49.74

0

859

Кому нужна «шайтан» труба?

Провести газопровод в воюющем Афганистане и неспокойном Пакистане кажется на первый взгляд идеей, мягко говоря, не здравой. Однако Трансафгагнский газопровод – это важное звено в битве за туркменский газ. Ее, до последнего момента, выигрывала Россия. Но, карты нашим политикам и энергетикам испортил Китай. Когда речь идет о немалых деньгах, нет союзников и друзей. Сегодня в этом регионе несколько крупных игроков и каждый сам за себя… Европа в пролете

Кому нужна «шайтан» труба?

В Центральной Азии, на фоне энергетических интересов, идет нешуточное противостояние США, Китая, России, Индии и Китая. Чтобы не сбивать с толку читателя схемами, экономическими показателями компаний и огромными цифрами, попробуем объяснить ситуацию в «двух словах».
Всем известно, что ЕС постоянно предпринимает попытки снизить зависимость от российского газа. И их в этом поддерживает США. Эти страны являясь стратегическими союзниками и вложились в проект Nabucco. Но, после политических побед России в Болгарии и Италии (строительство Южного потока), США, стремясь не допустить российской газовой гегемонии, решили попробовать силы в восточном направлении. Причем, Штаты потребовали Евросоюз поддержать их планы. В итоге возобновился диалог о строительстве Трасафганского газопровода, который бы соединил единой газовой трубой Туркменистан, Афганистан, Пакистан и Индию. Предполагается, что газ для Трансафганского трубопровода будет поступать с Давлетабадского месторождения. Протяженность газопровода составит 1680 км, пропускная способность – 30 млрд. кубометров природного газа в год. Давлетабадское месторождение в настоящее время является базой для экспорта газа в Россию и рассматривается в качестве источника будущего трубопровода в Индию. Китай, который добился строительства газопровода из Туркменистана в восточном направлении, решает сегодня тоже вложиться в проект.



Получается, что часть туркменского газа, который уже куплен российской стороной, пойдет по Прикаспийскому газопроводу и будет питать Южный поток. Другая часть газа пойдет в Индию и Китай. Если этот сценарий пройдет, то ЕС будет вынуждена покупать у России газ по той цене, которую назовет Москва. Ведь, Туркменский газа не так много, чтобы обеспечить и КТК, и Индию, и Китай, с остатком для альтернативной трубы в Европу.

, Возникает вопрос: «а зачем же это все американцам?». Они так ратовали за альтернативную трубу в Европу, а теперь, отбирают газ и отдают Индии и Китаю. Разумеется США, планируя Nabucco, не о судьбе Европы беспокоились. Для них, что Европа, что Азия – другой континент, где надо утвердить свое могущество. Не более того. На этом континенте есть энергогигант – Россия. В противовес ей Вашингтон хочет создать собственный энергетический массив. А пойдет Американская труба в Азию или Европу – не важно. Конечно, для них, лучше бы обе трубы –, но как говорится: «на безгазье и Индия – Европа». Ну и, разумеется, денежный вопрос для Штатов тоже важен.
Так, противодействие укреплению экономического положения России путем создания альтернативных, в обход России (и без ее участия), маршрутов вывода углеводородных энергоносителей на мировые рынки может привести к снижению мировых цен, что опять же выгодно Штатам.

, Ну, нельзя не назвать и такие факторы, как снижение расходов на войну в Афганистане, увеличение присутствие американских военных во всем регионе от Туркмении до Индии, под маской защиты газопровода от терактов. Судите сами, официальные расходы на войну в Афганистане в 2008 году должны достигнуть 3 млрд. долларов ежемесячно! То есть ежемесячно они тратят почти туже сумму, которая необходима для строительства Трансафганского газопровода (стоимость строительства – 4–5 млрд. долларов – прим.ред.). Если предположить, что Вашингтон хочет закрепиться в регионе на постоянной основе, с мощными базами и большим контингентом, то этот газопровод будет окупать потом военные расходы. С чисто банковской, финансовой позиции строительство американской газовой артерии в старом свете просто жизненно необходимо американцем. Вспомним историю. Крах долларовой системы стал ощутим для многих уже в конце 90-х годов прошлого века. В феврале 1999 года евро стоил 1,18 USD. Но начало войны в Югославии, снова укрепила американскую валюту. Разрушенные Балканы подняли «зелень» до 0,87 цента за евро. Так что Трансафганский проект привлекателен США еще и тем, что оставив ЕС без альтернативной трубы, американские финансисты смогут снизить ликвидность европейской валюты и вновь укрепить доллар.

, Пока Вашингтон только думает, реанимировать ли проект Трансафганского газопровода или все же построить трубу в Европу, Китай воплощает американскую мечту в жизнь. Часть туркменского газа уже куплен КНР. Китай также проявил интерес к возобновлению замороженного проекта трубопровода UNOCAL для перекачки природного газа из Туркмении в Индию через Афганистан и Пакистан. Трубопровод можно «продлить» в сторону Китая точно так же как газопровод Иран-Пакистан-Индия (IPI). Вдобавок китайский Exim Bank финансирует нефтепровод от порта Касим на юге Пакистана на север страны. Этот трубопровод мог бы удовлетворить 75 процентов будущих нефтяных потребностей Пакистана, его строительство ведется китайской компанией China's Petroleum Engineering and Construction Company с июня 2006 года. Но это не все. Испытывающий нехватку энергоносителей, при постоянно увеличивающемся спросе на них, Китай стремится лично эксплуатировать энергоресурсы Центральной Азии и Ближнего Востока. И опять Афганистан стал яблоком раздора между Китаем и США. В планах Поднебесной создание разветвленных транспортных узлов между Китаем, Пакистаном и Центральной Азией. Иными словами КНР хочет создать энергетический плацдарм в Туркменистане, Узбекистане, Казахстане, Таджикистане, и транспортный узел через Афганистан и Пакистан в Китай и к Индийскому океану. И здесь, соприкасаются военные и энергетические интересы США и КНР.

, Сегодня Китай выжидает. Как и прописано в военно-экономической доктрине Поднебесной, Китай проводит «тихое» вторжение в страну через рост экономических отношений и инвестиций. Эти действия могли бы обеспечить Китаю выгодное положение в Афганистане, как только западные войска покинут страну. Экспансия китайского бизнеса в Пакистан, Индию и азиатские страны СНГ уже очень ощутима. В планах китайского руководства — строительство крупного порта в Гвадаре на Мекранском побережье Пакистана. Этот порт позволил бы Китаю строить планы военного присутствия поблизости от стратегических мировых маршрутов транспортировки нефти и самого Ближнего Востока, богатого углеводородами. Сегодня Китай проявляет интерес к трубопроводу в направлении Аравийского моря, с целью импорта газа и нефти супертанкерами из Гвадара. Еще один вариант — транспортировка энергоносителей из Центральной Азии и Ближнего Востока танкерами в Гвадар, а затем по трубе или автоцистернами в западный Китай по Каракорумскому шоссе (КШ). Китай стремится создать из соседей «послушное» окружение, с полным подчинением энергетики этих стран. Если же американский контингент решит остаться в регионе навсегда, то не исключено, что именно Китай станет помогать повстанцам и оружием и военспецами.

, Иметь под самым боком мощную американскую базу, охраняющую газопровод, или видеть, как целый регион находится в зависимости от нашего союзника Пекина – России одинаково неудобно. Пока, в той же Туркмении работают только две иностранные компании — ирландская Dragon Oil Plc и китайская CNPC. Консорциум «Роснефти», «Итеры» и «Зарубежнефти» только направил властям Туркмении заявку на геологическое изучение блоков 21 и 22 шельфа Каспия. Претендует на каспийский шельф Туркмении и Лукойл. Ведут переговоры о работе на шельфе с ТНК-BP и Chevron. Однако без трубопровода реализация туркменского сырья будет очень проблематична. Проект же Трансафганского газопровода под американским или иным флагом – долгострой, во всяком случае, до окончания военных действий к его строительству, скорее всего, не приступят. России за это время надо сделать упор на строительство трубопровода Иран– Пакистан– Индия. Для этого мы должны в буквальном смысле наплевать на американскую блокаду Ирана и заключить с ней ряд торговых и дипломатических договоров.
И Китай, и Индия очень нуждаются в российском и туркменском газе. Россия и США хотят управлять распределением и поставками энергоносителей, ЕС боится, что Москва и Пекин монополизируют энергетический рынок в регионе, разделив сферы влияния. Однако, как и в любом бизнесе, каждое государство стремится к гегемонии. И у России есть неплохие шансы, используя налаженные отношения с Индией, добиться преимущества в этой борьбе…

Автор:

Источник : Журнал Neftegaz.RU