USD 92.4387

+0.09

EUR 99.8968

+0.34

Brent 83.34

+0.21

Природный газ 1.75

-0.02

6 мин
...

Глава АРВЭ А. Жихарев: «ВИЭ – ключевой элемент энергосистемы России, который нельзя недооценивать»

Глава АРВЭ А. Жихарев: «ВИЭ – ключевой элемент энергосистемы России, который нельзя недооценивать»

Источник: АРВЭ

Москва, 22 янв - ИА Neftegaz.RU. Климатическая повестка сегодня остается общемировым трендом. Планы по сокращению вредных выбросов и увеличению доли ВИЭ-генерации есть у всех стран с развитыми или быстро развивающимися экономиками. Россия в рамках международного климатического саммита COP28 также подтвердила свои планы по декарбонизации и достижению углеродной нейтральности к 2060 г. О том, почему нашей стране необходимо оставаться в рамках зеленой повестки, может ли ВИЭ в России развиваться без поддержки государства и как обстоят дела с локализацией оборудования в этой сфере мы поговорили с директором Ассоциации развития возобновляемой энергетики (АРВЭ) Алексеем Жихаревым.

– Алексей Борисович, ждут ли какие-либо изменения отрасль ВИЭ в России в 2024 году?

– В 2024 году планируются ряд серьезных преобразований в системе регулирования отрасли. Будет существенно преобразован механизм поддержки ВИЭ на розничных рынках. В процедуру отбора инвестиционных проектов планируется внедрение системы финансовых гарантий, что позволит повысить уровень эффективности проведения региональных конкурсных отборов, а также отразится на дисциплине последующей реализации проектов строительства. Ожидается, что будет преобразована и система тарифообразования, которая будет гармонизирована с подходом, используемым для проектов оптового рынка. Именно в целях реализации указанных инициатив в 2023 году отборы на розничных рынках были отменены решением Правительства РФ.

Другая важная веха, к которой нужно внимательно подготовиться, это допуск технологий ВИЭ-генерации к отборам проектов строительства генерирующих объектов в целях борьбы с локальными дефицитами электроэнергии. То есть мы говорим о том, что технологии ВИЭ полностью готовы к технологически нейтральным отборам. В этом году Системный оператор впервые публично озвучил потенциальную готовность рассмотреть солнечные и ветровые электростанции наравне с прочими традиционными технологиями. При этом объекты ВИЭ-генерации имеют все шансы получить преимущества на таких отборах не только по причине более коротких сроков строительства, но и из-за наиболее низкой цены на электроэнергию.

Другим важным драйвером для развития сектора, станет распространение программы ДПМ ВИЭ на территорию Дальнего Востока, часть регионов которого войдут в ценовую зону оптового рынка с июля будущего года. Для инвесторов откроются новые возможности освоить колоссальный природный потенциал солнечной, ветровой и гидроэнергии.

– Какие остались критические точки в плане импортозамещения оборудования для сферы ВИЭ?

– У нас изначально отрасль ВИЭ была лучше других подготовлена к санкционным рискам. В нашу пользу программами поддержки, которые действуют с 2013 года на оптовом и с 2015 года на розничном рынке электроэнергии, требования по локализации оборудования. Программы поддержки изначально подразумевали импортозамещение, то есть право на получение поддержки и возврата капвложений в проект ВИЭ-генерации инвестор получает только в случае, если проект был реализован с использованием локализованного оборудования. Но несмотря на то, что отрасль возобновляемой энергетики оказалась готова к подобным вызовам раньше остальных, избежать нарушений в проектной деятельности не удалось. По части компонентов оборудования, по которым осуществлялся импорт, на определенное время были нарушены цепочки поставок. В настоящее время практически все российские компании смогли переориентироваться на новых поставщиков.

– Может ли ВИЭ в России развиваться без поддержки государства?

– Российский энергорынок так спроектирован, что ни один вид генерации не может развиваться без включения в те или иные механизмы поддержки. Так получилось, что у нас отдельные инструменты возврата инвестиций предусмотрены для ГЭС, АЭС, проектов строительства новых объектов тепловой генерации в целях борьбы с локальными дефицитами энергии и даже для проектов модернизации тепловых электростанций. При этом уровни одноставочных цен по всем указанным сегментам превышают средневзвешенные цены оптового рынка. И только в сегменте ВИЭ генерации по ряду проектов одноставочные цены уже ниже этого показателя. Так что, я бы не использовал слово «поддержка», а скорее, говорил о формировании такой модели рынка электроэнергии, которая бы предусматривала возможность технологической конкуренции и давала объективные ценовые сигналы для инвесторов с учетом тех или иных особенностей отдельных частей энергосистемы. Технологии ВИЭ-генерации на сегодня в мире являются самыми дешевыми решениями энергоснабжения, вдобавок к этому все более серьезную роль в экономике проектов начинает играть углеродный след, именно поэтому промышленные потребители всё чаще делают выбор в пользу проектов собственной генерации именно на ВИЭ.

– Как вы оцениваете перспективы реализации отечественных проектов в сфере ВИЭ без западных технологий?

– Сейчас, говоря о технологической кооперации, мы все чаще смотрим на восток. В частности, в целях определения основы для технологической платформы локализации в России ветротурбин большой мощности участники рынка анализируют технологических лидеров именно из этой части света. При этом нужно учитывать, что зачастую ведь проблема не в отсутствии технологий, а в стоимости локализации производства того или иного компонента, которая напрямую зависит от объема рынка. А объем рынка в сравнении с тем же соседним Китаем у нас пока крошечный, в России ежегодно строится лишь около 0,5% от объемов, реализуемых на территории КНР. Санкции, конечно, добавили головной боли, но в то же время и стали дополнительным драйвером для формирования новых цепочек технологической кооперации внутри страны.

Но, например, по части солнечной энергетики, Россия уже не ориентируется на зарубежных партнеров. Национальный лидер ГК «Хевел» на основе самостоятельно разработанной технологии успешно производит фотоэлектрические модули с одним из самых высоких в мире КПД. При этом это оборудование успешно реализуется не только для российских проектов, но и зарубежом.

– Считаете ли целесообразным включение больших ГЭС в состав ВИЭ?

– Ответ на этот вопрос, по сути, уже заложен российским законодательством. Согласно Федеральному Закону Об электроэнергетике у нас нет разделения на большие и малые гидроэлектростанции, есть лишь понятие «энергия воды» и относится она к возобновляемым источникам энергии. Сомнений в том, что вода – это возобновляемый ресурс ни у кого быть не может, но есть ряд нюансов, учитывая которые, во всем мире в национальные программы поддержки возобновляемой энергетики по большей части включают только ГЭС мощностью не более 30-50 МВт. И Россия здесь не исключение, у нас такое ограничение установлено на уровне 50 МВт. Связано это с тем, что строительство крупных гидроэлектростанций, предполагает серьезное воздействие на окружающую среду, требует затопления значительных территорий, меняет ландшафт и пр. Это, конечно, вопрос дискуссионный, но пока в научных кругах звучит мнение о том, что все эти факторы могут быть причиной дополнительных выбросов СО2. Есть и исследования, где ученые приходят к обратным выводам.

– Сможет ли внедрение ВИЭ помочь в решении проблемы энергодефицита на юге Восточной Сибири и Дальнем Востоке?

– По Восточной Сибири позиция Системного оператора заключается в том, что в этом регионе есть дефицит именно мощности. И на данный момент очевидно, что на 100% объекты возобновляемой энергетики этот дефицит покрыть не смогут, так как это как раз тот самый случай, когда во внимание надо принимать то, что ВИЭ-генерация метеозависима. То есть здесь необходимо комплексное решение проблемы, и со стороны правительства работа в этом направлении ведется.

Что касается Дальнего Востока, в частности, Амурской энергосистемы – там дефицит именно электрической энергии, при этом мощности гидроэлектростанций могут предоставлять достаточно хороший диапазон регулирования, соответственно, есть возможности для резервирования. По Дальнему Востоку мы рассчитываем, что и ветровые, и солнечные электростанции там смогут всерьез конкурировать с другими источниками энергии, в первую очередь, с ТЭС, которые традиционно считаются базовым решением в части реализации механизма борьбы с локальными дефицитами. В рамках конкурсного отбора инвестиционных проектов, который планируется в этом регионе в 2024 году, у ВЭС и СЭС хорошие перспективы. Строятся такие объекты значительно быстрее и стоят в разы дешевле. Соответственно, и стоимость электроэнергии для потребителей будет ниже. Поэтому развитие ВИЭ-генерации интересно и для региональных органов власти, и для потребителей, и полностью соответствует национальным целям устойчивого развития.