USD 66.6082

+0.61

EUR 73.9484

+0.73

BRENT 59.97

+0.2

AИ-92 42.23

+0.04

AИ-95 45.97

+0.02

AИ-98 51.74

0

ДТ 45.89

+0.11

89

А.Новак. Доклад на 10й пленарной сессии 21го Международного нефтяного конгресса «Развитие мировой энергетики и геополитика»

На фоне продолжающихся кризисных явлений в мировой экономике вопрос обеспечения долгосрочной энергетической устойчивости актуален как никогда, и я хотел бы поделиться с вами на этот счет некоторыми своими мыслями: по поводу текущего взаимовлияния политики и энергетики.

А.Новак. Доклад на 10й пленарной сессии 21го Международного нефтяного конгресса «Развитие мировой энергетики и геополитика» А.Новак. Доклад на 10й пленарной сессии 21го Международного нефтяного конгресса «Развитие мировой энергетики и геополитика»

На фоне продолжающихся кризисных явлений в мировой экономике вопрос обеспечения долгосрочной энергетической устойчивости актуален как никогда, и я хотел бы поделиться с вами на этот счет некоторыми своими мыслями по поводу текущего взаимовлияния политики и энергетики.

Заявил А.Новак на 21м Международном нефтяном конгрессе, проходящем в г Москве.

На протяжении последних 25 лет мир стремительно менялся, причем скорость изменений постоянно увеличивалась.

К настоящему времени стало очевидно, что существующая система международных отношений, в целом, не отвечает новым геополитическим реалиям.

В энергетике это проявляется в том, что действующая международная институциональная структура развития сотрудничества не в состоянии предложить эффективные инструменты решения наиболее острых проблем, в числе которых главные, на мой взгляд:

защита инвестиций в крупные добычные и инфраструктурные проекты в энергетике;

снижение волатильности энергетических рынков;

обеспечение стабильности поставок и безопасности транзита.

На наших глазах меняется система взаимоотношений энергетики и геополитики.

Еще недавно энергоресурсы были, в основном, целью геополитики.

Ведущие мировые державы выстраивали систему международных отношений для получения доступа к энергоресурсам и обеспечения устойчивости национальных экономик.

Однако технологические прорывы в добыче и транспортировке энергоресурсов повысили их доступность.

В результате резко усилилась конкуренция производителей энергоресурсов в разных частях мира.

Целью геополитики становятся не энергоресурсы, а обеспечение рентабельности их добычи и достижение конкурентных преимуществ по сравнению с другими производителями.

Таким образом, в целом усиливается роль политики в международных отношениях, и в сфере энергетического сотрудничества в частности.

При этом политические императивы иногда доминируют в ущерб экономической целесообразности, как мы, например, наблюдаем в вопросе об экономических санкциях против России в отраслевых секторах, что приводит к росту глобальной неопределенности.

Возникает соблазн использовать геополитические рычаги для изменения баланса отношений между поставщиками и потребителями энергоресурсов на сложившихся рынках. Наиболее показательными являются процессы, происходящие на европейском энергетическом рынке.

До недавнего времени на этом рынке сохранялась стабильность в ценовой политике и направлениях поставок.

Трудно, но шел диалог между Россией и ЕС о создании общего энергетического пространства, учитывающего интересы всех участников рынка - инвесторов, транзитеров, производителей и потребителей.

Случайно или нет, но за последние несколько лет мы все имели возможность наблюдать растущее напряжение как на традиционных рынках нефти и газа, так и желание некоторых стран дестабилизировать давние партнерские отношения России и Европы в сфере поставок газа.

В чем это проявляется?

Во-первых, в последнее время часто звучат призывы «диверсифицировать» поставки газа и снизить так называемую зависимость от России.

Говорят, даже подготовлена соответствующая Стратегия, которая в ближайшее время будет рассмотрена в ЕС.

Реальная альтернатива такой «диверсификации» - замещение дешевого российского газа дорогим газом азиатских и американских производителей.

Европейских потребителей, естественно, никто спрашивать не собирается.

А чтобы избежать возможности прямых партнерских отношений между Россией и европейскими странами предлагаются даже такие нерыночные варианты, которые напоминают возврат в прошлое советской эпохи.

Например, Польша недавно выступила с инициативой создать единый европейский институт для централизованной закупки нефти и газа в ЕС.

Еще 1 пример: Еврокомиссия заняла жесткую позицию по эксплуатации трансграничных инфраструктурных проектов с российским участием - магистральных газопроводов (МГП) ОПАЛ, Южный поток, Ямал-Европа, призванных, в 1ю очередь, повысить устойчивость и безопасность поставок энергоресурсов в европейские страны.

Сегодня на некоторых партнеров по проекту МГП Южный поток оказывается давление - от них требуют не участвовать в реализации проекта, несмотря на то, что это партнерство основывается на заключенных в соответствии с международным правом межправительственных соглашениях.

В частности, нашим болгарским коллегам пригрозили полным сворачиванием финансирования страны из средств еврофондов.

При этом никаких конструктивных решений, учитывающих интересы инвесторов и потребителей, не предлагается;

Наконец, в крупнейшей стране-транзитере российского газа - Украине - мы наблюдаем нарушение уже длительное время действующих договоров, когда законные требования России по оплате поставок газа объявляются «эскалацией ситуации».

Происходит прямая подмена понятий: стремление получить деньги за поставленный товар называется «эскалацией» кризиса, а нежелание клиента платить - «попыткой найти компромисс».

На мой взгляд, такой диалог не связан с поиском компромисса, у него совершено другие цели.

В-четвертых, проводится политика международной изоляции России.

С подачи Соединенных Штатов, в обход Совета Безопасности ООН вводятся без всяких обоснований экономические санкции против отдельных наших предприятий.

Санкции, как это свойственно современному глобальному миру, бьют и по чужим, и по своим: американским и европейским компаниям предлагается замораживать выгодные совместные проекты с участием российских компаний, пересмотреть свои инвестиционные планы, что в свою очередь влияет на волатильность цен.

Внятного объяснения причин введения этих санкций мы не видим.

Но я все же хочу заметить, что в современном глобальном мире даже такие сложные политические конструкции не гарантируют преимуществ на энергетических рынках.

Российские нефть и газ являются абсолютно конкурентоспособными и ликвидными.

У российских энергетических компаний появляются новые рынки сбыта в Азии, да и европейские потребители еще не разучились отличать выгодные предложения от невыгодных.

В России инициированы масштабные процессы диверсификации ТЭК - по направлениям и видам поставок, по развитию внутреннего рынка энергоресурсов, по созданию новых производств и технологий.

Принимаемые меры отвечают интересам всех участников энергетических рынков в Европе и Азии.

Россия была и будет надежным партнером в обеспечении глобальной энергетической безопасности, оперативно реагирующим на вызовы и изменения.

Важно отметить, что Россия не стремится к доминированию на мировых энергорынках.

Мы в своих действиях ориентированы на фундаментальные рыночные механизмы.

Использование же энергетики в качестве инструмента геополитики ведет к усилению нестабильности, ухудшению инвестиционного климата в энергетике, за что всегда расплачивается конечный потребитель.

В энергетике такими потребителями являются все сектора экономики и социальной сферы.

Наличие перечисленных проблем в мировой энергетике требует новых решительных и согласованных на международном уровне действий в интересах безопасного и устойчивого развития энергетического сектора.

Отмечу, что Россия последовательно отстаивает необходимость создания новой институциональной среды в мировой энергетике, учитывающей интересы всех ее участников. Начиная с Санкт-Петербургского саммита «Большой восьмерки» 2006г., Россия продвигает тему глобальной энергетической безопасности.

Она включает меры по повышению прозрачности, предсказуемости и стабильности глобальных энергетических рынков, улучшению инвестиционного климата в энергетическом секторе.

Таким образом, мы последовательно выступаем за:

стабильность рынка для гарантирования достаточности инвестиций в новые проекты;

справедливое распределение рисков между всеми участниками рынка энергоносителей с целью обеспечения безопасности поставок и спроса;

признание исключительной важности долгосрочных контрактов на поставку энергоносителей в финансировании крупномасштабных проектов.

При этом российская сторона открыта для обсуждения любых мнений и предложений, направленных на обеспечение долгосрочной энергетической устойчивости и безопасности.

Наша задача в этих условиях - способствовать на национальном и международном уровне формированию простых и понятных правил распределения энергоресурсов, сводя к минимуму влияние на них политики.

В качестве решения накопившихся проблем можно рассматривать как систему региональных и субрегиональных инструментов, балансирующих мировые рынки энергоресурсов, так и создание универсальных инструментов глобального характера, например, в рамках ООН, как единственной на сегодняшний день подлинно универсальной международной организации. Наверное, возможны и какие-то иные варианты действий.

Я еще раз подчеркиваю готовность России активно участвовать в выработке согласованных решений по всем актуальным вопросам развития энергетики.

Надеюсь, что проходящий в г Москве 21й Международный нефтяной конгресс станет еще одним шагом к достижению этой цели.

Источник : Neftegaz.RU

Система Orphus