USD 63.8272

-0.64

EUR 70.6695

-0.86

BRENT 68.86

+1.05

AИ-92 42.39

0

AИ-95 46.11

-0.01

AИ-98 51.9

-0.01

ДТ 46.15

+0.01

219

Время собирать малые нефтяные компании?

Если для крупных компаний России кризис оказался вполне чувствительным, то что говорить о малом и среднем бизнесе, даже, если речь идет о малых нефтяных компаниях. Судя по всему, в скором времени государству придется создавать этакую " Красную книгу" российских малых нефтяных компаний и их влияния на экономику страны. Правда, судя по голосам, доносящимся не только из нефтедобывающих регионов, но и из правительства страны, этого еще можно избежать. Только действовать нужно всем вместе и как можно быстрее.

Время собирать малые нефтяные компании? Время собирать малые нефтяные компании?

Если для крупных компаний России кризис оказался вполне чувствительным, то что говорить о малом и среднем бизнесе, даже, если речь идет о малых нефтяных компаниях. Судя по всему, в скором времени государству придется создавать этакую " Красную книгу" российских малых нефтяных компаний и их влияния на экономику страны. Правда, судя по голосам, доносящимся не только из нефтедобывающих регионов, но и из правительства страны, этого еще можно избежать. Только действовать нужно всем вместе и как можно быстрее.

В 2005 году губернатор Ханты-Мансийского автономного округа, Александр Филипенко бил в набат. Он утверждал, что кризис в российской нефтедобыче может случиться через пять лет, если на федеральном уровне не будут разработаны меры, которые позволят активно включить в процесс нефтедобычи и небольшие компании. «Они должны стать полноправными участниками рыночных отношений»,- добавил он, пояснив, что крупные нефтяные компании извлекают, как правило, «легкую нефть", оставляя в недрах ту, на добычу которой нужно привлекать дополнительные ресурсы. Губернатор оказался пророком - прошло всего четыре года, а кризис нефтедобычи на лицо, а государство по-прежнему не замечает нефтяных " малышей". Александр Филиппенко не остановился на этом и каждый год продолжал лоббировать создание специальных правовых актов, которые бы улучшили жизнь малых нефтяных компаний и создали условия для увеличения добычи нефти. Несколько месяцев назад глава российской нефтяной житницы инициировал российскую конференцию, на которой обсуждались проблемы МНК и возможности для их решения. По итогам конференции, в Москву был отправлен пакет мер и предложений, которые должны помочь независимым производителям нефти пережить кризис.

Важность МНК состоит в следующем - минерально-сырьевая база нефтедобывающей промышленности России на 75 процентов представлена мелкими и мельчайшими месторождениями с извлекаемыми запасами менее 10 млн тонн. Представить себе " Роснефть" на таком месторождении можно, но не нужно - если компания спустится до скважин с запасами в 1-2 млн тонн, это будет значит, что у нее действительно проблемы. Во всем мире с такими месторождениями справляются малые нефтяные компании, которые не только применяют и создают новые технологии для разработки, но и значительно экономят средства ввиду отсутствия развитой внутрикорпоративной бюрократии и необходимости обустраивать местность (этакий соцпакет для местных властей). Российские " малыши" с этой задачей справлялись неплохо - за 1995-2006 гг. они добыли более 320 млн тонн нефти и внесли в бюджет более $18 млрд. Но, если в 2001 году они добывали порядка 10% всей российской нефти, то сейчас этот показатель стремительно снижается - от 6% двумя годами ранее, до 4% сегодня. Всего в России работает более 150 небольших нефтегазовых компаний. Они добывают 401 тысячу баррелей в сутки.

Есть этому ряд причин от вполне жизненных - продажа бизнеса или охлаждение интереса владельца, до вполне глобальных - неразвитое антимонопольное законодательство, отсутствие льгот и субсидий на государственном уровне. Кажется, что приставка " нефтяная" этому малому бизнесу больше мешает, чем помогает - государство не собирается отпускать от себя такие привлекательные поступления в бюджет, а более крупные компании готовы поглотить тебя постоянно. Плюс отсутствие независимых трубопроводов и НПЗ делает их экономически зависимыми от более крупных коллег.

Сами представители малого бизнеса от нефтянки без дела не сидят, чтобы не остаться без своего дела. Так, представители Ассоциации малых нефтяных компаний(" Ассонефть") написали не только в правительство России, но и дошли лично до куратора отрасли, вице-премьера Игоря Сечина. Они уверяли, что при существующем положении на российском рынке и кризисных явлениях в мире, малые нефтяные компании в скором времени прекратят существование. Их губят налоги - налог на добычу полезных ископаемых и экспортная пошлина на нефть. Так как компании вынуждены тратить бОльшие суммы средств, чтобы добывать нефть с низкодебитовых скважин, падение цен на " черное золото" ставит их в критическое положение. Крупные нефтяные компании могут пережить это временное падение отправлением своей нефти на НПЗ и, далее, по своим АЗС. У малых нефтяных компаний такой возможности нет и они медленно, но верное, вымирают как вид.

Спасти их взялись в ряде субъектов России. Почему этим занялись именно субъекты, понять можно - центру небольшие компании все равно не видно, ему бы с долгами госкомпаний разобраться, а для российских регионов своя нефтяная компания, хоть и малая - хорошая прибавка к бюджету и укрепление социальной сферы.

Так, в Татарстане, в 1997 году Минтимер Шаймиев подписал специальный указ - своеобразную стратегию увеличения нефтедобычи. За несколько лет при благоприятном налоговом режиме в Татарстане появилось 18 частных малых предприятий, которые начали разработку 56 мелких месторождений с трудно извлекаемой нефтью. В прошлом году они добыли порядка 6,1 млн тонн нефти - 20 процентов от общего объема добычи в регионе. Правда, все эти компании работают благодаря хорошим отношениям с местным гигантом " Татнефтью". Такой покровитель позволяет решить проблемы с транспортировкой нефти, ее переработкой и сбытом, скупая ее сам. Другая ситуация сложилась в Югре, откуда и начались призывы помогать малым нефтяным компаниям. В настоящее время коэффициент нефтеотдачи на многих месторождениях Югры находится на невысоком уровне, есть отдельные скважины с хорошими показателями, но в среднем по округу коэффициент извлечения составляет 30%, при норме 50-60%. Сегодня, сообщил Александр Филипенко, в Югре около 17 тыс. бездействующих скважин. Каждая из которых способна давать нефть, до 5 тонн в сутки. В сумме, если задействовать абсолютно все скважины, без простоев и выходных, за год прибавка от этих нефтяных ручейков будет весомой - 30 млн. тонн! Год работы той же " Транснефти". Своей нефтяной компании у Югры нет, поэтому и выступает главным лоббистом местных МНК губернатор округа, а, заодно, готов взять под защиту и " малышей" со всей России.

Губернатор Югры предлагает вполне обоснованные вещи - решать проблемы малых нефтяных компаний на местах, в регионах. Здесь можно использовать следующий вариант - передать региональным органам власти более широкие полномочия в сфере создания условий и организации малого нефтяного бизнеса, а также передать малым компаниям в использование 30 - 50% простаивающих скважин. Это избавит государство от головной боли по их поддержки и даст дополнительное развитие деловой активности в регионах. Напомним, что губернатор Югры давно мечтал иметь чисто Югорскую нефтяную компанию, которая взяла бы на баланс все скважины, которые не нужны ВИНКам. Сейчас в округе находится порядка 20% от всех МНК, округ обладает и технологиями и достаточными средствами, поэтому, не исключено, что мечта Александра Филипенко может осуществиться на базе малых компаний. Тем более. что в этом году, по оценке рейтинговых агентств, основные сделки по слиянию и поглощению могут произойти именно с малым и средним бизнесом. Обладая накопленными средствами, Югра могла бы выкупить банкротящиеся компании, но работать в убыток округ не намерен. Точнее говоря, выкупала бы их, естественно, не сам регион, но наиболее дружественная ей компания, созданная специально для этих целей. Может быть, поэтому и понадобились все лоббистские усилия губернатора по спасению МНК? Проведя в Государственной Думе и Правительстве России необходимый пакет документов, Югра может получить и значительные льготы и значительный рост влияния. Не будем забывать и про государственную помощь - объединению компаний выделят государственный кредит гораздо охотнее, чем одной из них. А сразу после этого эта компания могла бы заняться скупокй банкротящихся МНК по всей России, получив кредит в правительстве океруга.

Идеальный вариант для развития малых и средних предприятий нефтедобывающей отрасли - это собственный закон, регулирующий все сферы правоотношений в отрасли, в том числе и вопросы освоения трудноизвлекаемых и остаточных запасов углеводородного сырья, применения методов увеличения нефтеотдачи, интенсификации разработки и стимуляции скважин и так далее. Пока его нет, каждый старается предложить свой вариант решения проблемы.

В округе уже знаю, что нужно делать.

" В первую очередь нужно, чтобы в налогообложении был использован дифференцированный подход. Так, в зависимости от состояния нефтяной скважины и ее запасов (а это данные известные, контроль наладить нетрудно) компания, работающая на этом объекте, наделялась бы конкретными налоговыми обязательствами. Возможен и другой вариант - освобождать предпринимателей, действующих в топливно-энергетическом сегменте от обязательных государственных сборов, кроме налогов на доходы», - заявил Александр Филипенко.

Учитывая, что ранее звучали голоса о том, что малым нефтяным компаниям необходимо передавать на баланс все небольшие месторождения, вариантов для изменения их положения предостаточно. Вспомним о том, что совсем недавно Владимир Путин предлагал создать независимые НПЗ для переработки сырья от независимых производителей. Если это действительно произойдет, то этот завод может появиться именно в Югре - ведь все условия для этого будут уже созданы.

Сторонникам подхода объединения малых нефтяных компаний есть на что ссылаться в пользу такой компании - по словам Елены Корзун, генерального директора «АссоНефти», поддержка независимых нефтяных предприятий со стороны государства позволила бы достаточно быстро довести добычу нефти этими предприятиями до 100 млн т в год. Такая цифра, при том. что у крупных игроков добыча нефти неуклонно снижается, может стать хорошим стимулом для государства изменить законодательство. Начав с Югры, новая компания могла бы, пользуясь примером " Русснефти", могла бы собирать никому не нужные активы, став серьезным игроком на рынке. Только вот, и в этом случае нам придется говорить об исчезновении и укрупнении МНК. Как найти компромисс?

Источник : Neftegaz.RU

Система Orphus