Генеральный директор Аггреко Евразия: отношения, как залог долгосрочного взаимовыгодного партнерства | Neftegaz.RU
8 мин
...

Генеральный директор Аггреко Евразия: отношения, как залог долгосрочного взаимовыгодного партнерства

Генеральный директор Аггреко Евразия: отношения, как залог долгосрочного взаимовыгодного партнерства

Москва, 20 мая - ИА Neftegaz.RU. О планах по развитию российских проектов, уникальных решениях для нефтегазовой отрасли, локализации производства и влиянии пандемии коронавируса в интервью neftegaz.ru рассказал глава Аггреко Евразия Дмитрий Русскин.

Проект Аггреко для «Газпромнефть-Хантос». Дисконт от сетевого тарифа.png

— Дмитрий, начнем со ставшего традиционным в 2021 году вопроса: как вы оцениваете влияние пандемии коронавируса на работу компании в России и странах, входящих в регион Евразия?

— Пандемия не могла не сказаться на нашем бизнесе: первый аспект её влияния — наши сотрудники, которые ежедневно находятся на месторождениях. Они работают вахтами и им, конечно, стало сложно: некомфортно быть в отрыве от мира и пунктов медицинской помощи, карантинные меры также осложнили перемещение. Поэтому мы приняли стратегическое решение — продлить работу вахтовиков, и эта мера позволила нам взять необходимое время для анализа ситуации и не допустить распространения коронавирусной инфекции среди сотрудников. Второй аспект — снижение объёма энергопотребления на объектах наших заказчиков. В секторе сильнее всего снизился объем добычи сырой нефти и газового конденсата: по данным ЦДУ ТЭК - на 8,6% по сравнению с 2019 годом, а в декабре 2020 – уже на 11,1%. Кроме того, существенно просела добыча иных полезных ископаемых, а в этом секторе у нас тоже есть заказчики. В наших контрактах предусмотрены форс-мажорные обстоятельства, и, осознавая серьезность положения и те обстоятельства, в которых оказались наши партнеры, мы сделали выбор в пользу гибкого подхода и обсуждали индивидуальные условия с каждым из них.

— Очевидно, что ещё в начале пандемии нефтяные котировки обрушились на фоне развала сделки ОПЕК+, что не могло не сказаться на бизнесе ваших ключевых партнеров.

— Я думаю, что спрос на нефть со временем будет расти, поскольку товары, в производстве которых используются нефтяные компоненты, применяется как в промышленности, так и широко используются в других отраслях экономики. В России операционные издержки по подъему нефти (lifting costs) одни из самых низких в мире и сопоставимы с Саудовской Аравией. Но объективности ради – данный факт в основном справедлив по отношению к относительно старым месторождениям.
Неоспорим тот факт, что нефтегазовый сектор будет очень долго являться одним из основных элементов экономики России. При этом его привлекательность обусловлена ещё и тем, что он является поставщиком валюты в бюджет России, что приобретает особую ценность в моменты ослабления рубля и позволяет правительству полноценно выполнять свои социальные обязательства.
Таким образом, нефтегазовые компании должны постоянно поддерживать высокую готовность добыть и поставить на рынок максимально возможный объём, в соответствии с текущим контекстом, который балансируется потребностями рынка и договоренностями в рамках ОПЕК. А полноценная добыча невозможна без постоянного и масштабного разведочного бурения, что в свою очередь также является затратной операцией.
Не стоит сбрасывать со счетов и санкции, хотя наша страна к ним уже достаточно хорошо адаптирована, ограничивающие финансирование и доступ к определенным технологиям.

Все это создаёт контекст, когда нефтегазовые компании, от которых ждут высоких результатов, предпочитают инвестировать доступные средства в основную деятельность, отдавая на аутсорсинг непрофильную активность. А доступность высококачественного генерирующего, в основном иностранного, оборудования, может быть ограничена ввиду слабого рубля и отчасти санкций.
И вот тут, по нашему мнению, мы можем быть очень полезны для нефтегазового сектора, отвечая на все эти вызовы максимально эффективно. Мы готовы предлагать комплексные решения без капитальных затрат, закрывая весь спектр услуг — разработка технологического решения, строительство энергоцентра, получение разрешительной документации, техническое обслуживание оборудования и оперирование комплексом – при этом неся связанные с этим риски. Мы уверены в своих силах и можем легко подтвердить свой опыт на базе уже реализованных проектов, которые мы с гордостью демонстрируем всем нашим потенциальным заказчикам, ведь это самая лучшая реклама нас, как компании.

— Каким будет для Аггреко следующая половина 2021 года? Дмитрий, поделитесь, пожалуйста, планами на будущее.

— Моя задача в должности главы Аггреко Евразии состоит в том, чтобы стабилизировать ситуацию и вернуть компанию к росту. В связи с этим нефтегазовый сектор является одним из стратегически важных секторов для нас. У Аггреко Евразия сформировалось плодотворное сотрудничество с такими компаниями как Роснефть и Газпромнефть, с которыми мы работаем уже много лет. Мы видим, что конкуренция на нашем рынке растет, и мы к этому готовы, и потому стремимся предложить нашим заказчикам наилучшие условия. И речь идет не только о стоимости: существуют и другие факторы, которые влияют на решение компаний при выборе долгосрочного партнера. Самый определяющий — total cost of power (общая стоимость энергии с учетом всех факторов) на долгосрочном горизонте планирования, с учётом возможного изменения рыночного контекста рынка. И тут наше предложение — комплексные решения с получением экономии без капитальных затрат — весьма своевременно.

— Дмитрий, что вы подразумеваете под комплексными решениями без капитальных затрат? Аренду генерирующих установок или что-то ещё?

— Временное энергоснабжение — глобальная специализация Аггреко, но аренда — не единственное наше предложение. В России мы опробовали комплексный продукт, который является уникальным как в глобальной практике Аггреко в мире, так и в Евразии. Это предоставление скидки на электроэнергию, которую клиент закупает на открытом рынке. Аггреко полностью берёт на себя все фазы работы над проектом. В итоге предприятие имеет независимый энергокомплекс, оставаясь при этом подключенным к сети. Важное условие для реализации проекта — наличие лимитов природного газа и площадки для строительства. Чтобы сделать коммерческое предложение, нам надо знать уровень цены сетевой энергии, минимальную установленную мощность, график потребления, тип и объёмы газа. После анализа этих показателей становится ясна принципиальная возможность предоставления скидки и, как следствие, её размер. Это решение можно смело называть финансовым инструментом потому, что его использование оптимизирует операционную деятельность компании без необходимости в капвложениях.
Яркий пример реализации этого предложения — энергоснабжение Сузунского месторождения на сверхдолгий срок. В 2020 году мы заключили контракт с НК Роснефть, по которому организуем все процессы для бесшовного функционирования энергоцентра мощностью более 30 МВт: проводим модернизацию ЗРУ, обучение персонала, готовим резерв генераторов, капремонты. Модернизация энергоцентра обеспечит стабильной и экологичной (в качестве топлива используется попутный нефтяной газ) энергией всю площадку, и при этом позволить заказчику сэкономить на электроэнергии.

— Парк оборудования Аггреко Евразия составляют в основном дизель-генераторы и газопоршневые установки или вы готовы предложить дополнительные технические решения?

— Наши интересы гораздо шире, чем простая тепловая генерация. Совсем недавно, в конце прошлого года, Аггреко выпустила новую стратегию, где обозначены глобальные экологические цели. Сначала к 2030 году планируется на 50% сократить использование дизельного топлива в наших решениях и стать углеродно-нейтральными по прямым и косвенным выбросам от нашей деятельности (scope 1 & 2), а к 2050 году достигнуть нулевых выбросов уже по всей цепочке нашего бизнеса, включая работу нашего оборудования на объектах заказчика (scope 1-3). Разумеется, чтобы заместить дизель, необходим какой-то диапазон экономически равноценных решений: мы планируем использовать двигатели с более высоким КПД, биодизель, переходить на газовую генерацию, внедрять гибридные технологии с использованием солнечной и ветряной энергии, использовать накопители энергии. Отдельное перспективное направление – так называемые виртуальные газопроводы, когда с помощью спецтранспорта производится транспортировка компримированного или сжиженного природного газа до места потребления для замещения дорого дизеля и где строительство обычного газопровода нецелесообразно.

ритэк.png

— Расскажите чуть подробнее о накопителях. Пять лет назад Aggreko приобрела стартап Younicos, который специализируется на разработках Li-ion аккумуляторов. Насколько они востребованы в России?

— Aggreko движется в направлении микросетей с использованием возобновляемых источников и промышленных аккумуляторов. Купив Younicos в 2016 году, мы нарастили свои компетенции в области накопления энергии, разработав готовый к установке мобильный энергокомплекс Y.Cube в стандартном 20-футовом контейнере. Мощность одного модуля — 1 МВт, однако именно модульная конфигурация легко позволяет наращивать или снижать требуемую мощность и выработку электроэнергии в зависимости от нужд проекта.
Но с накопителями в России есть и некоторые сложности. Например, нужна дополнительное утепление, чтобы выдерживать температуры ниже -40С, и ещё есть особенные условия транспортировки. Но эти вопросы решаемы. В декабре 2020 мы закончили монтаж и начали испытания на нефтегазовой площадке заказчика в Красноярском крае. Сейчас у нас стоит совместная задача — протестировать наше решение, проанализировать его эффективность в реальных условиях, чтобы смело масштабировать его в России.

В целом, я вижу две области применения Y.Cube, которые отвечают запросам заказчиков нефтегазовой отрасли. Первая, и это, пожалуй, самое важное их использование — буровые работы. Обычно для энергоснабжения в этой сфере используют дизельные генераторы, так как они менее чувствительны к скачкам напряжения. Однако эта электроэнергия обходится дороже из-за высокой цены дизельного топлива. А вот у газовых машин пики могут компенсироваться накопителями. В качестве альтернативы Y.Cube также можно использовать суперконденсаторы, как, например, в составе нашего энергоцентра для проекта РИТЭК на Средне-Назымском месторождении, что позволило обеспечить стабилизацию частоты и напряжения в сети при резких изменениях и колебаниях потребления электрической мощности. Одним из важных плюсов этой системы является гибкость применения: её можно использовать как в микросетях, так и на крупных, промышленных объектах, меняя конфигурацию установки и увеличивая её мощность. Накопленная в установке энергия помогает сгладить пики напряжения, что особенно актуально для процесса бурения с его неравномерной нагрузкой. Применение подобного решения не только помогает снизить затраты на энергоснабжение буровых установок до 50%, но и снижает количество выбросов — попутный нефтяной газ может быть эффективно утилизирован.
Вторая область применения, которая обязательно возникнет, когда цена решений снизится, это замена накопителем вращающегося резерва. В этом есть большие перспективы.

— Дмитрий, какие проекты для вас наиболее перспективны для расширения присутствия в регионе Евразия?

— Нам интересны долгосрочные комплексные проекты, где есть потенциал использования наших газовых машин, дополнительного оборудования и, конечно, инновационных технологий — например, использования дизельной генерации в сочетании с аккумуляторами и возобновляемыми источниками энергии, где дизель является резервом. Интересно то, что будет повышать эффективность операционной деятельности нашего заказчика — проекты, которые помогут клиентам получить прозрачную и безусловную экономию без капитальных затрат и обеспечат снижение рисков. Именно они для нас являются стратегическими.

SUZUN.png

Автор:

Источник : Neftegaz.RU