USD ЦБ — 57,29 −0,03
EUR ЦБ — 67,41 −0,19
Brent — 58,30 +0,33%
среда 18 октября 05:12

Наука и технологии // Общие вопросы

Connecting people: интеграционные системы Microsoft

25 декабря 2013 г., 17:21Neftegaz.RU2609

В условиях жесткой конкуренции главным преимуществом мировых лидеров нефтегазового сектора является, прежде всего, внедрение современных компьютерных технологий управления компанией, начиная от систем SCADA, распределенные системы управления технологическими процессами (DCS) и заканчивая глобальными комплексами управления ресурсами компании в целом (ERP). Какие новейшие технологии уже используют российские нефтегазовые компании, а какие только собираются осваивать?

Процесс автоматизации управленческих процессов сложен и трудоемок, внедрение систем автоматизированного управления производством (АСУП) требует больших временных и материальных затрат, при этом намеченная цель, к сожалению, не всегда достигается.

Причина чаще всего в том, что не удается наладить и правильно распределить потоки информации на всех этапах бизнес-цикла от производственных до финансовых и управленческих структур компании. Другими словами, производственные и управленческие системы работают каждая сама по себе, зачастую лишь усложняя процесс управления компанией, приводя к дополнительным финансовым потерям.

По заключению экспертов Gartner Group, отсутствие информационного обмена между уровнями управления, охватывающего все области деятельности предприятия, приводит к потере до 70% выгоды от внедрения систем АСУ и АСУ ТП. Немалую роль в снижении операционной эффективности компаний играет и территориальная удаленность дочерних производственных компаний от головных офисов, где, зачастую, и принимаются бизнес-решения.

Например, при итерационном процессе принятия решения, в котором участвует завод, расположенный в Комсомольске-на-Амуре, и московский офис, из-за разницы во времени на каждый цикл обмена информацией посредством электронной почты может потребоваться пара суток. Избежать подобной проблемы позволяют корпоративные порталы, информация на которых может изменяться в режиме, приближенном к реальному времени. Данные поступают непосредственно от производственных систем и отображаются в виде легко читаемых ключевых показателей эффективности, аналитической информации, трендов и т.п. Для руководителей верхнего звена формируются суточные сводки в соответствии с корпоративными стандартами отчетности.

Российские нефтяные компании уже давно с успехом используют портальные решения, но зачастую только для работы с документами. В то же время западные лидеры рынка используют их и для оперативного управления на основе данных реального времени. Интеграция средств коммуникации непосредственно в порталы позволяют при необходимости оперативно уточнить информацию у конкретного сотрудника или группы, совместно отредактировать документ, провести совещание и т.п. В Microsoft давно оценили все плюсы интегрированного коммуникационного программного обеспечения на собственном опыте: компания также территориально рассредоточена, ее сотрудники разбросаны по всему миру, но, тем не менее, постоянно активно взаимодействуют друг с другом.


Нефтегазодобывающие компании работают с огромными объемами данных, которые могут быть предоставлены в неструктурированном виде. Например, электронные письма, текстовые сообщения, документы, электронные таблицы, голосовые записей и др.. Существуют специальные приложения, предназначенные для обработки как структурированной, так и не структурированной информации. Они используются для хранения и анализа данных, на основе которых осуществляется планирование разведочных работ, пластовое моделирование, управление геологическими изысканиями, производством и другими процессами в добывающих компаниях.

Типичный сценарий работы глобальной группы специалистов добычного подразделения западной нефтегазовой компании включает совместную работу геологов, геофизиков и инженеров-промысловиков, находящихся зачастую в территориально разделенных офисах. При этом они совместно готовят план разработки месторождения, оценивают экономический потенциал различных третичных методов добычи на ключевом месторождении. Специалисты оптимизируют модель пласта (например, в системе моделирования Petrel компании Schlumberger) с учетом всех доступных геолого-геофизических и производственных данных, а также планируют несколько вариантов потока жидкости вдоль линий тока, используя инструменты пластового моделирования для оценки потенциала, последствий размещения и временной привязки этих скважин. Команда использует прикладное программное обеспечение для совместной работы над моделями. Однако большое количество сценариев и сложность анализа предполагает взаимодействие в итеративном режиме.

Современные решения объединенных коммуникаций компании Microsoft позволяют специалистам обсуждают варианты и обмениваются идеями с помощью электронной почты и системы мгновенного обмена сообщениями, проводить онлайн конференции, а также предоставляют общий доступ к необходимым документам через защищенный портал команды, что позволяет им параллельно подготовить несколько вариантов и передать их для анализа руководству и партнерам.

Бизнес-факторы, действующие в нефтегазодобывающей промышленности, диктуют необходимость внедрения такой ИТ-архитектуры, которая обеспечит надежную среду, поможет извлечь максимальную пользу из используемых технологий, будет способствовать повышению эффективности анализа, операций и деятельности в этой отрасли. Эталонная архитектура должна поддерживать деятельность и реагировать на запросы функциональных подразделений нефтегазодобывающих компаний, предоставляя им возможность эффективно и результативно управлять бизнесом.

В своем нынешнем состоянии ИТ-инфраструктура большинства нефтегазодобывающих компаний не способна эффективно поддерживать и удовлетворять потребности аналитиков, производственников и бизнес-пользователей. В большинстве организаций объем хранимой и обрабатываемой информации увеличивается в геометрической прогрессии. Это обусловлено более широким применением цифровых датчиков в различных сценариях разведки и добычи, увеличением числа источников данных, подключаемых к ИТ-системам, а также растущими объемами информации в корпоративных базах данных. Кроме того, большие объемы специализированной информации накапливаются в различных приложениях, используемых в нефтегазодобывающей отрасли. Такое положение вещей приводит к тому, что быстро и эффективно получить необходимую информацию и ответы на поставленные вопросы практически невозможно. Компании стремятся централизовать хранилища данных путем создания собственных дата-центров, наращивают их мощности - следовательно, растут затраты на информационное обеспечение и поддержку инфраструктуры.

Западные системные интеграторы и сервисные компании, имеющие отношение к нефтегазовой отрасли, в настоящее время предлагают своим заказчикам сервис-ориентированные архитектуры. Это более гибкая альтернатива традиционным жестким связям между приложениями и исходными данными. Сервис-ориентированная архитектура представляет собой набор взаимосвязанных служб. Эти службы могут взаимодействовать в режиме "один-к-одному" для обмена данными, позволяют организовывать связи между несколькими службами и создавать приложения, которые используют службы, "осведомленные" о своем местоположении.

Наиболее популярной современной ИТ-технологией, призванной сократить затраты компании на поддержание ИТ-инфраструктуры, лицензирование программного обеспечения, а также повысить эффективность работы с большими объемами данных является публичное облако - удаленные центры используются для хранения и организации доступа к данным и приложениям через каналы Интернет. Эти системы разработаны с целью экономии средств, в частности за счет снижения потребности в масштабной вычислительной инфраструктуре на местах. Облачная модель идеальна для выполнения сложных операций, в которых задействованы несколько поставщиков и партнеров, при этом огромные объемы данных нужно защищать и передавать только авторизованным партнерам. Microsoft предлагает своим заказчикам полный спектр облачных сервисов: начиная с инфраструктуры и вплоть до полнофункциональной платформы программного обеспечения, включая хранилища данных, разнообразные приложения, среду разработки прикладного ПО и т.п.

Сегодня на отечественном рынке систем производственного управления присутствуют в основном западные компании. Причина кроется в том, что на западе осознали необходимость автоматизации бизнес-процессов гораздо раньше, чем в России. В СССР экономика была плановой с тотальным государственным регулированием цен и отсутствием внутренней конкуренции как таковой. В таких условиях не было необходимости в повышении эффективности управления производствами, оптимизации технологических процессов в рамках отрасли. То, что мы сейчас называем инновационными решениями, появлялось в то время в виде изобретений или рационализаторских предложений, внедряемых (а чаще всего - и не внедряемых) на конкретных предприятиях для решения определенных локальных задач. В то же время в западных странах развитие капиталистических отношений подталкивало к постоянному совершенствованию технологий, разработке новых теорий и методов управления, развитию средств автоматизации - все это позволяло повысить экономическую эффективность компаний, снизить издержки, упрочить конкурентоспособность.

В результате сегодня российские предприятия внедряют комплексы и системы ведущих мировых лидеров автоматизации и производственного управления: Honeywell, Siemens, Emerson, Invensys, Aspen Technology, Schlumberger и др. Немногие российские компании сегодня разрабатывают решения, способные успешно конкурировать с западными аналогами. В основном это системы и решения, учитывающие особенности российского законодательства, стандартов и практики ведения бизнеса. Ярким примером такого решения может служить система управления лабораторными исследованиями предприятия, разработанная российской компанией Индасофт, недавно получившей статус Золотого партнера Microsoft в области разработки программного обеспечения. В данной системе изначально заложены методологии исследования образцов в соответствии с ГОСТ РФ, что не всегда возможно сделать без особых затрат при внедрении аналогичного решения западного производителя.

Осознание ценности новых продуктов, технологий и услуг происходит на практике. Она определяется их вовлеченностью в сферы человеческой деятельности, товарно-денежных отношений, перспективами социально-экономического развития общества в целом. Новые методы удовлетворения насущных потребностей появляются в результате поисковых НИР, проводимых с целью практического освоения научного потенциала теоретических знаний и открытий. Однако они, как известно, не имеют рыночной стоимости и несопоставимы с денежным эквивалентом. На это обращал внимание основатель кибернетики Н. Винер: «Современное общество оценивает стоимость идей в долларах и центах, хотя их ценность гораздо долговечнее ценности денег. Открытие, которое, быть может, только через пятьдесят лет даст что-нибудь практике, почти не имеет шансов оказаться выгодным для тех, кто оплачивал всю работу, проделанную ради того, чтобы оно совершилось».

В нефтегазовой отрасли основные технологические и управленческие процессы разработаны достаточно давно, поэтому что-то действительно новое появляется нечасто. К сожалению, российская автоматизация и ИТ достаточно сильно отстали от мировых лидеров, поэтому при освоении новых технологий отечественные предприятия в своих попытках внедрения инновационных систем и решений зачастую сталкиваются с необходимостью наращивать базу нижнего уровня управления. Например, на нефтеперерабатывающих и нефтехимических производствах зарекомендовали себя как эффективные такие системы, как АРС (Advanced Process Control), пришедшие к нам с «запада» и позволяющие стабилизировать качество технологических процессов (ТП), уменьшить запас по качеству, повысить энергоэффективность производства и т.п. По сути это программное обеспечение моделирования ТП и оптимизационный «движок» - т.е. сплошная математика. Но внедрение такого решения требует существенной базы АСУТП достаточно высокого класса, поэтому оно может быть внедрено далеко не везде.

Из недавних новинок, ставших доступными российским компаниям, - те самые облачные технологии, но их нельзя отнести к какой-либо отрасли, это всеобщее достояние J.

Выбор схемы внедрения новых систем и решений зависит от многих факторов. Одним из основных является степень новизны решения для компании. Если решение является абсолютно новым, компании легче идут на схему внедрения «под ключ», если же внедрение решения предполагает модернизацию существующих процессов, то компании обычно настаивают на сохранении существующих наработок и обеспечии бесшовной интеграции с критичными для бизнеса системами. Также в значительной степени на схемы внедрения новых систем влияет наличие в компании проработанной и утвержденной долгосрочной ИТ-стратегии. К сожалению, такой документ имеют далеко не все нефтегазовые компании, что влечет за собой «заплаточный» подход к внедрению ИТ-решений. Следовательно, создается большое количество систем, работающих самостоятельно на собственных моделях данных. При интеграции таких систем возникает проблема их взаимодействия, необходимо вкладываться в разработку интерфейсов обмена информацией между решениями и приложениями. Для того чтобы избежать подобных проблем, Microsoft в июне 2010 года объявила о запуске Microsoft Upstream Reference Architecture (MURA) - инициативы, над реализацией которой корпорация работает совместно со своими партнерами. Однако архитектура MURA не предполагает использование исключительно продуктов Microsoft. Инициатива направлена на развитие общей платформы информационных технологий, которая обеспечивает беспрепятственное движение информации между различными подразделениями нефтегазодобывающей компании, что выгодно и для партнеров, и для заказчиков. MURA описывает ряд основополагающих принципов, которые призваны обеспечить оптимальные условия для работы пользователей, и специализированную инфраструктуру, позволяющую создать платформу приложений с широкими возможностями и гарантировать их полную совместимость. Партнеры и пользователи получат ощутимые преимущества. Системные интеграторы и поставщики решений смогут использовать устойчивую и согласованную среду, в рамках которой будут создаваться решения. Нефтедобывающие компании получат гарантию того, что прикладные решения будут надлежащим образом функционировать и интегрироваться в их ИТ-среды. Аналогичные инициативы сегодня существуют для химической промышлености и энергетики, ведется работа над референсными архитектурами для нефтепереработки и нефтехимии, машиностроения и других отраслей промышленности.

Мы живем в непростые времена в непростом мире. Природные катаклизмы (землетрясения, цунами и т.п.), войны, террористическая угроза, экономическая нестабильность - все это факторы, влияние которых ощущают ежедневно и бизнес, и простые люди. Мы уже давно поняли ценность своевременной и точной информации, необходимой для анализа текущей обстановки, и ситуационного прогнозирования. Мы научились получать огромные объемы данных, хранить их; современные информационные технологии предоставляют множество инструментов, позволяющих преобразовать данные в информацию. В наше время особо актуальным кажется выражение, которое в свое время употребил Уинстон Черчилль: «Кто владеет информацией, тот владеет миром». Но сегодня владеть информацией недостаточно - необходимо уметь правильно и оперативно распоряжаться ею. И одной из главнейших задач, стоящих перед ИТ-компаниями, является предоставление достоверной и своевременной информации для оперативного принятия высококачественных управленческих решений.

Михаил Косов

Комментарии

Пока нет комментариев.

Написать комментарий


Neftegaz.RU context