USD ЦБ — 57,31 +0,02
EUR ЦБ — 67,33 −0,08
Brent — 58,29 +0,31%
среда 18 октября 12:12

Наука и технологии // Добыча и переработка

Сланцевый газ - источник энергии и новых проблем

13 мая 2015 г., 17:18Neftegaz.RU1883

В последнее время эксперты во всем мире активно обсуждают тему грядущей сланцевой революции, которая может потеснить позиции России на мировом газовом рынке. О начале добычи сланцевого газа уже заявили ближайшие соседи РФ, которые сегодня являются импортерами Российского голубого топлива среди этих государств, в том числе и Украина. Однако экологи начали бить тревогу и говорить о том, что добыча сланцевого газа сопряжена с целым рядом экологических проблем.


Специалисты всего мира обратили внимание на экологическую безопасность этой новой технологии добычи сланцевого газа которая связана преимущественно с применением гидроразрыва (англ. Фрекинг) , но фактически это гидродробление и здесь есть принципиальная разница. Ситуация очень похожа на то что было в свое время с развитием атомной энергетики и в том числе на территории Украины. Там не было обращено внимание на первых этапах этого процесса на совместимость атомных станций как сложнейшего комплекса с геологической средой как главного депо практически 90 % нагрузок и техногенных воздействий и изменений, которые несут с собой эти технологии.


Что же такое фрекинг и что такое гидроразрыв в этих технологиях? Сланцевый газ может быть и защемленный это ниже традиционных нефтяных и газовых месторождений , но также еще может быть в песчаниках или глинистых сланцах. Здесь идет вертикальный ствол затем горизонтальный ствол которым делается не просто слоистый гидроразрыв , а делается еще и вертикальное дробление. Это все равно что книгу рвать по листам , расслаивать или же рвать поперек страниц. Усилия должны быть большими до 1500 атмосфер - это эквивалент 15 000 метров водяного столба или 6000 метров слоя пород. Таким образом получается три основных воздействия которые развивают последствия эколого-геологического плана.


1. Энергетический удар при гидроразрыве. Он сегодня даже по признаниям американских специалистов ведет даже к землетрясению.
2. Подается большое количество растворов где учувствуют до 500 наименований химических соединений и веществ токсичность которых еще не до конца определена в условиях глубоких горизонтов.
3. Извлекается 80 % сланцевого газа, а 20% остается в разорванном горизонте. Это остаток может сомкнуться с тектоническим природными нарушениями и таким образом выйти на зоны пресных горизонтов. Но не стоит забывать, что это пресная вода и плотность ее больше чем плотность воды которая используется при разрыве. Легкая жидкость в тяжелой имеет тенденцию к всплытию , долговременному , медленному. Но она снова может идти в зоны пресных вод с последствием, скажем через 30-50 лет.


Поэтому эта новая технология добычи сланцевого газа требует серьезнейшего экологического обоснования . Нельзя забывать что в свое время специалисты Академии Наук подняли вопрос о безопасности атомных станций на территории Украины и в результате Крымская атомная станция , Одесская атомная станция именно по геологическим причинам были закрыты решением Полит Бюро ЦКПСС. Нужно увязывать новую технологию с выносливостью тех регионов, где будет использоваться эта технология.


Сланцевый газ это фактически отдельная часть нетрадиционного газа , есть еще газ из песчаников , из твердых пород и метан из угольных пород. Какие результаты по добычи сланцевого газа в мире? Их только показали США, в других странах практически результатов нет. Китай только занимается развитием этой отрасли. Все другие страны по большому счету только вникают в этот процесс и занимаются разведкой. Они бурят технологические скважины и исследуют можно ли заниматься в этих местах например на в Западной Украине. Там выделены места для иностранных компаний где они будут заниматься исследованием и это не означает что завтра или через два, три года там начнется промышленная добыча газа. И даже если там идет речь о добыче газа то это газ из твердых пород , из песчаников. Условия там схожи с добычей сланцевого ,но они не несут такую нагрузку в плане как фрекинг который может принести или загрязнение воды или маленькие землетрясения.

Но эти землетрясения происходят на больших глубинах и их не чувствуют на поверхности. Тут появляется вопрос : Почему экологи не протестуют против добычи обычного газа и нефти? А почему не протестуют против ядерной энергетики? Или против солнечной энергии? Там где стоят ветряки, практически нету ничего живого. Эти солнечные источники энергии влияют как на флору так и на фауну. И неизвестно какое влияние они будут иметь через 10,15,30 лет потому что это все новое в мире , такая же альтернативная энергетика. Сланцевый газ или не традиционный он новый в своем развитии. В этой истории мы видим стык лоббистских интересов то есть имеются компании которые заинтересованы в развитии одних видов энергетики , есть компании которые заинтересованы в развитии других направлений. Сейчас на Украине идет только разведка. Возможно что дальше компании не будут добывать газ на суше потому что сейчас нету конкретных результатов. 1,5 года назад когда все сомневались и сейчас даже сомневаются что это даст большой и быстрый результат для Украинской энергетики в добычи газа. Нужно ждать результатов пока добывающие компании проведут весь комплекс исследований и тогда уже оценивать эти действия. То что есть в Америке это частные случаи загрязнений.


Вспоминая один из эпизодов из истории Украины когда строился нефтепровода Одесса-Броды и вместе с ним порт Южный для приема нефти. Тогда очень сильно протестовали экологи и очень сильно возмущались, что это будет загрязнять окружающая среду. Но в результате ничего не загрязняет и все работает. Возможно из за того что прислушались к экологам и провели некоторые работы и исследования .
Можно ли сравнить вред от ветряных и солнечных станций и вред от добычи сланцевого газа? Первое на что необходимо обратить внимание журналистов и общественности это то, что все другие альтернативные источники энергии в нужной степени исследуются, то есть на них проводится нужная оценка влияния на окружающую среду. Что касается развития на Украине атомной энергетики то экологи активно протестуют сейчас против продления срока действия Южно-Украинской атомной станции , против дополнительной постройки энергоблоков на Ровненской и Хмельницкой электростанциях. Все знают какое может потенциальное воздействие на окружающую среду от атомной энергетики.


Что касается нетрадиционного газа, то на востоке Украины добывается не сланцевый газ, а газ твердых пород. С геологической точки зрения есть выводы Академии Наук Украины на самом высоком научном уровне о том что нетрадиционный газ , сланцевый , твердых пород , угольный они все имеют одинаковое генетическое происхождение и все имеют сходные технологические решения к его добыче. Мы можем говорить сейчас о каких то аспектах , но принципиальной разницы в добычи этих газов нет. Что представляет собой этот газ? Газ образуется в определенны геологических условиях и определенных породах в результате катагенеза этих отложений. Не горючие сланцы это уже бывшие горючие сланцы которые прошли свою стадию формирования, проходит катагенетическая трансформация углеводородов переходя из гидрофильного состояния в гидрофобное и это способствует накоплению природного газа в породе, способствуют увеличению ее пористости до 3-7% и за счет этого порода обогащается газом.

Такие процессы сходные проходят и в песчаниках и в угольных отложениях то есть тут идет речь о добыче разных газов нетрадиционных но одним и тем же методом фрекингом и тут в первую очередь нужно говорить о серьезных опасениях по применению этой технологии в Украине. Есть опасения Американских экологов по применению этой технологии. Люди на до государственном уровне поддерживают добычу газу потому что это выгодно в свою очередь к энергетической независимости страны.


На данный момент мы имеем две площадки которые уже выделены не для разведки , а для добычи сланцевого газа. Но так как на Украине пока не сделана разведка то естественно первый этап будет разведка , но договор который подписан на разделение продукции предусматривает уже и добычу. Второго договора не будет. Если будет разведка и газовые компании посчитают что им экономически выгодно добывать , то они будут добывать. Украина подписывает договор с этими компаниями и дальше уже они действуют на свое усмотрение. Сейчас уже идет разговор о массовом использовании фрекинга на Украине. В региональном плане на Украине есть три основные центра возможной добычи нетрадиционного газа это Донецко-Днепровский регион, Западный - Карпатский и Южный регион Одесский. По двум регионам уже подписаны договора. Это Западный регион с уникальной рекреационной областью Украинских Карпат которая не для России не для Украины не имеет аналогов. Если мы сейчас будем способствовать развитию фрекинга в этом регионе то мы можем представить какие будут изменения во-первых в ландшафтах за счет бурения тысяч а может и десятков сотен тысяч скважин.

И изменение в первую очередь геологической среды. Механические нагрузки которые дает фрекинг не одноразовые а имеют регулярную основу. Если бурится скважина с периодичностью от 2 до 7 лет и каждые два года в ней может выполняться фрекинг те есть мы будем иметь постоянное механическое воздействие на геологическую среду Карпат. Что такое Карпаты? Это оползне опасное территория , это сейсмически активная территория, это тектонически сильная порушенная территория . Академия Наук говорит что в Карпатском регионе отложения из которых будут планируется добываться сланцевый газ они имеют аномально высокое содержание ванадия , титана, никеля, хрома , бария, урана .


Какие же все-таки плюсы и минусы добычи сланцевого газа? Это настолько широкая сфера деятельности что там найдется применение для каждого специалиста , для любой области знаний и для геологов и для технологов и для экологов и для кого угодно. В Америке нетрадиционные ресурсы газа в 2008 году заняли более половины общей добычи в стране. И сланцевый газ не занимал там главной позиции. Основная добыча приходилась на метан плотных песчаников. Там же присутствует и метан угольных пластов и эти перспективы списывать со счетов нельзя. Говоря о нетрадиционных газовых источниках, мы всегда должны говорить не об интересах конкретной страны или большой территории. Это всегда вопрос местных ресурсов, это всегда вопрос конкретной геологической, экологической и прочей инфраструктурной обстановки в конкретной точке. Поэтому если на Донбассе может идти речь о метане угольных пластов , а в других регионах о плотных песчаниках то где то вероятно сланцы займут свое место то что также как и произошло это в Америке. Добыча из песчаников не столько технологически сложна . Она как была на высоком уровне так на нем и остается.

А сланцевая добыча газа приобрела взрывной характер. За последние 5 лет эта кривая резко пошла вверх. Почему? Это именно вопрос тех самых технологий. Этот тот самый фрекинг и то самое сочетание горизонтального бурения с гидроразрывом пласта который совершенствуется буквально не по дням , а по часам, от одной скважины к другой, от одной залежи к другой. Потому что тот самый гидроразрыв пласта уже не похож на тот который был еще 5 лет назад. Многократный разрыв пласта который в свое время тоже был в свое время революцией в газодобыче , он уже сам трансформировался в несколько разных разновидностей. Вопрос в том что эти тонкие достаточно сланцевые залежи необходимо раскрошить так чтобы из этого объема получилось как можно больший объем газа. Для этого существуют разные технологии покрытия этой площади.

Помимо горизонтального бурения, бурение от одного вертикального столба многочисленных ответвлений в стороны. Это покрытие сплошной сеткой горизонтальных скважин большого участка. Это современные компьютерные технологии, компьютерное моделирование и так называем геостиринг который позволяет в режиме реального времени следить за тем как движется бурение повторяя рельеф этого изменяющегося сланцевого пласта. И разом отказываться от таких технологических возможностей не совсем правильно. На ряду с такими технологическими возможностями по извлечению газа из сланцевых пластов , параллельно движутся технологии защиты грунтовых вод , поверхностных вод.

Вся эта технология, которая изначально была действительно грязной, теперь со временем становится чистой. Все мы сильно озабочены чистотой питьевой воды и в Америке эта озабоченность очень сильная. Если в соседних штатах Пенсильвании и Нью-Йорке запрещен гидроразрыв и там ничего не происходит , а в соседнем штате за речкой уже происходит и они смотрят как фермеры-крестьяне в Пенсильвании покупают новые трактора , засевают новые площади и ездят на новых пикапах , а соседи за речкой не знают как им расплатиться с долгами с арендой и очень это показательно. Когда вопрос становится политическим и когда разные деловые группы и политические и лоббистские сталкиваются по конкретном у вопросу то всегда есть победители , проигрывавшие и сомневающиеся. В Нью-Йорке не то чтобы запретили раз и навсегда гидроразрыв , а ведь сейчас и во Франции делают также. Как же действует этот запрет? Вот мы сейчас это исследуем , мы закажем исследования которые покажут нам возможный потенциальный ущерб который несет технология гидроразрыва пласта. А ведь это ущерб вполне реальный. Поднимаются с глубин мышьяк , асбест , радиоактивные вещества которые даже если при повторном использовании этой грязной воды какая то часть ее попадет в водоемы , реки, озера и в грунтовые воды.

Однако сторонники гидроразрыва - технологи утверждают, что если использовать правильно заизолированные стволы скважины то никакого проникновения не будет. И этот спор может идти бесконечно. Сейчас, что интересно в этот спор включились два очень известных человека в Америке. Один это мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг и второй миллиардер Джордж Митчелл , отец сланцевой революции , тот самый человек который в конце прошлого века придумал сочетание горизонтального бурения и гидроразрыва пласта и у кого у первого получилась коммерческая добыча. Он 20 лет бурил безуспешно. Когда он вышел на пенсию и начал бурить , а потом продал свою за 3,5 млрд долларов компанию и от туда и пошла сланцевая революция. Все увидели что можно прямо под ногами найти миллиарды долларов. Эти два человека сейчас вложили крупные деньги в специально созданный фонд который сейчас должен разработать стандарты для безопасной добычи сланцевого газа.

Им надоедали споры противником и сторонников и они решили сделать так чтобы ни у кого не возникало сомнений потому что эта технология способна создать новые рабочие места для Америки, она способна держать на достаточно низком уровне внутреннюю цену на газ. Это вносит жизнь в экономическую ситуацию в стране , создает большой дополнительный ВВП и вот эти плюсы нельзя отрицать только за счет того что кто-то и где-то начал из экономии взялся сливать грязную воду в водоемы. Поэтому возможно эти исследования когда-то приведут к какому-то окончательному итогу. Добыча сланцевого газа это все дорогостоящие технологии, но наряду с технологиями извлечения газа в Америке той же развивается технология коммерческого использования газа. Сейчас газ немного подорожал, но это все равно очень маленькая цена и она очень колеблется и возможно еще упадет.

А себестоимость добычи в два или три раза превышает эту цену. Это фантастическая ситуация когда целая отрасль как бы работает себе в убыток. Но есть для этого простое объяснение - очень высокая сохраняется разница между рыночной ценой газа и и жидких углеводородов нефти, пропан , бутан в Америке научились использовать с очень высокой выгодой. Они переводят жилищное отопление той самой одноэтажной Америки которая всегда отапливалась мазутом на СУГи , строят большие резервуары около зданий , снабжают все это электроникой, компьютеризируют всю систему и человек может вообще не знать что у него делается с газом. От этого человека по мобильной связи газовая компания получает сигнал что у мистера Джонса заканчивается газ и ему сразу привозят и заполняют этот резервуар . Развитие технологий приводит к удешевлению общей добычи и получается что обычный сланцевый газ теперь получается побочным продуктом бесплатным в Катаре.

Этот технологический прорыв нужно перенимать, принимать и разрабатывать дальше. Сейчас появилась новая технология газовый фрекинг. Канадская компания единственная обладательница этой технологии сейчас испытывает две скважины. Что это означает? Тот самый доведенный до состояния гелия пропан и бутан закачивается в скважины и производит этот разрыв пласта при этом ничего не заражается , не отравляется и растворяется с любым количеством жидкости, он добывается полностью, не заражает не грунтовые воды и это просто фантастика. Сейчас все наблюдают за успехом этой технологии и есть предположение, что это технологию пытаются воспроизвести даже в Израиле.

Там обнаружили свои сланцевые пласты, возможно даже не газовые, а нефтяные. Но проблема пресной и вообще воды она повсеместна, особенно там. И если эта технология сможет быть развита до состояния коммерческого использования, то ее надо перенимать немедленно. Используя научный потенциал кадров из России, Украины и в республик бывшего СССР при сочетании с современными западными технологиями которые сейчас придут, то нужно как-то плотнее сотрудничать с этими людьми которые буду заниматься чтобы не пачкали , а во вторых поделились технологией.
Запасы сланцевого газа найдены в том числе и в Германии, в частности больше триллиона кубических метров которых может хватить на 13 лет. Но почему то немцы имея высокие технологии заморозили разработку сланцевого газа поскольку они боятся навредить экологии страны. В США эти технологии внедрялись просто ураганными темпами. Буквально за 3-5 лет не было ничего и как вдруг мощнейшее крупноразмерная промышленность. Если это действительно найдут то дальше развитие пойдет очень быстро. Тогда уже экологи могут только вдогонку устраивать акции протеста.


В Карпатах при разработках нужна будет и ее там теоретически найти можно будет , а вот где брать воду для Одессы и Донецка большой вопрос. Следующий вопрос куда девать эту воду? В США на начальных стадиях вбрасывали в поверхностные водотоки, что вызывало массу возмущений со стороны местного населения. Также и на Украине наврятли жители будут довольны такому методу. Современные технологии , закачка в пласт. У нас получается две закачки, первая для фрекинга и вторая, что эту отработанную воду еще раз в пласт поместить. Скорее всего на Украину пойдут с водяной технологией и это будет большой проблемой.
Каждая площадка это группа огромных мощных грузовиков , это разбитые дороги, конфликты с местным населением у добывающих рабочих. Представьте себе тихую Украинскую деревню с курами, домашним хозяйством своим распорядком жизни и тут появляются эти грузовики. Шум, гам бульдозером разворотили , поставили и несколько месяцев кипит работа и притом что это не один раз приехал , помучались и забыли. Нет , это будет регулярно.

В США эти протесты отображает социально-экологическое недовольство, особенно учитывая это американское законодательство, что вы можете быть владельцем участка земли, но права на недра они могут быть у совсем других и соответственно вы должны давать разрешение на работу. Социальные моменты должны быть с самого начала разрешены.


Большую часть проблем решить можно, но должно быть желание и экономика, затраты. Если мы стремимся делать два три доллара то тогда мы срезаем углы и экономим на всем чем только можно, сбрасываем воду куда удастся , не смотрим на то что набурили и наделали до нас , мы не делимся с местным населением и так далее. Можно сделать все красиво , но это будет стоить заметно больше и зависеть от того что конкретно найдено. На Украине неизвестны экономические параметры , что там найдут и найдут ли вообще.


Второй момент относительно экономики. В США по бурению это мощнейшая держава в мире. Все работы выполняют высочайшие профессионалы которые привыкли получать большие зарплаты. Они пришли , часы отработали , ушли. Они за наш газ получают большие зарплаты а мы тут с разгромленной окружающей средой остаемся. Все это нужно обсуждать,взвешивать и сравнивать с рисками.
Какую же технологию будут использовать, если все-таки дойдет до добычи сланцевого газа на Украине? Мы не получим современные технологии, а лишь будем использовать путь американцев и на буду закачивать воду. Она будет использоваться как главный ресурс. Второй момент что большие компании заинтересованы в Украине и возможно будут некоторые новые технологии апробировать. Этого нужно остерегаться и бояться. Они приходят сюда работать в надеже на то что скорее всего цена на газ для населения будет расти и на Украине есть такие планы, она будет подниматься и этот газ который добудут в первую очередь продадут местному населению. Развитая сеть газопроводов это еще одна экономия, ничего не нужно строить. Газ добыли и сразу подали в газопроводы. Еще один фактор это недорогая местная рабочая сила, которой более чем предостаточно на Украине.


Дело не в отказе от фрекинга, а дело в том, что здесь должны быть опережающие разработки защитных мероприятий. Удалось получить цифры по рискам которые были в наиболее успешном месторождении сланцевого газа в США. Три аварии на тысячу скважин. Казалось бы, риск не велик. Но если взять площадное загрязнение подземных вод, которое этим сопровождалось и загрязнение пресных вод на меньших глубинах то оказалось что 50 % площади этого месторождения, то есть 100 квадратных километров. Еще один момент.

В европейских странах ближе залегают подземные пресные воды до зон со сланцевым газом и там более высокая опасность применения фрекинга. Кроме того есть тектоника, солевая, наведенная и есть местные очаги воздействия землетрясений. Одним словом нужно еще вспомнить, что и на территории Украины и на территории России были полигоны по закачке опасных жидких стоков в глубокие горизонты. В США в штате Денвер, где были землетрясения и там через 30-50 лет глубин до 1,5 км и больше , вышли наверх эти стоки и проявились и в питьевых горизонтах и в поверхностном стоке.


Мы сегодня должны объединить как можно больше, воззрений научных, технологических, общественных суждений и объединить в более совершенную модель и выйти на последовательный цикл работ. Это научный комплекс работ, нужно проводить мониторинг, так как он абсолютно недостаточный и в России и на Украине. Так же нужно совершенствовать законодательную базу, она тоже очень слабая и дальше уже только выходить к эксплуатации.
Чтобы понять проблему Украины нам нужно самим себе понять что мы подписываем договор с иностранными фирмами, которые уже заявили что это будет фрекинг на основе воды, то есть это классический фрекинг. Уже проводили не один семинар на эту тему и направлялись письма в кабинет министров и президенту с просьбами разобраться в этом хаосе, который, по сути, сейчас происходит. Нормативной базой Украины никак не регулируется применение фрекинга и здесь можно проводить его любой. Хочет это будет метод старый , хочет новый и это уже на их совести.


Почему эти компании сюда приходят? Люди еще сами не знает сколько есть у них этого альтернативного газа. Что будет на Украине неизвестно и с геологической точки зрения не изучены до конца процессы отдачи газа из газоносных пород. Потому что если брать теорию о том что газ приходит в скважину только из той зоны дробления в которой мы породу вскрыли то время его откачки должно занимать от нескольких недель до максимум месяца. Происходят, какие то дополнительные процессы регенерации газа в породе. На каждом месторождении это свои условия и мы еще этого не знаем. Плюс к этому на каждой площадке есть по несколько таких пластов потенциально газоносных сланцевых или твердых пород различных по условию.

Что мы имеем тогда? Мы пускаем американские фирмы, они исследуют разные слои, выбирая себе самые экономически выгодные, а остальное потом уже как будет. Вот такая вот ситуация которая не регулируется государством до конца, не привлекаются экологические или научные институты в том объеме в котором нужно. Вопрос о применении фрекинга не должен исходить из первых лиц и только из экономических или геополитических и газовых проблем. Этот вопрос нужно детально изучить, нужно провести все необходимые исследования и предварительно опережающие по фактам, результатам уже можно делать заключение о необходимости и возможности на определенных территориях его применять.


Украине нужно ориентироваться не на США а на Китай. На Украине и в Китае это две страны где имеются большие сланцевые залежи и практически одновременно приступающие к их освоению. Вот так как приступает Китай этом надо учиться в первую очередь. Все крупнейшие компании должны быть там где наступает самая острота момента . Сейчас эти места Украина , Китай и Польша. В Польше были некоторые разочарования компаний в перспективах. Пока такое разочарование не постигло Китай и Украину от этого нужно получить максимум пользы. В Китае одновременно с западными компаниями которые приходят туда на условиях раздела продукции, там много местных компаний которые будут работать в партнерстве с этими крупными компаниями. Они не будут досаждать руководству в Пекине или еще где-то. Они чтобы справиться с этим явлением решили возглавить его и это похоже на то что произошло с электроникой. Когда то они эти технологии дублировали, копировали, а сейчас уже сами стали носителями этих технологий. Критика возможных последствий это правильно. Общественный контроль должен быть на самом высоком уровне.

Но чтобы не было такого, что компания пришла, компания ушла и оставила после себя разбитые дороги, разрушенную инфраструктуру и разрушенную экологию. Надо сделать эти технологии местными Украинскими и наблюдать за компаниями шаг в шаг и знать какие они технологии используют, чтобы не спрашивать их об этом потом. Российские технологии, к сожалению сейчас отсутствуют в данном направлении. Россия сейчас не обращает внимания на эти технологии и на это есть причины. У нас слишком большие запасы традиционного газа. Используются древние технологии традиционной газовой добычи, их нужно развивать и совершенствовать. Пробовать какие-то другие варианты со сланцевым газом особого интереса не вызывает. Если это касается местных инициатив, то им надо дать возможность реализоваться, но это уже вопрос государственной политики и это уже отдельная сфера. Сейчас важно не упустить этот шанс, когда технологии собрались прийти в страну то надо пытаться получить от них максимум.


В России имеются солидные запасы сланцевого газа. Но почему на Украине? Там что-то действительно пошло. Но когда же там реально начнется добыча сланцевого газа? Уже сейчас некоторые компании имеют там разведочные скважины. Если у них все пойдет по плану то, скорее всего уже в ближайшие полгода в Западной Украине начнется промышленная добыча. В плане Восточной Украины пока ничего неизвестно, но скорее всего это через 1-2 года.


Добыча методом фрекинга будет дополнительной техногенной нагрузкой на водообмен в том числе подземных вод с поверхностными на местный поверхностный сток и это требует серьёзных опережающих научных оценок и риска экологических воздействий. К сожалению западные компании не дают информацию о количестве закачиваемой воды, сколько будет изыматься ее обратно ,как они ее будут сохранять или это будут открытые\закрытые резервуары. Мы им даем разрешение на работу и не знаем, что именно они будут делать, в этом таится основная опасность, потому что мы до конца еще не знаем, как именно будет происходить технологический процесс гидроразрыва пласта и дальнейшие сопутствующие действия. Состав так называемого рассола хранят в секрете. И тут Украина может тоже оказаться в ситуации когда в этот раствор будут что то добавлять то, а что именно неизвестно - это коммерческий секрет.


Пропановый фрекинг это загадка. Пока что единственная Канадская фирма которая запатентовала эту технологию, она опробует ее и никто и ничего про это пока не знает. А из-за патентных авторских прав другие компании не могут использовать и разбираться в этой технологии. Когда эта компания заявит о своих успехах и результатах, то лишь тогда все будут эту информацию анализировать. Экономика добычи газа это отдельный предмет спекуляции и споров и есть целые детективные истории об этих жуликах, которые завышают дебеты. В течении года дебеты скважин могут упасть на 70 % и нужно постоянно бурить, бурить и бурить. Это не как в традиционной добыче пробурил скважину и качаешь, качаешь. Все по-другому, нужно постоянно находиться в движении. Нельзя остановиться и почивать на лавры. Приходится постоянно совершенствовать эти технологии, а они дешевеют буквально с каждым годом плюс добыча жидких фракций, которая стала спасением, а иначе сланцевого технологического взрыва сейчас не было бы вообще. Это сейчас предмет экспертных оценок и здесь нет точных данных, они не публикуются и представляют собой коммерческую тайну.

Сказать сколько точно стоит конкретная технология пока что нельзя. Здесь нужно учитывать не просто добыча, но и транспортировка. В этом плане видимо пока что часть проектов себя оправдывает. Другая проблема это, конечно же, качество добываемого сланцевого газа и оно часто гораздо ниже. Огромное количество компаний "снимают сливки" то есть они бурят и смотрят, если экономика не тянет, то они тут же это забрасывают. Судя по тому, что в этом бизнесе крутятся десятки миллиардов долларов, то видимо экономическая часть является эффективной для условий США и про остальной мир тут действительно пока только предположения.

По предварительным оценкам стоимость добычи сланцевого газа составляет 180-280 долларов за 1000 кубометров. А что касается природного газа, то ресурсы Украины по предварительным оценкам 5 триллионов кубометров и это 1\200 часть всех запасов в мире, при этом из них считается на данный момент добываемым один триллион. За всю историю добычи газа в Украине всего добыли два триллиона кубометров, то есть сейчас имеется еще один триллион, который можно добыть существующими технологиями. Из этих 5 триллионов, которые сейчас есть, на небольших глубинах (до 5км) за счет дополнительной разведки прогнозируется наращивание ресурсов на 2-2,5 триллиона метров кубических. Вполне возможен нарост традиционного газа до 7-7,5 триллионов метров кубических. Есть предпосылки для дополнительного определения залегания природного традиционного газа на больших глубинах (до 5-7км) еще в большем количестве. То есть сейчас на Украине имеется потенциал для развития природного газа, который также естественно несет экологическую нагрузку на природную среду, но не требует гидроразрыва пласта.


В Америке сланцевая революция это факт, это история, это то что уже произошло. Мы уже анализируем существующую и растущую добычу. Во всех остальных местах включая Польшу, Украину, Австралию это вопрос будущего. Рассуждать о будущем можно с разной степени точности, называть разные запасы, обсуждать разные последствия. В Америке каждый имеет право застолбить свой участок и найти там свою золотую жилу. Эта золотая лихорадка действительно привела к тому, что мелкие компании все вышли на биржу. Все, это те, кто выжил. И только когда это уже произошло, только тогда министерство энергетики стало, как то замечать эту добычу, когда половина добычи уже из нетрадиционных источников. Сейчас треть добычи в Штатах производится из сланцевых залежей и это уже нельзя не замечать, и они уже рисуют совершенно сумасшедшие перспективы и графики. Но это сейчас они стали рисовать перспективы, а началось все с подведения итогов уже произошедшего развития. Позже мелкие компании были приобретены крупными и все эти технологии рождались "от земли", от эти мелких буровых бригад которые по следам Джорджа Митчелла пробовали на своих участках разные схемы и режимы гидроразрыва, горизонтального бурения , сочетания и того и другого. Каждая скважина требовала отдельного состава этих реагентов. Было очень много опыта накоплено на низовом уровне.

И когда приходили крупные компании, они создавали такие условия для имеющихся сотрудников чтобы они никогда не ушли от туда. Какие бы не были компании , какие бы небыли у них истории , технологические и финансовые возможности знают конкретную залежь только конкретные люди. Только они знают, где и как пробурить, потому что в одном месте может быть скважина с огромными запасами, а рядом с ней ничего нет. Говорить что мелкие компании приобретут опыт от крупных как это предполагается на Украине , этому надо радоваться и приобретать этот опыт , но естественно контролировать с экологической точки зрения чтобы не было самодеятельности которая навредит экологии. Больших врагов для экологии, чем неграмотные местные жители не найти.


Neftegaz.RU context