USD ЦБ — 57,49 +0,22
EUR ЦБ — 67,76 −0,16
Brent — 57,60 +0,47%
пятница 20 октября 18:57

Наука и технологии // Энергетика

Сценарии энергетической Стратегии-2035

23 апреля 2015 г., 12:53Алексей Макаров, директор ИНЭИ РАН, академик РАН1868

Энергетическая Стратегия России на период до 2030 г. была принята небывало быстро в кризисном 2009 г. и теперь явно не соответствует условиям посткризисного развития экономики и энергетики мира и России. По положению Стратегия должна обновляться не реже пяти лет, и Правительство приняло решение о её корректировке на периоде до 2030 г. с пролонгацией до 2035 года, а в дополнение к этому Минэнерго РФ сочло полезным разработать Концепцию Энергетической стратегии до 2050 г. Здесь представлены для обсуждения первые результаты прогнозирования экономики и энергетики России.

Новые условия развития энергетики

Россия - один из лидеров мировой энергетики и в её экономике топливно-энергетический комплекс (ТЭК) с экспортом его продукции играет ведущую роль. Поэтому развитие экономики и особенно энергетики России во многом определяется перспективами мировой экономики и энергетики[1].

Ситуация в мире за последние годы претерпела серьезные изменения. Глобальный кризис породил политические потрясения («арабская весна»), замедление роста экономики и спроса на энергию, обострение конкуренции на энергетических рынках, а избытки предложения и новые технологии перекраивают международную торговлю топливом в неблагоприятном для России направлении.

Видение долгосрочных перспектив энергетики естественно конструировать от демографии. По последнему прогнозу ООН[2] к середине века в основном завершится переход от высокой к низкой рождаемости и смертности, и население Земли увеличится с 6,9 млрд. чел. в 2010 г. до 8,6 млрд. в 2035 г. (среднегодовой рост на 0,9%) и до 9,3 млрд. чел. к 2050 г. (рост на 0,75%). Основной рост населения сместится в Африку (в 2,1 раза, 49% мирового прироста) и Индию (в 1,4 раза, 19% прироста) притом, что население Китая изменится мало.

Наряду с демографией для прогноза энергетики нужна и связанная с ней динамика экономики, обычно измеряемая объёмом и структурой валового внутреннего продукта (ВВП). В предстоящие десятилетия нет серьезных оснований для ускорения и даже сохранения прежних темпов роста мировой экономики. Тому препятствуют замедление роста населения, ограничение возможностей прироста продуктивных территорий, ужесточение проблемы водоснабжения, удорожание основных природных ресурсов (в частности, очередное удвоение цен углеводородов относительно средних за последние 30 лет). Сомнительно, что технологический прогресс сможет компенсировать эти негативные процессы и поэтому базовый сценарий роста ВВП мира меньше прежних прогнозов: с 2010 г. он составит 2,7 раза к 2035 г. и 3,3-3,4 раза к 2050 г. При этом несомненна разнонаправленность развития экономики стран, особенно развитых и развивающихся [3].

Динамика спроса на энергию по группам стран и миру в целом определена взаимным согласованием демографического (по численности населения и душевому энергопотреблению) и экономического (по росту ВВП и его энергоемкости) прогнозов. Расход первичной энергии в мире увеличится 33% в 2010-35 гг. (в среднем на 1,2% ежегодно) и на ещё на 20% к 2050 г. (1,1% в год) Это втрое меньше среднегодовых приростов ВВП и заметно медленнее роста энергопотребления за последние 30 лет. Почти весь прирост потребления обеспечат развивающиеся, в основном азиатские страны (рис. 1), а страны ОЭСР к 2050 г. сократят расход нефти от 2010 г. на 24% и угля на 33%, использование атомной энергии практически стабилизируют и будут развиваться на новых возобновляемых источниках энергии (НВИЭ).

До 2050 г. нет угрозы исчерпания ресурсов газа, нефти или угля, но будут достигнуты максимумы их традиционной добычи и в зависимости от скорости совершенствования технологий произойдёт более или менее сильное удорожание добычи. В частности, «сланцевая революция» на 20-25 лет отодвинет казавшуюся недавно столь близкой угрозу исчерпания ресурсов нефти и газа и, главное, диверсифицирует их по регионам мира.

Не ожидается также сильных изменений глобальной топливной корзины (рис. 2).

Углеводороды сохранят доминирование, составляя более половины производства энергоресурсов, структура которого будет все более диверсифицироваться: доли ископаемых видов топлива будут выравниваться (нефть снизится до 26% и, уголь до 24%, а газ увеличится до 26%) и к ним приблизятся остальные источники (в сумме 24%), что усилит межтопливную конкуренцию и повысит устойчивость энергоснабжения.

Исследование динамики цен нефти и газа не выявило фундаментальных оснований как для слишком высоких, так и экстремально низких прогнозов. Балансовые цены нефти в период до 2020-22 гг. возможно несколько снизятся и после стагнации до конца 20-ых годов восстановят ускоряющийся рост, но до конца периода вероятно не выйдут из диапазона 90-140 долл. (США 2010 г.) за баррель (рис. 3[3]).

Это удвоит цены (в постоянных долларах) по сравнению со средними за последние 30 лет, но будет приемлемо как потребителям, так и для бюджетов стран-производителей нефти.

С ценами нефти будут устойчиво коррелировать сильно дифференцированные по регионам балансовые цены газа, для которых до 2025-30 гг. вероятен больший спад, чем у нефти, с восстановлением роста в конце периода. Цены на газ будут отражать дальнейшую регионализацию рынков и демонстрировать существенный разрыв уровней цен между Северной Америкой, Европой и Азией (рис. 43).

Глобальный кризис неожиданно сильно потряс экономику России и за пять лет сбил её с бурного развития на траекторию вялой эволюции. Начавшийся в 21-м веке 7-процентный рост ВВП захлебнулся и в официальном прогнозе[4] до 2030 г. представлены в 2-3 раза меньшие темпы развития экономики.

Таким образом, предстоящие десятилетия будут полны неожиданностей вне и внутри страны, и поэтому Энергетическая стратегия России не может содержать конкретный план действий («дорожные карты»), а должна предложить целевой сценарий (достижимый при благоприятных условиях) развития энергетики страны и его трансформации в неблагоприятных условиях.

Энергетическая стратегия как государственный документ должна в своём целевом сценарии обеспечить инновационное развитие экономики России и вытекающие из него требования к энергетике страны и регионов. По инновационному варианту МЭР4 с 2010 по 2030 гг. население страны сохранится в пределах 142-144 млн. чел., а ВВП удвоится. Его экстраполяция на модельно-информационном комплексе ИНЭИ РАН[5] увеличит экономику России в 2,5 раза до 2035 г. и почти в 4 раза к 2050 г. при сокращении населения до 135-136 млн. чел. В этом сценарии предполагается нивелировать угрозы сокращения экспорта энергоресурсов и экономика России до 2035 г. перейдет с шестого (в 2010 г.) на пятое место в мире и может достигнуть четвёртого к 2050 г.

ТЭК России был локомотивом экономики и сможет выполнять эту роль в текущем десятилетии, но его вклад в ВВП в целевом сценарии сократится с 29% в 2010 г. до 17% в 2035 г., а к 2050 г. опустится ниже 13% (рис. 5).

В новых условиях энергетика отойдёт на роль стимулирующей инфраструктуры, которая должна устойчиво, без больших ущербов здоровью людей и природе обеспечивать: 1) рациональный спрос на топливо и энергию населения и всех видов деятельности, 2) экономически оправданные объёмы и направления внешнеэкономической деятельности (особенно экспорт топлива) с учётом политических интересов страны, 3) поддержку развития экономики сдерживанием цен энергоносителей и спросом на отечественную продукцию и услуги.

Но развитие энергетики подвержено внешним и внутренним угрозам: неблагоприятная конъюнктура мировых энергетических рынков, замедленное развитие экономики России, отсрочка или срыв основных инновационных программ развития секторов российской энергетики и др. Реализация угроз замедлит развитие энергетики по сравнению с целевым сценарием и породит существенные риски для экономики страны (подробнее см. [6]). Эти риски имеют большую синергию: осуществление внешних угроз замедлит экономику и они вместе приведут к урезанию крупных инновационных энергетических программ.

Комплексный риск-анализ целевого сценария Стратегии показал опасность сдерживания роста ВВП России до уровней, близких базовому варианту МЭР4: удвоение относительно 2010 г. к 2035 г. и рост в 2,8-2,9 раза к 2050 г. Такая экономика порождает сдержанный сценарий Энергетической стратегии России и при всей привлекательности целевого сценария приходится вслед за МЭР признать большую вероятность его реализации.

Сценарии Энергетической стратегии России

Внутренний спрос на энергию увеличится в целевом сценарии с 2010 г. на 27% к 2035 г. и 37% к 2050 г., а в сдержанном - соответственно на 22 и 29% и основной прирост обеспечат электроэнергетика, транспорт и использование топлива в качестве сырья. Энергоёмкость ВВП уменьшится в целевом сценарии вдвое к 2035 г. и втрое к 2050 г., а в сдержанном сценарии соответственно лишь на 40% и 55% - из-за сокращения структурной экономии при замедлении экономики и уменьшения средств на энергосбережение.

Основным энергоресурсом на внутреннем рынке весь период останется природный газ: 51-53% до 2035 г. при снижении к 45-46% в 2050 г. До 2035 г. стабилизируется также доля нефтепродуктов (18-19%) с уменьшением до 13-14% к 2050 г. при кратном сокращении использования мазута. С 13% в 2010 г. до 15-16% в 2035 г. и 24% в 2050 г. возрастёт использование неуглеродных энергоресурсов (в основном атомной энергии), которые будут замещать твёрдые топлива, уменьшив его долю с 18 до 15-16% (рис. 6).

Потребление электроэнергии увеличится на 43-54% к 2035 г. и в 1,7-2 раза в 2050 г. при замещении ею в целевом сценарии топлива на 6% в промышленности, на 8% в жилищном хозяйстве и на 30% на транспорте. Производство электроэнергии вырастет к 2035 г. на 44-56% и к 2050 г. в 1,7-2 раза и его основой останутся тепловые электростанции: они дадут 61-64% производства электроэнергии в 2035 г. и 62-50% в 2050 г. Выработка ГЭС увеличится, но доля уменьшится с 16,3 до 15-14% в 2035 г. и 13-12% в 2050 г. из-за большого освоения гидроресурсов в основных районах электропотребления. Опережающий рост выработки обеспечат АЭС: в целевом сценарии 2,1 раза к 2035 г. и в 4 раза к 2050 г. при условии прорывного освоения ядерных технологий замкнутого топливного цикла, а в сдержанном сценарии из-за срыва этой программы - только в 1,7 и 2,2 раза. Выработка электроэнергии на НВЭИ по целевому сценарию увеличится в 19 раз к 2035 г. и в 60 раз к 2050 г. и почти вдвое меньше в сдержанном сценарии, но их доля в производстве электроэнергии составит лишь около 2% в 2035 г. и 3,6-5% в 2050 г. (рис. 7).


Электростанции увеличат расход энергоресурсов на 19-27% к 2035 г. и 35-56% к 2050 г., но расход органического топлива вырастет только на 14-18% и 26-24%. Основным топливом для электростанций останется природный газ с долей 70-71% до 2035 г. при снижении до 66-68% к 2050 г. Доля твёрдого топлива на электростанциях увеличится с 28,7% в 2010 г. до 30-29% в 2035 г. и 32-35% в 2050 г.

Экспорт энергоресурсов в целевом сценарии увеличится на 11% к 2035 г. и затем снизится на 7% к 2050 г. по нефти, тёмным нефтепродуктам и углю, а в сдержанном сценарии после небольшого роста вернётся к уровню 2010 г. в 2035 г. и уменьшится на 10% к 2050 г. (рис. 8).


Доля экспорта в азиатском направлении увеличится с 11,3% в 2010 г. до 28-29%% в 2035 г. и 29-37% в 2050 г. по большинству энергоресурсов.

Производство энергоресурсов в России вырастет на 14-28% к 2035 г. и затем практически стабилизируется (рост на 0-1% к 2050 г.). Весь период основу ТЭК составят углеводороды, хотя их общая доля в производстве уменьшится с 80,4 % в 2010 г. на 0-1% к 2035 г. и ещё на 1-5% к 2050 г., в том числе доля газа увеличится с 41% в 2010 г. до 48-47% в 2035 г. и 50-46% в 2050 г., а нефти уменьшится с 39,4% в 2010 г. до 32% в 2035 г. и 28% в 2050 г. При росте добычи угля на 11-28% к 2035 г. и уменьшении затем на 7-2% к 2050 г. его доля в производстве энергоресурсов останется на уровне 11-12% (рис. 9).


Добыча газа увеличится с 2010 г. на 33-44% в 2035 г. и на 39-43% в 2050 г. и выйдет на предельные возможности традиционной ресурсной базы (рис. 10).


Это не исключает её дальнейшего наращивания при успехе технологий освоения ресурсов газа из сланцев, на шельфах арктических морей и особенно газовых гидратов. Вдвое снизится добыча в доминирующем ныне Надым-Пуртазовском районе, но в 2,5-3,5 раза вырастет на Дальнем Востоке и будут освоены месторождения Ямала и Восточной Сибири с добычей в 2050 г. соответственно до 300 и 100 млрд. м3. Производство сжиженного газа увеличится с 14 млрд м3 до 75-110 млрд м3 в 2035 г. и 80-130 млрд м3 в 2050 г. На глубокую переработку пойдёт 30-35 млрд м3 в 2035 г. и до 50 млрд м3 в 2050 г.

Добыча нефти и конденсата в целевом сценарии увеличится с 505 млн т в 2010 г. до 535 млн т в 2035 г. и затем уменьшится до 465 млн т в 2050 г., а в сдержанном сценарии сократится до 470 млн т в 2035 г. и 410 млн т в 2050 г. (рис. 11).


Тюменская обл. останется главной нефтяной провинцией страны, но при замедленном росте коэффициента извлечения нефти и освоении её нетрадиционных ресурсов добыча здесь уменьшится с 308 млн т в 2010 г. до 240 млн т в 2035 г. и 220-270 млн т в 2050 г.

В целевом сценарии ожидается рост до 2025 г. и стабилизация в 2030-35 гг. объёмов переработки нефти на уровне 270-275 млн т с уменьшением до 220-230 млн т в 2050 г., а в сдержанном сценарии снижение объёмов переработки ожидается уже после 2015 г. Но это сопровождается ростом производства нефтяных моторных топлив и сырья для нефтехимии благодаря увеличению глубины переработки нефти с 71,1% в 2010 г. до 90% в 2035 г. и 93% в 2050 г. (рис. 12).


Реализация Энергетической стратегии потребует больших производственных и институциональных усилий, а капиталовложения в развитие ТЭК, энергосбережение и децентрализованное энергоснабжение вырастут с ожидаемых в 2011-15 гг. 450-470 млрд. долл. до 655-800 млрд. долл. в 2031-35 гг. и до 670-900 млрд. долл. (2010 г.) в трёх последующих пятилетках. Доля капиталовложений на энергообеспечение страны в ВВП уменьшится с 6% в 2011-15 гг. до 4% в 2031-35 гг. и до 3% в 2046-50 гг..

Литература

  1. Прогноз развития энергетики мира и России до 2040 года. Под ред. А.А. Макарова, Л.М. Григорьева, Т.А. Митровой. ИНЭИ РАН и Аналитический центр при Правительстве Российской Федерации. М:, 2013, 110 с.
  2. Галкина А.А., Грушевенко Д.А., Грушевенко Е.В., Кулагин В.А., Макаров А.А., Митрова Т.А., Сорокин С.Н. Методология и результаты прогнозирования перспектив развития мировых энергетических рынков на период до 2040 года // Мировая экономика и международные отношения 2014 № 1 с. 3-20.
  3. Мировая экономика в начале 21 века. Под ред. Л.М. Григорьев, М.: «Директ-Медиа», 2013.
  4. Макаров А.А., Веселов Ф.В., Елисеева О.А., Кулагин В.А., Малахов В.А., Митрова Т. А., Филиппов С.П. SCANER - модельно-информационный комплекс. ИНЭИ РАН, М:, 2011, 72 с.
  5. Макаров А.А. Модельно-информационная система для исследования перспектив энергетического комплекса России (SCANER). В кн. Управление развитием крупномасштабных систем. М.: Физматлит, 2012.
  6. Макаров А.А., Митрова Т.А., Малахов В.А. Прогноз мировой энергетики и следствия для России // Вопросы прогнозирования 2013 № 11.


[1] Получены экстраполяцией до 2050 г. прогнозов мировых энергетических рынков в период до 2040 г. [1, 2].

[2] Word Population Prospects, the 2010 Revision, UN Population Division

[3] Линии с маркерами показывают диапазон цен, принятый в прогнозах Энергетической стратегии.

[4] Прогноз долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2030 г., Министерство экономического развития РФ, Москва, 2013.

[5] Сценарии Энергетической стратегии получены на инструменте SCANER [4, 5]

Комментарии

Пока нет комментариев.

Написать комментарий


Neftegaz.RU context