USD 74.4373

0

EUR 90.3743

0

BRENT 64.43

0

AИ-92 44.34

+0.01

AИ-95 48.23

+0.02

AИ-98 53.7

0

ДТ 48.77

0

1050

Нефтерождение и нефтенакопление

В последние годы все чаще стали появляться научные публикации, возвращающие внимание геологов к гипотезе Д.И. Менделеева о неорганическом происхождении нефти. Хотя сама гипотеза является, бесспорно, одной из блестящих заслуг великого ученого и краеугольным камнем в основании нефтегазовой геологии, ей, к сожалению, придают излишне общее значение.

Углеводородные газы, в частности метан, как продукт дегазации недр планеты, в огромном количестве поступают в осадочную толщу земной коры, образуя множество газовых залежей, и частично улетучиваются в атмосферу. Это теперь хорошо изученный факт, не вызывающий сомнений.

Однако нефть (рассеянную в осадках и сконцентрированную в ловушках) по ряду причин нельзя отнести к производным газовых эманаций Земли. Одним из явных доказательств органического начала нефти служат широко открытые битуминозные сланцы. Они представляют собой прекрасные примеры материнских пород, куда нефть не могла придти извне, а образовалась в них самих при захоронении.

До сего дня не решен вопрос о миграции нефти в проницаемых коллекторах, а говорить о миграции тяжелых остатков органического вещества (ОВ) в сверхплотных глинах вообще не приходится.

Все осадочные разрезы более чем на 60% (в той или иной мере) сложены глинами. Из них лишь небольшая часть продуктивна по содержанию ОВ. Территориально она находится в местах прибрежных акваторий, в заливах, куда идет сток речных наносов и формируются стратиграфические комплексы пластов, называемые свитами. Согласно принципу актуализма, такие же места на границе суши и моря существовали в другие геологические эпохи. Их положение можно определить при реконструкции палеообстановки.

Не опровергая мнения наших незыблемых авторитетов В.И. Вернадского и И.М. Губкина, что «в диффузно-рассеянном состоянии нефть занимает огромные пространства на земном шаре», мы, тем не менее, обязаны искать места ее наибольшей концентрации. Ибо оттуда и только оттуда она могла наполнить подходящие близлежащие ловушки. По любому представлению механизма миграции, даже располагая масштабом времени в сотни миллионов лет, невероятно предположить перемещение РОВ или микронефти на расстояния, исчисляемые тысячами километров, как допускают некоторые ученые-геологи (А.П. Силин-Бекчурин, В.Б. Порфирьев, В.Ф. Линецкий, В.П. Савченко, А.Л. Козлов, А.Я. Кремс, К.Н. Кравченко и др.).

Возвращаясь к битуминозным сланцам, следует отметить их заглавную роль в проблеме нефтерождения. Геологами эта роль справедливо вложена в понятие материнских пород. Ее значение было сформулировано впервые в 1924 г. В.И. Вернадским в «Очерках геохимии»: «Можно выделить два типа месторождений для больших скоплений нефти: 1) скопления в осадочных породах, 2) проникновение углеводородами битуминозных сланцев. Оба типа могут рассматриваться как часть одного и того же явления. Нахождения в сланцах содержат наибольшие массы нефти. Эта часть забывается. Нельзя объяснить происхождение нефти, оставляя в стороне битуминозные сланцы». Данная формулировка в целом остается достаточной, кроме замечания о проникновении нефти в сланцы. Последнее невозможно и не нужно, т. к. ОВ присутствуют там изначально, и нефть (легкие компоненты ОВ) эмигрирует из сланцев в соседние породы-коллекторы, если таковые имеются. Когда смежные коллекторы отсутствуют, нефть консервируется в глинах (характерный пример - Баженовская свита).

Не было бы нужды повторять и передоказывать эти общеизвестные положения, если бы не возрождение абиогенной теории нефтерождения, Это возрождение прогрессирует до гомерических выводов, вводит в заблуждение новое пополнение геологов, не вникающих глубоко в историю вопроса о природе образования нефти. Правомерно спросить - надо ли знать эту природу? Безусловно надо, поскольку из нее вытекает методика поисков новых объектов нефтедобычи.

Вторым вопросом нефтяной геологии, неразрывно связанным с нефтерождением, стоит вопрос о механике процессов первичной эмиграции и латеральной миграции УВ по пластам. Без его окончательного решения опять-таки крайне трудно (если возможно) делать прогнозы продуктивных ловушек нефти и газа, выявляемых методами геофизики.

Автор уже неоднократно писал по поводу отказа от воды как основного носителя миграции УВ, поручая эту функцию газу. Странно, что газовый перенос микронефти не получил должной оценки, в то время как он непосредственный участник этих процессов.

А именно: на стадии эвакуации нефти в коллекторы газовая компонента ОВ производит микроразрывы материнских пород и тем самым обеспечивает выход нефти; вторичная миграция микронефти также связана с движением свободного газа по восстанию пластов. Флотомиграция происходит в условиях пересыщенных пластовых вод газовой фазой, поступающей из глубинных разломов коры. Переход газа из растворенного в свободное состояние имеет место в интервале глубин, который интерпретируется как зона нефтегенерации («нефтяное окно»). Однако есть достаточные основания считать интервал от 1000 до 4000 м, где сосредоточены основные разведанные запасы нефти, зоной ее активной флотомиграции.

Общий баланс нефтяных и газовых залежей свидетельствует об огромном профиците газовых скоплений, который убедительно показывает, что без притока глубинных газов получить их из одного и того же источника ОВ не представляется возможным, хотя на этой парадигме построена общепринятая теория термального генезиса УВ.

Конструктивный подход предлагается в виде теории конвергенции УВ, разумеется, не для утешения самолюбия автора, а для обобщения накопленных знаний и фактов в нефтяной геологии, а также практического приложения теории к методике поисков и разведки новых месторождений углеводородного сырья.

Источник : Neftegaz.RU