USD 74.4275

0

EUR 88.9334

0

BRENT 69.54

0

AИ-92 44.55

+0.05

AИ-95 48.38

+0.02

AИ-98 53.83

+0.1

ДТ 48.83

-0.03

1007

Модель строения северной части Лугинецкого куполовидного поднятия

Лугинецкое месторождение, расположенное в Парабельском и Каргасокском районах, является одним из крупнейших на территории Томской области.

Модель строения северной части Лугинецкого куполовидного поднятия

Лугинецкое месторождение, расположенное в Парабельском и Каргасокском районах, является одним из крупнейших на территории Томской области. В тектоническом отношении месторождение приурочено к одноименному куполовидному поднятию, находящемуся в северной части Пудинского мегавала. На западе Лугинецкое куполовидное поднятие граничит с Нюрольской впадиной, на востоке - с Усть-Тымской впадиной, на северо-западе — с зоной сочленения Средневасюганского и Пудинского мегавалов [1, 4] (рис. 1).


Основная газонефтяная залежь связана с отложениями горизонтов Ю1 и Ю2. На начальных этапах исследований Лугинецкого месторождения считалось, что залежи этих горизонтов гидродинамически связаны между собой. Газонефтяной контакт (ГНК) был принят на абсолютной отметке 2222 м, водонефтяной контакт (ВНК) — 2244 м [1]. Последующим бурением было показано, что уровни ВНК и ГНК непостоянны для всей площади. В частности, в скв. 182, пробуренной в южной части месторождения, ВНК определен на абсолютной отметке 2252 м.


Результаты испытаний горизонта Ю1 в скв. 188, пробуренной в1994 г. в северной части площади в пределах Северо-Лугинецкой структуры, также показали, что уровни ВНК и ГНК расположены здесь на существенно больших глубинах, чем в пределах собственно Лугинецкого поднятия. В то же время выполненные в пликативном варианте структурные построения по отражающему горизонту II3, приуроченному к подошве баженовской свиты, свидетельствуют о том, что изогипса, проведенная на уровне ВНК основной залежи, включает и северный купол структуры II порядка, т.е. Северо-Лугинецкое поднятие.


Остановимся на вопросах, связанных с историей геолого-тектонического развития северной части Лугинецкого куполовидного поднятия, и на возможных причинах существования различных уровней ВНК в центральной и северной частях месторождения.


Анализ сейсморазведочных материалов Лугинецкой и Северо-Лугинецкой площадей, полученных АО "Сибнефтегеофизика", свидетельствует о том, что в постюрское время эта территория была подвержена влиянию активных тектонических процессов. На временных сейсмических разрезах фиксируется значительное число разнонаправленных тектонических нарушений, секущих отражающий горизонт II3, среди которых наибольшей амплитудой и выразительностью обладают разломы преимущественно меридионального простирания (рис. 2).


Учитывая наличие достаточно большого числа разрывных нарушений в пределах исследуемой территории, правомерно предположить, что в данном случае мы имеем дело с разными тектонически изолированными залежами. Действительно, на временных разрезах не вызывает затруднений выделить нарушения, отделяющие Северо-Лугинецкую площадь от Лугинецкой. Однако в этом случае остается вопрос: почему множество нарушений, выделенных в пределах исследуемой территории, не являются экранами для залежей УВ, а нарушение, отделяющее Северо-Лугинецкую площадь от Лугинецкой, является?


При трассировании тектонических нарушений, секущих юрские отложения, была проведена их градация на "крупные" и "мелкие". На первом этапе были откоррелированы "крупные" разломы, контролирующие значительные по размерам тектонические элементы — блоки. Затем на структурную основу выно сились мелкие нарушения, контролирующие локальные тектонические элементы внутри выделенных блоков и не прослеживающиеся на значительные расстояния. Поскольку последние не могут являться региональными экранами, остановимся более подробно на характеристике тектонических особенностей блокового строения района.


Корреляция "крупных" тектонических нарушений по площади позволила выделить в пределах исследуемой территории четыре блока: западный — основной купол Лугинецкого куполовидного поднятия, северный — Северо-Лугинецкое поднятие и прилегающие территории, южный и восточный (рис. 3, А). В рассматриваемом районе полностью оконтурен только северный блок, три остальных ограничены с юга территорией исследований. Наиболее крупный — западный блок. Северный блок существенно меньше и имеет форму треугольника с основанием на северо-востоке. Южный блок представлен в районе исследований лишь северным окончанием в форме остроугольного треугольника. Восточный блок, имеющий сложную форму на юге, протягивается в северном направлении в виде сужающейся полосы.


Блоки разделены между собой узкими грабенообразными прогибами, причем западный борт прогиба, разделяющего западный и северный блоки, осложнен серией нарушений, обеспечивающих ступенчатое погружение территории к осевой части Усть-Тымской депрессии.

Анализируя форму выделенных блоков, достаточно легко заметить, что, несмотря на сложную форму, они, подобно детской мозаике, собираются в макроблок, представляющий собой единое целое (см. рис. 3, Б).


Рассматривая современное строение исследуемой территории совместно с результатами палеоструктурных реконструкций, можно сделать вывод о том, что прогибы, разделяющие выделенные блоки, были заложены еще в доюрское время. На это обстоятельство указывает тот факт, что современным прогибам соответствуют зоны увеличенных толщин юрских отложений. В то же время амплитуды прогибов в палеоплане существенно меньше современных. Таким образом, можно предположить, что выделенные постюрские "крупные" разломы наследуют доюрские разломы, вероятно, связанные с процессами раннетриасового рифтогенеза [З]. Очевидно, что подобные процессы не могли проявиться локально, а должны были получить более широкое распространение.


Анализ современной структурной поверхности подошвы осадочного чехла и карты толщин юрских отложений, которая характеризует структурный план фундамента на момент формирования баженовской свиты, позволяет говорить о том, что в волжское время в рельефе фундамента глубина "надрифтового" прогиба, разделяющего Пудинский и Средневасюганский мегавалы, была незначительна. Так, Шингинская, Самлатская и Кыкинская структуры (см. рис. 1), расположенные в зоне сочленения мегавалов, находились на том же гипсометрическом уровне, что и Мыльджинский вал (толщина юрских отложений 240-280 м), и лишь на 20-40 м ниже сводовой части Лугинецкого куполовидного поднятия. В овых систем. Приведенный анализ дает основания предполагать, что именно эти процессы предопределили современное блоковое строение северной части Лугинецкой площади и привели к существованию тектонических нарушений, способных служить надежными экранами для залежей углеводородов.


Интерпретация сейсмогеологических палеореконструкций, характеризующих структурную поверхность домезозойского основания на моменты формирования баженовской свиты, кошайской пачки, кузнецовской и талицкой свит, позволяет рассматривать тектоническое развитие территории на разных этапах геологической истории.


Эти материалы показали, что вплоть до формирования талицкой свиты большая часть юго-восточных районов Западной Сибири в целом и рассматриваемая территория в частности не подвергались воздействию активных тектонических процессов. Так, на протяжении всего мезозоя зона Лугинецкого куполовидного поднятия располагалась примерно на тех же отметках, а на некоторых этапах даже ниже, чем зона сочленения Средневасюганского и Пудинского мегавалов.


Активизация тектонических движений происходила преимущественно в палеогеннеогене. В это время центральная часть Западно-Сибирского бассейна (для Томской области — северо-западная часть) начинает активно погружаться, вовлекая в этот процесс и свое обрамление. При этом на фоне регионального погружения, которое предопределило относительное воздымание Лугинецкого куполовидного поднятия над Мыльджинским валом (см. рис. 1), древние рифтовые системы, будучи наиболее ослабленными зонами,начинают “проваливаться” относительно более устойчивых блоков палеозойского основания, формируя мезо-кайнозойские мегапрогибы. В это время наиболее активно погружается Колтогорский мегапрогиб и именно в это время формируется прогиб между Пудинским и Средневасюганским мегавалами, по сути, образуя последние. Вероятно, именно в этот период оживают и разломы в пределах Лугинецкого куполовидного поднятия, которые приводят в движение слагающие его блоки и обновляют разделяющие их прогибы. При этом блоки небольших размеров, наиболее приближенные к древним рифтовым системам, испытывают погружение относительно наиболее устойчивого центрального блока.


Необходимо отметить, что к началу формирования палеоген-неогеновых отложений нефтематеринская баженовская свита залегала в исследуемом районе на глубине ~2000 м, а следовательно, уже значительное время находилась в главной зоне нефтеобразования [1, 2]. Таким образом, можно предполагать, что к моменту палеоген-неогеновой тектонической активизации залежь Лугинецкого месторождения была уже сформирована и имела единый уровень ВНК.


Вероятно, вследствие активного формирования разрывных нарушений единая Лугинецкая залежь была разделена на несколько более мелких частей серией обновленных древних разломов. Таким образом, северный блок, в пределах которого пробурена скв. 188, обособился от собственно Лугинецкого, уйдя на более низкий гипсометрический уровень,что и привело к существованию различных уровней ВНК в пределах месторождения. Если изложенная модель верна, то в пределах Северо-Лугинецкой площади мы имеем дело с тектонически экранированной ловушкой, что позволяет рассчитывать на увеличение нефтегазоперспективной площади объекта и распространение залежи на север за контуры Северо-Лугинецкой структуры (рис. 4).


В то же время, учитывая, что в момент формирования "молодых" тектонических нарушений, способных выполнять роль "проводника" углеводородов, процесс образования и эмиграции нефти продолжал протекать достаточно активно, необходимо обратить пристальное внимание на неокомские песчаные пласты, с которыми на исследуемой территории также могут быть связаны месторождения нефти и газа. В частности, на временных сейсмических разрезах, характеризующих строение Северо-Лугинецкой площади, в зоне развития наиболее контрастных тектонических нарушений в меловых отложениях (отражающий горизонт ПБ) фиксируется "эффект яркого пятна", который может быть связан с меловой залежью (см. рис. 2).


В заключение кратко сформулируем основные выводы:


1. Единый крупный макроблок (Лугинецкое куполовидное поднятие) в процессе раннетриасового рифтогенеза был раздроблен на серию более мелких.


2. К моменту формирования отложений осадочного чехла зоны раздвижения блоков были "залечены" эффузивными породами. На их месте заложились небольшие прогибы.


3. На момент формирования отложений баженовской свиты эти прогибы в рельефе фундамента практически не проявлялись, так же как и не существовало крупного (соизмеримого с современным) прогиба, разделяющего Средневасюганский и Пудинский мегавалы.


4. На протяжении всего мелового периода не происходило тектонических процессов, приводящих к серьезным структурным перестройкам района исследований.


5. В палеоген-неогеновое время отмечается существенная активизация тектонической жизни региона. На фоне регионального погружения центральной части Западно-Сибирского бассейна оживают древние разломы, происходит обновление древних рифтовых систем.


6. В этот период активизируются древние разломы в пределах Лугинецкого куполовидного поднятия, приходят в движение слагающие его блоки и обновляются разделяющие их прогибы. Блоки небольших размеров, наиболее приближенные к древним рифтовым системам, испытывают погружение относительно наиболее крупного центрального блока, формируя серию структурно-тектонических ловушек.


7. В связи с тем что к моменту палеоген-неогеновой тектонической активизации залежи углеводородов в значительной степени были сформированы, опускание периферийных блоков привело к разрыву единой "сводовой" залежи и формированию серии тектонически экранированных залежей.


8. Поскольку к моменту формирования "молодых" тектонических нарушений, способных выполнять роль "проводников" углеводородов, глубина залегания баженовской свиты соответствует главной зоне нефтегазооброзования, а следовательно, процесс образования и эмиграции углеводородов продолжается, необходимо обратить внимание на неокомские песчаные пласты, с которыми также могут быть связаны залежи углеводородов.

 

Источник : Neftegaz.RU