USD 89.0214

+0.03

EUR 95.7391

+0.1

Brent 83.17

+1.02

Природный газ 3.053

-0.1

5 мин
...

Минэнерго Узбекистана опровергло передачу России всех месторождений нефти и газа

По мере развития газовых отношений с Россией, Минэнерго Узбекистана приходится все чаще разъяснять медиа-сообществу реальное положение дел.

Минэнерго Узбекистана опровергло передачу России всех месторождений нефти и газа

Источник: Минэнерго Узбекистана

Москва, 14 фев - ИА Neftegaz.RU. Минэнерго Узбекистана провело встречу с представителями ведущих СМИ страны, блогерами и экспертами, чтобы разъяснить вопросы, связанные с сотрудничеством с Россией в газовой сфере.
Встречу с представителями масс-медиа 13 февраля 2023 г. провели министр энергетики Узбекистана Ж. Мирзамахмудов и глава Узбекнефтегаза М. Абдуллаев.

В ходе встречи обсуждался новый взволновавший медиасферу Узбекистана инфоповод - сообщения о том, что Узбекистан передал России свои месторождения нефти и газа.
Информация исходила от узбекской службы Радио Свобода (внесена Минюстом РФ в список СМИ-иноагентов), которая сообщила, что в ходе визита президента Узбекистана Ш. Мизиева в Россию в 2017 г., российской стороне был передан полный и эксклюзивный контроль над всеми нефтяными и газовыми месторождениям страны на 35 лет.
В связи с остротой темы, Минэнерго Узбекистана представило журналистам документы и озвучило официальную позицию властей.
По заявлению Ж. Мирзамахмудова, информация о том, что Узбекистан за 35 лет якобы передал эксклюзивные права на все месторождения нефти и газа компаниям, связанным с Россией, является ложной и неверно истолкованной.
Основная часть разработанных газовых и нефтяных месторождений Узбекистана принадлежит Узбекнефтегазу.

Глава Минэнерго Узбекистана пояснил, что в контексте эксклюзивных прав на разработку месторождений в Узбекистане, переданных российским инвесторам в 2017 г., речь идет о единственном месторождении - 25 лет Независимости (Мустакилликнинг 25 йиллиги, М-25), расположенном в Байсунском районе Сурхандарьинской области.
В рамках данного проекта инвесторам дается право разрабатывать и управлять месторождением в течение срока соглашения о разделе продукции (СРП).
Сторонами СРП являются с одной стороны - Республика Узбекистан, со второй стороны - консорциум инвесторов в составе Gas Project Development Central Asia AG (GDP, Швейцария), Altmax Holding Ltd (Кипр) и Узнефтегаздобыча (дочка Узбекнефтегаза).
Напомним, что GPD является СП Газпрома и Газпромбанка, а Altmax Holding - структура бизнесмена А. Филатова.
При этом, согласно подписанному соглашению, на разработку месторождения из бюджета Узбекистана не будут расходоваться средства или браться кредиты под госгарантии, все затраты на 100% покрываются инвесторами.
Продемонстрировав соглашение, подписанное с инвесторами, Ж. Мирзамахмудов указал, что 50% чистого дохода от проекта после начала добычи будет поступать в бюджет страны, еще 50% идет инвесторам.

СРП, действительно, заключено сроком на 35 лет, но это является нормальной практикой и обусловлено сложностью проекта М-25.
Месторождение расположено в горах Бойсун, где рельеф Сурхандарьи очень сложный.
Также сложным является само месторождение в связи со своим геологическим строением, высокого содержания серы и углекислого газа в газе.
Месторождение Гаджак (сейчас М-25) было открыто в 1960х гг., но его разработка во времена СССР так и не началось.
В годы независимости Узбекистан предлагал участие в освоении месторождения многим иностранным компаниям (BP, Total и др.), но они не согласились.
В 2006 г. малазийская Petronas и саудовская Delta Oil приступили к разведке месторождения, но добровольно вышли из проекта в 2013 г. из-за низкой рентабельности.
Затем месторождение в течение нескольких лет оставалось невостребованным, пока в 2017 г. не было предоставлено инвесторам.

Напомним, что СРП по инвестблоку Независимость Узбекистана с доразведкой и разработкой месторождения М-25 и строительством газоперерабатывающего комплекса в Сурхандарьинской области было подписано в апреле 2017 г.
В октябре 2018 г. стороны определили коммерческие условия проекта и одобрили создание единого инвестора Suhran Investments Limited для привлечения проектного финансирования.
Проект общей стоимостью 5,27 млрд долл. США намечено реализовать в 2 этапа.
На 1м этапе, в 2018-2022 гг., планировалось бурение скважин, обустройство месторождения, геологоразведочные работы, строительство инфраструктуры и газоперерабатывающего завода (ГПЗ) мощностью 5 млрд м3/год газа.
Однако, как сообщило Минэнерго Узбекистана, добыча газа на проекте до сих пор не началась.
На 2м этапе, в 2023-2025 гг., планируется строительство газохимического комплекса с производством полимерных продуктов в объеме до 500 тыс. т/год с глубокой переработкой товарного газа.
В апреле 2021 г. ВЭБ.РФ, Газпромбанк и Surhan Gas Chemical Operating Company подписали базовые индикативные условия финансирования разработки М-25 на сумму 900 млн долл. США.

Ситуация в медиасфере Узбекистана вокруг сотрудничества с Россией продолжает активно нагнетаться.
Предыдущая волна опасений начала раскручиваться в декабре 2022 г., после того, как президент Казахстана К.-Ж. Токаев после встречи с президентом РФ В. Путиным анонсировал сотрудничество России, Казахстана и Узбекистана по газу.
Комментируя состоявшиеся 29 ноября переговоры, пресс-секретарь президента Казахстана Р. Желдибай, заявил, что речь шла о создании «тройственного газового союза» в составе России, Казахстана, Узбекистана с целью координации действий при транспортировке российского газа по территориям Казахстана и Узбекистана.
В Узбекистане, где на тот момент уже обозначился дефицит газа, который впоследствии усилился в период аномальных холодов, по соцсетям прошла волна сообщений о том, что проблемы с газом в Узбекистане создаются властями искусственно, чтобы склонить население к заключению союза с Казахстаном и Россией, а газотранспортная система (ГТС) Узбекистана в рамках союза может быть приватизирована, продана или перейдет во внешнее управление.
Ж. Мирзамахмудов тогда пояснял, что дефицит газа в стране связан с ростом внутреннего потребления, что повышает потребность в энергоресурсах, а сотрудничать в энергетике Узбекистан будет исходя из национальных интересов, на основе коммерческих контрактов, а не путем передачи кому-то энергосетей, причем для коммерческого сотрудничества участия каком-то альянсе или союзе не требуется.
Эти заявления Reuters трактовал как отказ Узбекистана от российского предложения о газовом союзе.

Россия на это отреагировала спокойно, МИД РФ назвал появляющиеся в медиапространстве цитаты партнеров России по переговорам об отказе от сотрудничества вырванными из контекста.
Минэнерго Узбекистана при сообщениях о развитии сотрудничества с Россией и Казахстаном по поставкам газа последовательно подчеркивает, что право собственности и управления на существующую ГТС Узбекистана полностью сохраняется, ни о приватизации, ни об управлении ГТС в рамках сотрудничества с Россией речи не идет.
Такие комментарии последовали после подписания дорожной карты по сотрудничестве в газовой отрасли с Газпромом в январе 2023 г., и после 3-сторонней российско-казахстанско-узбекистанской рабочей встречи в начале февраля.
Между тем, по озвученным ранее неофициальным данным, поставки российского газа в Узбекистан могут начаться уже 1 марта 2023 г.
В связи с этим внимание части медиа-сообщества Узбекистана с Туркменистана вновь переключились на Россию.

Новости СМИ2




Подписывайтесь на канал Neftegaz.RU в Telegram