USD 74.8617

-0.39

EUR 89.7742

-0.68

BRENT 68.12

-0.47

AИ-92 45.34

+0.01

AИ-95 49.13

+0.01

AИ-98 54.87

+0.01

ДТ 49.25

+0.01

2250

Вечный двигатель кризиса

Главный вывод, который можно сделать по итогам 2009 года: несмотря на формальные успехи предыдущих десяти лет развития, российская экономика все еще остается "колоссом на нефтяных ногах". И с виду успешные действия властей, направленные на преодоление кризиса, способны только усилить долгосрочную зависимость страны от конъюнктуры цен на сырье.

Вечный двигатель кризиса

Главный вывод, который можно сделать по итогам 2009 года: несмотря на формальные успехи предыдущих десяти лет развития, российская экономика все еще остается "колоссом на нефтяных ногах". И с виду успешные действия властей, направленные на преодоление кризиса, способны только усилить долгосрочную зависимость страны от конъюнктуры цен на сырье.

 

 

Фактор страха

В 2009 год российская экономика вошла в плачевном состоянии. Потеря внешних источников финансирования поставила на грань выживания крупнейшие предприятия страны; и даже проведенная явно в их интересах "плавная" девальвация рубля хотя и позволила им скупить в конце 2008 года по приемлемым ценам значительные запасы валюты, принципиально проблему возврата долгов западным кредиторам не решила.

По той же причине — закрытия западных кредитных линий — в крайне тяжелом положении оказалась банковская система; на начало года ЦБ уже выдал ей кредитов на 4 трлн руб. и значительно снизил как требования к обеспечению этих кредитов (вплоть до полного отсутствия залога), так и нормативные требования к самим банкам. Но такая практика не могла продолжаться до бесконечности — эти 4 трлн руб. составляли уже треть общего объема кредитования российской банковской системой экономики страны; учитывая же беззалоговый характер кредитования Центробанком коммерческих банков, речь, по сути, шла об эмиссионном кредитовании Центробанком экономики. Понятно, что такая политика чревата как ростом инфляции, так и, что более важно, подрывом доверия к национальной валюте.

Потеря банками фондирования вызвала паралич кредитного рынка. Как следствие, пошли неплатежи, стали активно обсуждаться бартерные схемы, один за другим следовали дефолты по облигациям — словом, возникла ситуация, когда платить по своим обязательствам вовремя и в полном объеме стало считаться поведением необычным.

Остается добавить, что в феврале цены на нефть устремились к уровню $40 за баррель; если бы тенденция падения цен на сырье сохранилась, российский бюджет оказался бы под угрозой. Экономические власти страны оказались в действительно непростой ситуации. После стольких "тучных" лет, когда бюджет был профицитным, запасы резервных фондов стремительно росли, а будущее представлялось светлым и безоблачным, возвращать деньги в экономику ускоренными темпами в форме прямой государственной поддержки, думается, было попросту обидно. Однако власти пошли на это, тем более что длительный опыт борьбы с нынешним кризисом в западных странах ясно показывал, что иного выхода, видимо, нет.

Именно эта массированная раздача государственных средств и стала, пожалуй, главным экономическим событием года, позволившим наряду с ростом цен на нефть выжить большей части экономики страны. Интересно в связи с этим посмотреть, кому именно эти деньги достались.

Читать далее






Подпишитесь на общую рассылку

лучших материалов Neftegaz.RU

* Неверный адрес электронной почты

Нажимая кнопку «Подписаться» я принимаю «Соглашение об обработке персональных данных»