USD 64.3455

+0.09

EUR 71.0503

+0.2

BRENT 58.98

+58.98

AИ-92 42.27

+0.11

AИ-95 46.03

+0.1

AИ-98 51.83

+0.01

ДТ 46.13

-0.02

96

Лжезащита населения

Власти, взяв обязательства по неадекватному повышению социальных выплат, забыли, что в будущем, когда денег станет критически меньше, отказаться от их исполнения будет невозможно. Бизнес, возможно, и стал бы очухиваться от кризиса в 2010 году, как ему тут же обухом по голове в виде реального увеличения налоговой нагрузки. Мы хотим продлить «удовольствие» от кризиса?

Лжезащита населения Лжезащита населения

 

Власти, взяв обязательства по неадекватному повышению социальных выплат, забыли, что в будущем, когда денег станет критически меньше, отказаться от их исполнения будет невозможно.

Это непросто – фактически выступать против усиления социальной защиты населения. По-человечески я, безусловно, двумя руками за всемерное повышение пособий, пенсий и т. п. Но душа экономиста протестует, протестует всеми своими фибрами. Потому что в принимаемых сегодня мерах по повышению социальной защищенности граждан профессионализм явно уступает место популизму, а благое дело рискует обернуться для российской экономики чрезвычайно большими проблемами уже в не столь отдаленном будущем.

Высокие чиновники у нас не устают повторять, что отличие российской программы антикризисных мер – ставка на усиление социальной защищенности граждан. Правильно ли это в принципе? И правильно ли делать такую ставку в России?

Убежден, что нет. Меры по повышению социальной защищенности – это меры, направленные на смягчение негативных социальных последствий. Но одно дело – смягчать последствия, снижать социальные издержки, и совершенно иное – останавливать спад экономики и запускать механизм экономического роста.

Вот только некоторые из принятых решений по социальному пакету. С 1 августа страховая часть пенсий россиян увеличивается на 7,5%. Всего же в 2009 году намечено провести четыре индексации. В конце 2009 года средний размер трудовой пенсии должен достигнуть 6 тысяч 170 рублей.

В 2010 году быстрый рост среднего размера трудовой пенсии продолжится: на конец года он должен составить 7 тысяч 781 рубль. Это потребовало подписания на днях двух базовых законов. Единый социальный налог заменяется на страховые взносы в соответствующие фонды.

Эта инициатива (замена ЕСН) вообще представляется крайне спорной. Вспомним, с каким трудом в начале 2000-х годов удалось собрать в единый налог платежи в различные социальные фонды. Но тогда хоть какая-то разумная аргументация была: это поможет лучше администрировать поступления, облегчит процедуру уплаты для плательщиков и т. п.

Много ли доводов слышно сегодня в пользу того, какое благо нам сулит отказ от ЕСН с переходом к страховым взносам? Кроме того, что уже с 2011 года вместо 26% будет уплачиваться 34%, большинство, в общем-то, мало что и знает об этой инициативе.

И вообще, складывается такое впечатление, что под разговоры о пенсионной реформе главной была чисто фискальная цель.

Компенсирует ли такое повышение те явно завышенные социальные обязательства, которые фактически взяло на себя государство? Конечно, нет. В 2010 году дефицит Пенсионного фонда, по оценке Минфина России, может составить 1 трлн 166 млрд рублей. Мы рассчитываем, что в 2011 году с повышением суммарной ставки до 34% он станет меньше? Такое теоретически возможно, если бы экономика стала реально оживать.

Увеличение налоговой нагрузки бизнес почувствует уже в 2010 году, потому что плоская шкала – 26% по всем взносам в социальные фонды, которая будет действовать в 2010 году, – это существенно выше, чем та реальная эффективная ставка – примерно 22%, по которой бизнес платит ЕСН сегодня.

Таким образом, ситуация получается следующая. Бизнес, возможно, и стал бы очухиваться от кризиса в 2010 году, как ему тут же обухом по голове в виде реального увеличения налоговой нагрузки. Мы хотим продлить «удовольствие» от кризиса?

Но в 2010 году у нас для выполнения завышенных социальных обязательств еще будут остатки Резервного фонда и Фонд национального благосостояния. Что будем делать в 2011-м и последующих годах? Занимать? Ну да, а что еще остается. Но тогда мы буквально за два-три года накопим такие долги, что и с этим одним из немногих экономических достижений «тучных нулевых» – радикальным сокращением долговой нагрузки – придется распрощаться.

Повышение пенсий – это ключевая, но не единственная мера из арсенала средств, с помощью которых правительство собирается повышать социальную защищенность граждан. Есть еще выдача гражданам в 2009 году единовременно 12 тысяч рублей из средств «материнского капитала» на текущие нужды (18 млрд рублей), индексация государственных пособий, социальных выплат, финансируемых из федерального бюджета и средств Фонда социального страхования (12,7 млрд рублей) и т. п.

Есть даже, согласно программе антикризисных мер, создание «центров социальной реабилитации граждан, освобождаемых из мест лишения свободы». Какое непосредственное отношение к антикризисным мероприятиям имеет создание таких центров?! Чувствуется, что министерства и ведомства при подготовке предложений к антикризисной программе давали «до кучи» все, что сумели придумать. А оно таки вошло в документ. Анекдотично, но факт.

Общий денежный эквивалент мер по усилению социальной защиты в антикризисной программе – 695,8 млрд рублей. То, что это наиболее капиталоемкое направление в 2009 году, не самое страшное. Плохо, что государство взяло на себя явно завышенные обязательства, которые оно вынуждено будет выполнять, жертвуя экономическим ростом и перспективами развития.

По-видимому, забыли, что взять обязательства по неадекватному повышению социальных выплат, пенсий, пособий и т. п. можно, а вот отказаться от их исполнения в будущем – невозможно, так как больно социально чувствительна эта тема. Политически невозможно. Увы, мы сами загоняем себя в ловушку, из которой выбраться будет очень сложно.

Да, мне могут возразить: повышение социальных выплат и пенсий простимулирует потребительскую активность населения, что самым благоприятным образом скажется на развитии экономики. Не так или не совсем так будет у нас в России. В экономике, отличающейся крайне низким уровнем доверия, где вновь мало кто верит в устойчивость рубля, получатели лишних 2–3 тысяч рублей скорее отложат их, переведя, возможно, в доллары или евро. Поэтому не будет никакого значимого стимула в виде возросшего потребительского спроса. Свидетельство этого можно видеть уже сегодня: в июне 2009 года оборот розничной торговли снизился на 6,5% по сравнению с соответствующим периодом прошлого года, а ведь еще в январе этого года аналогичный показатель был плюс 4,5%.

Все сказанное выше отнюдь не означает, что социальные выплаты и пенсии в условиях кризиса надо замораживать. Надо постараться компенсировать инфляционные издержки. Но, по меньшей мере, не слишком ответственно государству брать на себя обязательства, обрекая страну на перевод кризиса в хроническую стадию еще и по этой причине. Эти обязательства в конечном итоге очень больно ударят по тем же пенсионерам, только уже в средне- и долгосрочной перспективе.

Нам что, важно только год-два продержаться? Проиндексируем пенсии в 2009–2010 годах примерно на 40% ежегодно, а дальше посмотрим?

Поэтому я действительно против – против такого повышения пенсий и пособий, которое обрекает их получателей на усиление социальной незащищенности в будущем.

Автор – партнер, директор департамента стратегического анализа компании ФБК.

Система Orphus