USD 64.2237

0

EUR 70.7296

0

BRENT 60.66

0

AИ-92 42.11

0

AИ-95 45.89

-0.02

AИ-98 51.84

+0.01

ДТ 45.91

+0.02

4 мин
133

Регионы: кто пострадал сильнее

Больше всего мест в первой десятке рейтинга досталось регионам с развитой металлургией. Именно эта отрасль одной из первых испытала пагубное влияние мирового кризиса: обвалились и цены на выпускаемую продукцию, и физический объем спроса.

Регионы: кто пострадал сильнее Регионы: кто пострадал сильнее

Рейтинг. «Ф.» оценил степень негативного влияния кризиса на экономику субъектов федерации. Самыми уязвимыми стали регионы металлургов и машиностроителей.


Больше всего мест в первой десятке рейтинга досталось регионам с развитой металлургией. Именно эта отрасль одной из первых испытала пагубное влияние мирового кризиса: обвалились и цены на выпускаемую продукцию, и физический объем спроса.

Импорт кризиса. Производство в российской металлургии в январе–мае сократилось примерно на четверть к уровню в аналогичном периоде 2008 года, в то время как промышленность в целом потеряла 16,4%. По данным Минпромторга, выпуск проката на Магнитогорском металлургическом комбинате достигал всего 57,6% от уровня годичной давности, на Челябинском (принадлежащем компании «Мечел» – «Ф.») – 81,5%. Трубопрокатный завод в областном центре почти уполовинил производство стальных труб. Несмотря на то что с самого начала кризиса компании не без успеха боролись за сокращение издержек, их прибыли снизились. В результате консолидированный бюджет Челябинской области пострадал сильнее, чем в любом другом российском регионе. Поступления налога на прибыль за пять первых месяцев года обвалились почти в 10 (!) раз. Ненамного лучше сложилась ситуация в других регионах со схожей специализацией: сокращали производство на комбинатах в Череповце, Липецке, Нижнем Тагиле, других городах.
А вот нефтегазовые регионы, несмотря на трехкратное падение цен на сырье, оказались более устойчивыми. Индустриальный спад затронул в наибольшей степени Ямало-Ненецкий автономный округ, но он был не таким глубоким, как в среднем по России. А в Ненецком автономном округе промышленность даже выросла. Более заметно пострадали бюджеты. В Ханты-Мансийском автономном округе, например, сначала планировали за год собрать 140 млрд рублей в региональную казну. Сейчас – чуть больше 71 млрд рублей. В ЯНАО в январе-мае прошлого года окружной бюджет получил почти 11 млрд рублей в виде налога на прибыль, в этом году – меньше 6,1 млрд. В ХМАО аналогичные поступления сократились с 28,6 млрд до 14,4 млрд рублей.

Прорабы и водители. Вторая большая группа пострадавших – крупные центры машиностроения. Почти повсеместное сворачивание инвестиционных программ вызвало резкое сокращение спроса на оборудование и строительную технику. По оценке Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования, в мае производство в инвестиционном машиностроении снизилось на 43% с уровня в сентябре 2008 года. Другими словами, от отрасли осталось чуть более половины. Это оказало губительное влияние на экономику Новгородской, Орловской, Вологодской областей, Чувашии и других регионов.
В первой двадцатке рейтинга очутились и места дислокации российского автопрома. За первые пять месяцев нынешнего года с конвейеров сошли всего 230 тыс. легковых автомобилей – почти втрое меньше, чем в январе–мае 2008-го. Примечательно, что очень близкую отрицательную динамику производства показал «Автоваз», а с ним – и вся Самарская область, занявшая восьмое место в списке уязвимых. Естественно, ее «товарищами по несчастью» стали Ульяновская и Нижегородская области. Впрочем, проблемы накрыли не только наследников советского автопрома. Сокращение платежеспособного спроса, сворачивание программ кредитования, а также повышение цен на собираемые в России иномарки привели к затовариванию на складах и у автодилеров. В результате производители останавливают конвейеры и сокращают рабочие недели.
Москва также оказалась в десятке самых уязвимых. Промышленное производство здесь упало примерно так же сильно, как в металлургических и машиностроительных регионах. Но это еще не так плохо, учитывая, что столичная экономика гораздо меньше зависит от индустрии. Гораздо существеннее для нее ослабление бюджета. И здесь Москва понесла потери на том, на чем раньше выигрывала: финансовые результаты крупных российских холдингов резко ухудшились, а с ними иссякли и доходы в казну. В прошлом году к началу июня налог на прибыль принес городскому бюджету 314 млрд рублей, в нынешнем – только 159 млрд.

Счастье в бедности. Нетрудно заметить, что среди регионов, меньше всего затронутых кризисом, преобладают экономически слабые представители юга России, а также Дальний Восток. Этому странному, на первый взгляд, факту можно дать несколько объяснений. Во-первых, в южных субъектах федерации значение промышленности не очень велико, и значительная доля ее связана с сельским хозяйством. А агропром пока демонстрирует завидную устойчивость перед кризисными ударами.
Во-вторых, бюджеты этих регионов гораздо сильнее зависят от трансфертов из федерального центра, чем от собственных налоговых доходов. Это находит отражение во все еще хорошей, а местами – даже отличной динамике инвестиций и жилищного строительства. Но это, надо полагать, ненадолго.
В-третьих, играет свою роль эффект низкой базы. Во многих случаях экономика так мала, что даже один крупный проект может давать видимый статистический прирост всего – от производства до инвестиций. Это в полной мере относится не только к югу России, но и к Дальнему Востоку. В частности, к Чукотке, где экономика дала только слабину только в одном месте – полностью прекратилось строительство жилья. Зато в самый разгар кризиса там расширяли производство: в результате начала разработки месторождения «Купол» добыча золота выросла в первом квартале в 10,7 раза. В Сахалинской области за лучшей в стране индустриальной динамикой стоит проект «Сахалин-2»: в феврале там запустили завод по производству сжиженного природного газа.

Система Orphus