USD 63.9542

0

EUR 71.1299

0

BRENT 59.29

0

AИ-92 42.26

-0.01

AИ-95 46.03

0

AИ-98 51.77

-0.02

ДТ 46.25

+0.06

3 мин
89

Чёрное золото фальшивой пробы

Дмитрий Медведев объявил о намерении создать комиссию по модернизации и технологическому развитию экономики страны. Отечественной науке ставится задача разработать новые технологии и производства, которые будут конкурентоспособны с Западом. Президент признал неудовлетворительной ситуацию с внедрением инноваций на промышленных предприятиях и качеством научных исследований.

Чёрное золото фальшивой пробы Чёрное золото фальшивой пробы

Дмитрий Медведев объявил о намерении создать комиссию по модернизации и технологическому развитию экономики страны. Отечественной науке ставится задача разработать новые технологии и производства, которые будут конкурентоспособны с Западом. Президент признал неудовлетворительной ситуацию с внедрением инноваций на промышленных предприятиях и качеством научных исследований.

Среди причин такого положения дел он назвал неэффективную организацию труда, устаревшую материально-техническую базу, крайне низкий уровень инвестиций в научные разработки. «Несмотря на правильные программные установки, никаких существенных изменений в технологическом уровне нашей экономики не происходит. И это особенно очевидно в период глобального финансово-экономического кризиса», – подчеркнул глава государства.

Вместо того, чтобы использовать кризис, как повод для технологического рывка, наша экономика стала еще больше зависеть от сырьевого сектора

В то время как в развитых странах доля НИОКР в расходах компаний достигает 70%, в России эта цифра не приближается и к 1%. При этом, именно эти расходы сейчас во время кризиса сокращаются в первую очередь. Оно и понятно – на текущем состоянии компаний это никак не сказывается, а в кризис большинство думает скорее о выживании, чем о развитии. Более того, наибольший удар в ходе кризиса получила перерабатывающая промышленность. Та самая отрасль экономики, в которой технологические инновации наиболее существенны. В результате, вместо того, чтобы использовать кризис, как повод для технологического рывка, наша экономика стала еще больше зависеть от сырьевого сектора.

Либо ты продаешь технологии, либо продаешь сырье. Третьего не дано

Впрочем, именно этот сырьевой сектор и является причиной технологической отсталости страны. Огромные доходы от нефтегазового экспорта породили структурный перекос в инвестициях и занятости. В результате, именно сырьевой сектор стал получателем большей части инвестиций, а также квалифицированных кадров. В экономике известны такие случаи, когда сверхдоходы одного из секторов приводят к недоинвестированию других. В результате возникают искажения в структуре экономического роста, что в долгосрочной перспективе приводит к экономическому кризису. Наиболее известным примером является бум доткомов в США в 90-е годы. Тогда телекоммуникационная отрасль получила сотни миллиардов долларов инвестиций, значительная часть которых так и не окупилась. То есть, американской экономике не было нужно такое количество телекоммуникационных услуг, которое предполагали инвесторы. Нынешний кризис во многом спровоцирован крахом доткомов в 2000 году.

Хуже, чем в США

В России ситуация хуже, чем в США. В отличие от доткомов, российская нефть нужна. Но нужна она не российской экономике, а мировой. В результате Россия производит больше нефти и газа, чем потребляет. Намного больше. Половина добываемой нефти уходит на экспорт. Но это перепроизводство нефти не приводит к обвалу цен, поскольку за рубежом есть устойчивый спрос на нее. В результате нефтянка и связанные с ней отрасли являются главной сферой притяжения инвестиций. То есть, дисбаланс в инвестициях в России носит долгосрочный характер. Сейчас у нас могут развиваться либо те отрасли, которые получают напрямую или опосредованно нефтедоллары. Другие не могут. У нас даже девальвация толком не получилась, потому что нефть в феврале начала дорожать, а следом за ней стал укрепляться и рубль.

Если мы признаем, что без инновационного развития у нас нет будущего, то надо отказаться от сырьевого экспорта

Укрепление рубля убивает любые надежды на возможность несырьевого экспорта. А это значит, что российские несырьевые компании не будут в ближайшей перспективе конкурировать на зарубежных рынках. А это значит, что у них нет особых причин заниматься научно-техническими разработками. Ведь, настоящая инновация стоит дорого, а российский рынок слишком мал. Чтобы окупить ее, нужно выходить на мировой. Но не получается – любое увеличение экспорта ведет к укреплению рубля, который и так благодаря нефти стоит недешево. В результате наши компании не вкладывают деньги в НИОКР. И не будут вкладывать. Ты можешь быть либо Японией, либо Австралией. Либо ты продаешь технологии, либо продаешь сырье. Третьего не дано. Быть Австралией не так уж и плохо, но тогда надо забыть про разговоры об инновационном развитии.

Если же мы признаем, что без инновационного развития у нас нет будущего, то надо отказаться от сырьевого экспорта. Или попытаться свести его к минимуму. Или, хотя бы, перевести его в рубли. Дабы у нас эмиссия была обеспечена производством товаров (пусть даже той же нефти), а не виртуальными долларами, которые мы получаем за наше сырье. Тогда, глядишь, и инфляция войдет в разумные пределы. Без решения этой проблемы никакие повышения зарплат ученым, налоговые стимулы и прочее работать не будут. Если в промышленности нет тех, кому нужны инновации, все научные разработки, профинансированные государством, окажутся за рубежом.

Система Orphus