USD 63.7606

-0.19

EUR 71.1696

+0.04

BRENT 59.28

+0.23

AИ-92 42.28

+0.01

AИ-95 46.04

+0.01

AИ-98 51.75

0

ДТ 46.25

-0.01

3140

Кризисные прогнозы: Девальвация и уровень жизни

Антикризисный план Барака Обамы предполагает выделение 787 миллиардов долларов на комплекс мер финансовой помощи организациям и учреждениям, пострадавшим от кризиса. При этом 35% от этой суммы приходятся на налоговые послабления

В России все скромнее - на антикризисные меры правительства будет выделено 2,46 триллиона рублей, что составляет 25,7 % общих расходов бюджета-2009, которые, в свою очередь, будут увеличены на 558 миллиардов рублей. И это притом, что по признанию вице-премьера, главы Минфина Алексея Кудрина, правительство до сих пор не выработало единого плана антикризисных мер.

Согласно последней версии обновленного бюджета, на банковскую систему придется 300 миллиардов рублей, поддержку финансового рынка, отраслей экономики и рынка труда - 325 миллиардов, а на трансферты регионам - еще 300 миллиардов рублей. По 50 миллиардов рублей получат ОАО «РЖД» и оборонный комплекс. Кроме того, на дополнительные расходы зарезервировано еще 200 миллиардов рублей, а еще около 300 миллиардов остаются нераспределенными.

При этом Минфин предполагает сократить более 20 % уже принятых расходов - 1,9 триллиона рублей, в том числе, сэкономить на госинвестициях (около 200 миллиардов рублей). Еще 470 миллиардов высвободились за счет объявленного в декабре сокращения госрасходов на 15 %. Дополнительное сокращение на 900 миллиардов рублей должны провести сами министерства.

По оценке Минфина, дефицит бюджета, новые параметры которого рассчитаны исходя из прогноза Минэкономики цены барреля нефти в 41 доллар, не должен превысить 8 % ВВП. При этом при 30 долларах за баррель дефицит бюджета достигнет 9,5 % ВВП.

По прогнозу Минэкономразвития, предполагающего в 2009 году падение ВВП на 2,2 %, номинальный ВВП может составить 40,4 триллиона рублей.

Ранее Алексей Кудрин говорил, что подготовка новой версии бюджета невозможна, поскольку пока не выработано единого плана антикризисных мер, которые большей частью и будут определять расходы бюджета.

Не существует единой точки зрения и относительно наиболее наглядного показателя текущего состояния российской экономики – девальвации рубля.
Напомним, на прошлой неделе, после относительного укрепления курса национальной валюты до уровня около 34 рубля за доллар многие правительственные чиновники и экономисты поспешили заявить - девальвация закончена. Однако надежды на это не оправдались. В итоге за неделю доллар укрепился примерно на полтора рубля, полностью отыграв предыдущее ослабление.

В качестве первой причины дальнейшего ослабления рубля аналитики называют снижение цен на нефть - падение до 30 долларов за баррель сорта Brent представляется вполне реальным уже в марте, отмечает «Эксперт». Тогда Банку России придется снова расширять валютный коридор, и в преддверии этого игроки усиленно запасаются долларами и евро. Побочным эффектом такого стремления стало неуклонное падение котировок на рынке акций - игроки продают бумаги, чтобы закупить валюту. По наблюдениям трейдеров, особенно высокую активность в переводе средств с фондового рынка на валютный проявляют банки-нерезиденты.

Вторая причина ослабления рубля - нынешняя политика Центробанка по предоставлению ликвидности банковской системе. «Ставки по форвардным контрактам по-прежнему остаются выше ставок, складывающихся на аукционах по предоставлению средств без обеспечения, - отмечается в аналитическом отчете Банка Москвы. - Таким образом, банкам по-прежнему выгодно фондироваться в рублях и покупать валюту».

Для изменения этой ситуации Банк России собирается постепенно сокращать объем средств, выданных по кредитам без обеспечения (сейчас это 2 трлн. рублей), в пользу средств, выданных по залоговым кредитам (сейчас - 450 млрд. рублей).

Кроме того необходимо отметить появившееся на прошлой неделе сообщение о том, что средства госкорпораций планируется изъять из банков, где они размещены на депозитах, и использовать для покрытия дефицита бюджета. Для банков это означает изъятие сотен миллиардов рублей; только фонд ЖКХ, например, разместил в банках более 100 млрд. рублей. Впрочем, Федеральная служба по финансовым рынкам (ФСФР) разрешила негосударственным пенсионным фондам размещать на банковские депозиты до 80% пенсионных резервов. Таким образом, банки смогут претендовать на 500 млрд. рублей длинных пенсионных средств.

Нетрудно догадаться, что львиная доля этих денег будет брошена на скупку долларов, поскольку, по убеждениям аналитиков, потенциал роста американской валюты отнюдь не исчерпан. Дело в том, что политика властей США предполагает изъятие с рынков ликвидности через выпуск гособлигаций, чтобы затем пустить вырученные деньги на поддержку экономики. Первым следствием этого станет ослабление евро к доллару, что в условиях бивалютной корзины, установленной нашим ЦБ, автоматически приведет к укреплению доллара относительно рубля. Эти ожидания полностью отражаются в форвардном курсе рубля: по данным Банка Москвы, курс через 12 месяцев будет на уровне 43 рубля за доллар.

Аналитики Merrill Lynch дают более жесткие прогнозы - 44,60 рубля за доллар к концу 2009 года. При этом, отмечая эффективность действий Центробанка РФ, эксперты Merrill Lynch одновременно прогнозируют неспособность ЦБ РФ поддерживать российский рубль в долгосрочной перспективе. «Такие факторы, как общее укрепление доллара и снижение склонности к риску со стороны глобальных инвесторов, приведут к снижению курса рубля ближе к третьему кварталу 2009 года», – пишут эксперты Merrill Lynch.

Между тем помощник президента России Аркадий Дворкович уверен - оснований для серьезных колебаний курса рубля нет. В конце недели в Красноярске пройдет VI экономический форум, повестка дня которого посвящена глобальному экономическому кризису, путям выхода из него и стратегии выживания в сложившихся условиях. Предполагается, в том числе, обсудить и антикризисный план российского правительства, который видимо к этому моменту все же обретет реальные черты.

Накануне форума Аркадий Дворкович дал интервью еженедельнику «Итоги», коснувшись в том числе, вопроса девальвации рубля: «Резкого падения курса не произошло, снижение было постепенным, продолжалось четыре месяца. Согласитесь, это плавная динамика. В октябре цены на нефть держались в районе пятидесяти долларов за баррель, когда период падения затянулся и искусственная поддержка курса рубля потеряла смысл, была допущена определенная корректировка…

При условии, что цена на сырье останется в коридоре плюс-минус десять процентов от нынешней, оснований для серьезных колебаний курса рубля нет. Во всяком случае, торговый баланс, соотношение экспорта и импорта в январе было положительным, что свидетельствует: по данному каналу валюта из страны не уходит. А это фактор, поддерживающий курс рубля. И высокие процентные ставки ЦБ тоже делают невыгодной игру против национальной валюты. В данный период это совершенно обоснованная политика. Люди должны понять: нет никаких оснований бежать от рубля»...

Между тем многими экспертами девальвация рубля воспринимается как необходимое и эффективное решение. «Девальвация рубля необходима была уже давно. Последние несколько лет имел место разрыв между инфляцией в стране, с одной стороны, и удорожанием национальной валюты по отношению к доллару, с другой. Ситуация неравновесная, и при сокращении экспортного сальдо удержание курса национальной валюты, во-первых, потребует огромных затрат из резервов, во-вторых, ухудшит позиции для отечественного производителя», - считает член комитета Госдумы по бюджету и налогам Оксана Дмитриева. «Мой прогноз по кризису: доллар вырастет в 2-2,5 раза от старта в 23,5 рублей; цены на недвижимость в регионах в долларовом исчислении упадут в два раза, в Москве - на 30%», - отметила она.
«Избежать девальвации было нельзя. При неизменном курсе дефицит платежного баланса на 2009 год мог составить до 300 млрд. долларов, т.е. валютных резервов к концу года не осталось бы», - подчеркивает со своей стороны директор по макроэкономическим исследованиям ГУ-ВШЭ Сергей Алексашенко.

«В зону валютного риска войдем в середине июля (если, конечно, сейчас не сделают 45 руб./долл. - тогда позже), кратная девальвация неизбежна до конца 2010 года. Дефолт может быть по коммерческим долгам, это не критично», - полагает директор Института проблем глобализации Михаил Делягин. При этом он выразил сомнение в способности правящей элиты реализовать действенную антикризисную программу: «К адекватным решениям для страны они не способны просто потому, что у них другая мотивация: вся наша правящая клептократия превратила государство в инструмент личного обогащения, и для них адекватность - это работа на свое личное благо, а не на общественное. С этой точки зрения, они адекватны и высокоэффективны; другое дело, что такая мотивация разрушает страну и обеспечивает наступление системного кризиса. Они этого понять не могут, т.к. не хотят разбираться в экономике - они заняты текущими проблемами, у них времени нет».

Наталия Орлова, главный экономист Альфа-Банка, член Консультативного совета по вопросам денежно-кредитной политики при председателе Банка России, полагает, что девальвация себя не оправдала. «Вопрос, сколько будут стоить доллар и евро, снова волнует всех. Курс рубля полностью зависит от того, удастся ли сдержать темпы инфляции и деятельность спекулянтов на валютном рынке. Оптимальная стратегия - надеяться на лучшее, но готовиться к худшему» - советует она.

«Россия перешла к новому этапу - ухудшениям в реальном секторе экономике - с этого года. Падает промышленное производство, ВВП, растут неплатежи. Но возможности правительства ограниченны. Государство успешно справилось с нехваткой ликвидности - дало банкам денег. Улучшить реальную экономику через усиление государственной роли сложно. Скорее, нужно говорить о структурных решениях: демонополизации, поддержке малого и среднего бизнеса, упрощении налоговой политики», - продолжает экономист.


Прогнозируя, до какого уровня обесценится рубль, Наталия Орлова отмечает: «До мая-июня рубль может стабилизироваться к бивалютной корзине или даже укрепиться процентов на пять. Но это не назвать заметным ростом курса. Слишком рублю укрепиться не дадут, чтобы избежать очередной спекулятивной атаки на валютном рынке. Во второй половине 2009 г. давление на валютный курс будет оказывать дефицит бюджетов всех уровней. В этом случае риск, что уровень 41 руб. за корзину будет пробит, существенно увеличится».

«Сторонников у девальвации больше, чем противников, к сожалению, - продолжает экономист. - Во-первых, она отражает интересы экспортеров - металлургов и нефтяников. Во-вторых, даже среди экономистов распространен миф, что опыт 1998 г. был удачным. Тогда неплатежи, которые не давали всем дышать, просто исчезли с падением рубля. Но отличие 2009 г. от 1998-го в том, что десять лет назад загрузка мощностей на производстве составляла всего 50%. Предприятия могли увеличить объем производства без больших вложений. Сейчас мощности загружены в среднем уже на 80%. А значит, растет инфляция: вместо роста выпуска товаров повышаются цены, импортная продукция дорожает из-за курса валюты. Еще один момент - зарплаты в 1998-м были привязаны к валюте. Сейчас - к рублю. Люди потеряли сбережения, и мы уже видим глубокое падение спроса на товары. В итоге от девальвации помимо экспортеров выигрывает только госбюджет. Например, объем Стабфонда пересчитывается по валютному курсу рубля».
«Получается, целенаправленное снижение курса рубля бессмысленно. Хотя с учетом падения цен на нефть избежать его было сложно. Сегодня очевидно, что лаг между девальвацией рубля и инфляцией минимален. Это сводит на нет весь эффект валютной политики. Нужно уменьшать рублевую ликвидность, тогда курсы стабилизируются. Сейчас денежная масса давит: осенью ЦБ передал банкам 2 трлн. руб. - через одни только беззалоговые кредиты и сделки репо, - напоминает Орлова. - Уже когда стоимость доллара вышла на уровень 29,5-30 руб., я считала, что больше опускать рубль не нужно. Стоило уменьшать спрос на валюту: было ясно, что импорт снизится и это поможет курсу рубля. С другой стороны, есть пример Казахстана, который обесценил свою валюту враз на 20%. Я думаю, что такую девальвацию можно было сделать и в России. Иными словами, можно было девальвировать рубль на 10-20%, до 30 руб. за доллар, но сохранить объем золотовалютных резервов гораздо выше. Однако на решения в значительной степени влияли настроения рынка».

«Все идет к тому, что регулятор в скором времени установит новый коридор для колебаний курса национальной валюты. Макроэкономических показателей, поддерживающих российский рубль, сегодня нет», - такое мнение высказал директор управления валютных рынков «Брокеркредитсервис» Павел Андреев. Он также отмечает, что большинство развивающихся стран девальвировали свои валюты гораздо сильнее, чем Россия, и ослабление рубля должно идти гораздо активнее, в том числе и потому, что мировые цены на нефть начали стремительно снижаться.

«Самый оптимистичный прогноз по курсу рубля к бивалютной корзине на конец года - это сохранение на текущем уровне. Пессимистичный прогноз для корзины - около 70 рублей», - говорит Павел Андреев.

Аналитики компании «Арбат Капитал» считают, что к концу второго квартала российская валюта может упасть до 39-43 российских рубля за доллар. Падение рубля может продолжиться даже при положительном внешнеторговом сальдо, которое было зафиксировано в январе, полагают они. «Ослабление рубля возможно из-за продолжения интенсивного оттока капитала, чему может способствовать смягчение денежной политики, которое потребуется для решения проблем банковской системы», - отмечает со своей стороны главный экономист «Открытия» Данила Левченко.

В том, что девальвация была затянута, уверен проректор Высшей школы экономики и главный экономист компании «Тройка Диалог» Евгений Гавриленков. «Я думаю, что первый этап кризиса уже пройден, хотя правительство могло сделать его короче. Мы затянули девальвацию. Это надо было делать сразу, как только стало очевидно, что цена нефти упала и будет падать дальше, - говорит эксперт. - Это автоматически уменьшило приток валюты в страну, и девальвация рубля была неизбежна. Власти решили ослаблять его плавно - по 1% в неделю с конца ноября. Люди посчитали и прикинули, что 1% в неделю - это примерно 70% годовых. То есть любая другая экономическая деятельность при этом теряет смысл. Покупай-продавай валюту и получай прибыль».

Отвечая на вопрос, почему нельзя было затягивать девальвацию, экономист отметил: «Надо было сначала нормализовать макроэкономическую среду. В этом принципиальная последовательность действий. В декабре стало очевидно, что все деньги ушли из экономики на валютный рынок, это привело к спаду промышленности на 9% в ноябре. Правительство это поняло и ускорилось: в январе рубль дешевел на 1% в день и даже больше. И за первый месяц этого года рубль пришел в более-менее равновесное состояние. Спекулятивные мотивы исчезли. Банки начали задумываться о том, что делать дальше с деньгами, заработанными на валютном рынке. Скоро у них не будет выбора, и они начнут давать кредиты предприятиям».

Комментируя то, почему правительство приняло решение о плавной девальвации, Евгений Гавриленков отметил: «Во-первых, опасались паники среди населения. Во-вторых, есть проблема погашения внешнего долга - это $530 млрд., которые наши компании занимали за рубежом. За этот период те, у кого были рубли, смогли перевести их в валюту по выгодному курсу. Это себя оправдало. В четвертом квартале российские компании и банки выплатили свыше $70 млрд. внешнего долга. Никто этого не заметил - не было никаких задержек, дефолтов, неплатежей».

Тот факт, что за счет сдерживания курса рубля Центробанк потратил $200 млрд. своих резервов, экономиста не пугает. «Я не очень беспокоюсь по этому поводу. В августе 2008-го у нас было почти $600 млрд. Отсюда надо вычесть вышеупомянутые $70 млрд., а также учесть сжатие резервов за счет укрепления доллара против евро и фунта (наши резервы хранятся в трех мировых валютах).

Это еще около $35 млрд. естественного снижения. Резонный вопрос - куда делись еще около $100 млрд. из потраченных 200 млрд.? Я бы не сказал, что они потеряны. Деньги же никто не сжег, они никуда не исчезли. Они просто поменяли собственника. Центробанк, по сути, поделился своими резервами с экономикой, в том числе с населением. В последние месяцы прошлого года и компании, и физические лица купили около $35 млрд. наличной валюты» - отмечает экономист.

По мнению Гавриленкова, доллар больше не будет расти в цене: «Есть такая формула: весь объем рублей, которые циркулируют в экономике (сейчас это где-то 12,6 трлн.), нужно разделить на объем резервов Центробанка (на конец января они составляли $388 млрд.). Получится примерно 33 рубля. Это и есть реальный курс рубля к доллару на сегодня. Растут резервы - укрепляется рубль, и наоборот».

Между тем глава госпредприятия РЖД Владимир Якунин призвал немедленно ввести валютные ограничения, чтобы не допустить оттока капитала, выделенного для поддержки рубля. Западная пресса считает, что такие разногласия по поводу валютной политики демонстрируют раскол в Кремле.
Глава «Российских железных дорог» заявил, что нужно было ввести временные ограничения на вывоз валюты сразу же, как только Центробанк в прошлом году начал предпринимать меры по защите рубля. Поскольку тогда власти упустили этот момент, они должны начать действовать сейчас, сказал Владимир Якунин в интервью Financial Times. «Лучше поздно, чем никогда», - заметил он.

Это заявление со стороны главы государственного предприятия, пишет FT, рассматривается как слабо завуалированный выпад против либерального министра финансов Алексея Кудрина. Хотя в ходе интервью Якунин и не называл имен, но он явно имел в виду главу Минфина, заявляя, что ответственность за эти меры лежит на «финансовых органах». Именно Кудрин стоит за недавней кампанией, в рамках которой для защиты рубля из валютных резервов страны было выделено $200 млрд.

Критическим заявлениям Якунина вторит мэр Москвы Юрий Лужков, который упрекнул правительство в политике монетаризма. В интервью газете «Коммерсантъ» он раскритиковал Кудрина за то, что тот занимался накопительством нефтедолларов, вместо того чтобы вкладывать их в инфраструктуру. «Эти деньги никак не сработали на развитие экономики нашего государства. На инфраструктурные проекты - по нулям. На поддержку реального сектора экономики - тоже по нулям или в лучшем случае очень мало. Вот это и есть причины, которые объясняют наш кризис», - сказал Лужков.

Заявление Якунина прозвучало на фоне растущих разногласий в Кремле по поводу огромных сумм денег, потраченных на удержание рубля от одномоментной девальвации. В чиновнических кругах растет тревога по поводу того, на кого может лечь ответственность за растрату золотовалютных резервов страны: по сравнению с пиком, достигнутым в августе, международные резервы РФ снизились к февралю с $597 до $383 млрд. Кроме того, пишет британская газета, наблюдается раскол между либералами и консерваторами: последние требуют увеличить госрасходы в экономике и обвиняют либералов в нецелесообразных тратах резервов на валютные интервенции.

В России между тем продолжается падение заработной платы и повышение стоимости потребительской корзины. Буквально за месяц финансовое положение россиян ухудшилось на четверть. По данным статистики, заработная плата (с коррекцией на инфляцию) в январе 2009 года упала на 9,1% по сравнению с тем же месяцем в 2008 году. Падение по отношению к декабрю 2008-го еще значительнее – 26,7%.

Федеральная служба государственной статистики (Росстат) констатирует неутешительные факты: «если до этого у нас наблюдался рост реальной зарплаты: в первом полугодии 2008 года в условиях быстро развивающейся экономики – на 13-14%, в октябре – на 9,7%, ноябре – на 4,9%, то уже в декабре 2008 года был зафиксирован спад на 4,6%».

Номинальная начисленная заработная плата работника в январе 2009 года составила в среднем 15,2 тыс. рублей, это на 25% меньше, чем в декабре 2008 года. Несмотря на официальную январскую инфляцию на уровне 2,4%, стоимость потребительской корзины выросла на 4,6% и составила к концу января 7292 рубля в расчете на месяц.

Из-за роста тарифов и снижения зарплат реальные доходы населения в январе 2009 года упали на 6,7% по сравнению с январем 2008 года. Суммарный долг по зарплатам к 1 февраля достиг 7 млрд. руб. При этом число безработных к этому же сроку составило 6,1 млн. человек и пополняется со скоростью 94 тыс. человек в неделю.

Последние данные изменения стоимости фиксированного набора потребительских товаров и услуг показывают, что в январе так называемая «инфляция для бедных» составила 4,6%, почти вдвое обогнав общий индекс потребительских цен — 2,4% по итогам первого месяца года. Теперь минимальная потребительская корзина, куда входят основные продовольственные товары, одежда, обувь, оплата жилищно-коммунальных, транспортных услуг (всего 83 наименования), стоит в среднем по России 7292 руб. в месяц.

За весь прошлый год стоимость набора выросла на 14,9%, тогда как индекс потребительских цен (общая инфляция) составил 13,3%. Последний рассчитывается по более широкому набору наименований и учитывает рост цен, например, на недвижимость и автомобили, и даже затраты на развлечения, такие как походы в ресторан.

Как отмечает Росстат, из входящих в минимальный набор продуктов по итогам прошлого года сильнее всего подорожали хлеб и хлебобулочные изделия (плюс 25,9%), крупа (25,8%), макаронные изделия (33,8%), мясо и птица (22,2%) и подсолнечное масло (22,1%). В целом же стоимость минимального набора продуктов за год выросла на 17,5%. Отдельные непродовольственные товары тоже быстро росли в цене: моющие и чистящие средства за год выросли на те же 17,5%, медикаменты — на 16,4%.

Среди услуг растут в цене прежде всего те, отказаться от оплаты которых нет никакой возможности, если, конечно, не выбрать сознательно путь бомжа: стоимость жилищно-коммунальных услуг выросла за год на 16,4%. Подорожало медицинское обслуживание — на 16,3%, услуги пассажирского транспорта - на 22,5%. А вот услуги связи, большая часть которых приходится на частный сектор, - всего на 2%.

Судя по данным за январь, в этом году цифры будут как минимум не ниже. Пока мы идем выше прошлогодних показателей. Прогнозы, в том числе и чиновников, также не обнадеживают. В Москве, например, цены на некоторые непродовольственные товары, а также на импортное продовольствие в ближайшее время могут подняться на 15 - 20 - 30%, рассказал руководитель столичного департамента потребительского рынка и услуг Владимир Малышков. По его словам, это связано с тем, что курс доллара по отношению к рублю увеличивается, а многие товары Москва закупает за рубежом. «Например, говядину мы в основном закупаем за рубежом - около 70%, также импорт около 40% у нас по животным и растительным жирам», - пояснил чиновник.

Однако рост цен отмечается и в тех регионах, где минимальный набор продуктов формируется преимущественно отечественными производителями. «Последние два года темпы роста стоимости минимального набора продуктов питания опережали темпы индекса потребительских цен - главным образом из-за мирового продовольственного кризиса, - отмечает Мария Катаранова, эксперт экономической экспертной группы при правительстве. - Но если посмотреть предыдущие годы - 2005-й и 2006-й, то разница не больше 0,2% в ту или иную сторону. Начиная с 2007 года разрыв действительно стал катастрофическим, тогда минимальный набор продуктов питания вырос на 22,3% при официальной инфляции в 11,9%, в прошлом году — 17,5 и 13,3% соответственно».

«Сейчас причины для роста цен несколько иные, в первую очередь вслед за ослаблением курса рубля относительно мировых валют мы получаем ускорение роста цен на импорт, за которым подтягиваются и отечественные товары. Пока этот процесс затронул те рынки, которые в большей степени зависят от импортных поставок, на остальные влияние дойдет с лагом в два-три месяца», - полагает эксперт.

«Как-то специально воздействовать именно на этот компонент инфляции (цены на социальные товары и услуги) очень сложно, прошлогодний опыт заморозки цен показал неэффективность этого инструмента», - продолжает Мария Катаранова. Тем более что в нынешних условиях сворачивания производства заморозка цен может дополнительно сократить предложение. Также нужно быть очень осторожным с ускоренным стимулированием спроса путем опережающего повышения пенсий, социальных выплат. «Наши исследования показывают, что повышение пенсий на 1% приводит к росту цен дополнительно на 0,13%», - рассказала эксперт.

Российская действительность просто располагает к высокой инфляции: низкая конкуренция на рынках, особенно в региональном разрезе, низкая эффективность производства. «Ситуация осложняется очень высокими и неконтролируемыми инфляционными ожиданиями, при этом в отличие от развитых стран денежные власти не пользуются доверием экономических агентов», - отмечает Мария Катаранова. Кроме того, государство подставляет себе же подножку, одобряя ускоренный рост тарифов: «Никто не говорит о том, что нужно замораживать цены и не повышать тарифы, но есть простая вещь - очень важно ставить рост тарифов в прямую зависимость от повышения эффективности».

Игорь Николаев, директор департамента стратегического анализа компании ФБК, также отмечает, что «все попытки как-то зажать цены были, мягко говоря, неудачными. Но подходы есть, только над ними нужно работать». И главное здесь - развитие конкуренции и адекватный рост тарифов естественных монополий. «Нужно чтобы конкуренция была не только среди производителей, но и по всей цепочке от производителя к покупателю, в этом случае в кризис цены обязательно будут падать. Но конкуренция не появится через два-три месяца, нужно было заниматься этим все сытые годы», - говорит эксперт. Ситуация с тарифами естественных монополий такая, что все решения уже приняты и вряд ли можно ожидать изменений в сторону уменьшения.

В то же время Игорь Николаев допускает, что повышение пенсий и пособий поможет несколько сгладить инфляцию для самых бедных и реакция будет не столь болезненной. «Мы традиционно преувеличивали значение монетарного фактора и пытались бороться с инфляцией именно за счет сдерживания роста доходов. Но сейчас этот рост будет означать стимулирование потребительского спроса и дополнительную поддержку экономики. В конце года нужно будет готовиться к тому, что реальные доходы населения упадут, это естественно в кризис. В целом по году можно ожидать, что разрыв между инфляцией для бедных и индексом потребительских цен составит от полутора до двух раз», - заключает экономист.

При таком раскладе, учитывая, что даже Минэкономразвития дает годовой прогноз по общей инфляции не меньше 13%, а консенсус-прогноз по году, представленный Центром развития и ГУ-ВШЭ, составляет 13,6%, в реальности цены для наиболее бедных россиян вырастут на 25 - 30%. Об этом пишет www.iamik.ru.

Источник: «Нефть России»

Система Orphus