USD 74.04

-0.12

EUR 89.8475

-0.16

BRENT 68.43

-0.61

AИ-92 45.33

-0.01

AИ-95 49.08

+0.05

AИ-98 55.04

+0.01

ДТ 49.34

-0.01

4 мин
6791

Иранский путь России. Как и куда французская Total уходит из проектов в России

Total медленно, но верно покидает Россию. Процесс долгий, но компанию влекут другие рубиконы и оставаться в санкционной стране не хочет.

Иранский путь России. Как и куда французская Total уходит из проектов в России

  

Total медленно, но верно покидает Россию.

Процесс долгий, но компанию влекут другие рубиконы, оставаться в санкционной России компания не хочет.

 

Total работает в России с 1991 г, когда она

была еще Compagnie française des pétroles.

В 2000х гг компания начала активно интересоваться покупкой российских активов. Рынок представлялся ей перспективным.

Тогда Total активно прибивалась к проектам НОВАТЭКа, Газпромовскому Штокаману, обговаривала проекты с Роснефтью и ЛУКОЙЛом.

 

Компанией двигал интерес стать крупнейшим участником нефтяной игры на территории России.

В октябре 2007 г НОВАТЭК и Total E&P Activites Petrolieres подписали протокол о сотрудничестве.

 

К 2012 г  Тоталь полностью прекратила импорт нефти из Ирана.

Конечно, компанию и исламскую республику связывали долгие дружеские отношения по месторождению Южному Парсу.

Жаль, что именно из-за Южного Парса они и испортились - не нравились Total условия иранской стороны.

Уже к 2010 г Total прекратила сотрудничество с Ираном.

То ли из-за давления США, то ли из-за санкций ЕС. 

Конечно, аналогично поступили и Eni, Statoil и Shell.

Но главное здесь - слово «санкции».

 

С Россией у Total были большие планы - до 15% всех углеводородов она хотела добывать на территории России.

Total скупала и увеличивала свои доли в российских проектах все больше и больше.

Доля участия компании в НОВАТЭКе к июлю 2014 г составила 18,2%.

 

Обсуждались СП с Газпром нефтью по выпуску модифицированных битумов, СП с ЛУКОЙЛом для работы на Баженовской свите.

Угрозы, которая нависала над Россией все с той же цитадели демократии, в Total не замечали.

 

Одним из главным фактором, который определял политику компании был К.де Маржери, который работал в компании с 1974 г.

К.де Маржери прошел всю лестницу, начиная в подразделении разведки и добычи углеводородов.

В 2006 К.де Маржери полагал, что через 25 лет в мире будет наблюдаться значительное увеличение потребления ископаемого сырья.

 

Обладая, помимо воинственного вида усов, нестандартными для европейца мыслями, К.де Маржери делал весьма опасные заявления.

Называл свежевключенного в санкционные списки США  Г.Тимченко своим близким другом, обвинял ЕС в гонениях на Россию, неправильной политике.

 

К.де Маржери обладал почти русским менталитетом.

В  2007 г был арестован за сотрудничество с Ираном, несмотря на санкции, после его, правда, отпустили и обвинения сняли.

Даже зарплату не хотел себе снижать, когда это было очень модно, - явно понимал, чего стоит общественное мнение и сколь оно изменчиво.

 

Total намеревалась привнести новые технологии в России на сложных месторождениях, что было бы очень кстати, сложись все так, как планировалось.

 

Все изменилось 21 октября 2014 г, когда глава Total погиб в странной авиакатастрофе в аэропорту Внуково.

России его смерть была не только не нужна, но даже опасна.

Новым директором Total стал добродушный на вид, но не столь принципиальный П.Пуянне.

П.Пуянне моложе и начал карьеру в Total позже - в 1997 г он стартовал в Elf, которую 3 годами позже поглотит Total.

 

Потихоньку  подитика Total в России стала меняться.

Сначала этот было незаметно.

Total решила выйти из проекта с ЛУКОЙЛом, а чем заявил впервые в сентябре 2014 г.

П. Пуянне пришел в сложное время - акционеры требовали от него сохранить свои дивиденды.

В Total начались сокращения в подразделениях по разведке месторождений, по штату, стали продаваться и зарубежные активы, снижаться расходы на эксплуатацию действующих месторождений.

Мы не играем в казино, нам необходимо, чтобы компания могла устоять при любой стоимости нефти, заявлял безусый П.Пуянне.

 

При этом сокращаться в России компания не хотела, тем более, что ей и не запрещали, несмотря на всякие страсти по десантным вертолетоносцам Мистралям, которые Франция обидно не отдала российским морпехам.

Это подтверждал и сам П.Пуянне, но взгляды его на нефть были отличны от тех, что исповедовал К.Де Маржери.

Если последний грозил закрыть бастующее предприятие, то П.Пуянне, наоборот, хотел поддержать убыточных соотечественников.

И потом, падающая стоимость нефти казалась П.Пуянне малонадежным источников прибыли.

 

Компания решила отказываться от всего и выходить из проектов.

В июне 2015 г оставила Газпром в Штокмане, тогда же вышла из СП с ЛУКЙОЛом.

Для ЛУКОЙЛа это была великая печаль, потому что с уходом Total  компания лишилась единственного крупного западного партнера.

Тем не менее дальновидный ЛУКОЙЛ даже решил возместить компании затраченные средства на разведку и остался ждать новых партнеров с мировым именем.

 

Total отказалась от разработки битуминозных песков Канады, угольного бизнеса в ЮАР, решила дальше сокращать инвестиции.

Пошли слухи о том, что Зарубежнефть хочет выкупить долю участия Total в Харьягинском СРП.

 

Тем не менее, некоторая привлекательность в нефти для Total еще остается.

Теперь интересы Total лежат в Иране.

Еще в начале 2014 г власти пригласили представителей крупнейших компаний, чтобы обсудить возвращение их компаний в нефтегазовую сферу Ирана.

Еще в 2013 г Иран огласил список тех, кого бы он хотел вернуть к себе: как раз Total, Shell, Eni, норвежская Statoil, британская BP и американское наследие рокфеллерской Standart Oil Exxon Mobil и ConocoPhillips.

 

В 2014 г негативное место Ирана на мировой арене заняла Россия, а потому процесс переговоров по ИЯП пошел куда быстрее.

Поспособствовали этому и намерения страны поставлять газ в ЕС и сговорчивость нового руководства страны с Западом.

Иран является 3й в мире стране по объемам запасов нефти и газа.

В случае отмены санкций Иран намерен увеличить показатель добычи нефти до 5 млн барр/сутки.

19 октября 2015 г процесс снятия санкций был запущен.

Цены на нефть, которое длительное время старались расти, сдались, и начали падать более чем на 2,5%.

 

Действия Total по сближению с Ираном прекрасно иллюстрируют перспективы России после отмены санкций.

Уже очевидно, что санкции отбросят России на лет на 5 назад, как и Иран.

Придется вкладывать много средств на то, чтобы это отставание сократить.

А где много денег, там и прибыль.

Правда в Иране за коррупцию кое -что отрубают.

Как в России будут с этим бороться пока не ясно.

 

 Сократит ли Total свое присутствие в России еще больше и станет ли это примером для других компаний?

Источник : Neftegaz.RU






Подпишитесь на общую рассылку

лучших материалов Neftegaz.RU

* Неверный адрес электронной почты

Нажимая кнопку «Подписаться» я принимаю «Соглашение об обработке персональных данных»