USD ЦБ — 65,98 +0,08
EUR ЦБ — 75,35 +0,67
Brent — 68,08 +1,60%
суббота 17 ноября 08:19

Аналитика // Госрегулирование

Тарифы естественных монополий в тисках «принципиальности» регулятора

01 ноября 2018 г., 01:05Neftegaz.RU897

Москва, 26 окт - ИА Neftegaz.RU. В любой рыночной экономике всегда имеются нерыночные субъекты −естественные монополии (ЕМ). Это системы электроснабжения, тепло- и водоснабжения, дороги, водные пути, трубопроводы, в большинстве стран железные дороги. Государству приходится регулировать их цены, так как отсутствует механизм рыночной конкуренции, ограничивающий цены субъектов рынка. Тарифы ЕМ в РФ устанавливает Федеральная антимонопольная служба (ФАС), претензии к которой со стороны монополий перешли из разряда споров о величине прибыли к проблеме их нормального функционирования.

 

Методы регулирования ЕМ

Наиболее объективный метод для определения стоимости услуг ЕМ состоит в тщательном анализе всех ее финансовых и производственных показателей. Чиновники должны проанализировать:

- цены закупок необходимых материалов (не были ли они завышены),

- зарплат сотрудников,

- условия кредитов (нет ли сговора менеджмента с банками о завышенных процентах),

- эффективность организации производственных процессов, то есть все ли сотрудники действительно заняты на нужных работах и их работа организована оптимальным образом),

- инвестиции компании, насколько они необходимы и не завышена ли стоимость проектов относительно рыночных расценок,

- размер допустимой прибыли акционеров,

- многое другое.

 

Все это выливается в гигабайты информации, для обработки которой чиновников может потребоваться едва ли не больше, чем работников самой монополии. Поэтому государственные регуляторы изобретают методы, позволяющие упростить процедуру утверждения тарифов ЕМ.

Существуют два основных метода регулирования ЕМ: метод RAB и метод «предельной цены».

 

В методе «предельной цены» регулятор исходит из существующего на данный момент уровня цен, допуская его ежегодное повышение на расчетный размер, который учитывает инфляцию, амортизацию оборудования, общую тенденцию повышения эффективности производства и прочие параметры. Регулятор может провести исследование обоснованности издержек ЕМ и взять за основу свои выводы, но делать это не каждый год, и, например, раз в пять лет. Так поступают в США с регулированием тарифа на прокачку нефти и нефтепродуктов через магистральные трубопроводы.

 

Федеральная энергетическая регулирующая комиссия США (Federal Energy Regulatory Commission, FERC) раз в пять лет обновляет формулу, по которой рассчитываются тарифы на прокачку для трубопроводных компаний. И каждый год объявляет предельный размер повышения тарифа. Если компания укладывается в объявленный рост, ее тариф утверждается автоматически. Если компания просит больше, то начинается согласительная процедура с подключением независимых экспертов, проведением публичных слушаний. Конечную точку в споре имеет право поставить суд, куда может обратиться компания. Превышение тарифа обычно связано с инвестиционными проектами по строительству новых труб или модернизации существующих.

 

При приватизации электроэнергетики и систем городских коммуникаций в 80-е годы в Великобритании был придуман метод RAB (Regulatory Asset Base – регулируемая база инвестированного капитала). В этом методе главный исходный параметр − размер инвестированного в компанию частного капитала. Расчет тарифа в этом случае осуществляется исходя из определяемой регулятором необходимой валовой выручки для гарантированного возврата инвестиций, получения прибыли, обслуживания кредитов и выплаты налогов. На тариф существенно влияют параметры финансовой системы страны, например, размер учетной ставки ЦБ.

 

Преимущества метода в том, что инвесторы охотно вкладываются в систему с таким регулированием, кроме этого, они получают стимул к снижению издержек, так как тарифы утверждаются на несколько лет, и сэкономленные средства внутри утвержденного периода остаются в компании.

 

В Казахстане модифицированный метод RAB применяют к трубопроводному транспорту. Здесь существуют три вида тарифа: инвестиционный, дифференцированный и временный (компенсирующий). Если компании необходимо компенсировать свои инвестиции, законодательство позволяет ей установить свой предельный тариф на транспортировку. К этому инструменту трубопроводная компания может прибегнуть как на среднесрочный период (от 1 до 5 лет), так и на долгосрочный (более 5 лет).

 

В России для регулирования тарифов на теплоснабжение населенных пунктов в условиях самых разных форм собственности и состояния систем был придуман метод «альтернативной котельной». Принцип таков, что, если дешевле построить новый альтернативный источник теплоснабжения и питаться от него, то цены на тепло от существующего теплоисточника следует заморозить, а вот если наоборот, существующий тариф ниже, компаниям разрешат его поднимать под контролем регулирующего органа. Предполагается, что таким образом удастся привлечь частные инвестиции в хронически недофинансируемую отрасль ЖКХ.

 

ФАС: «инфляция минус» и точка

В России сегодня тарифное регулирование происходит по простому принципу − «инфляция минус». В этой схеме тарифы ЕМ каждый год повышаются только в 0,9-1 раз от инфляции, причем за базу берется потребительская инфляция, которая в последние десять лет стабильно в два раза меньше инфляции промышленных товаров. Остается загадкой, почему для оценки расходов ЕМ на закупаемое оборудование надо брать рост цены на сдобные булочки, а не на металлопрокат.

 

При этом такой «сдобнобулочный» подход никак не учитывает необходимые расходы ЕМ на инвестиции, налоги, выплату дивидендов. Позиции регулятора в вопросах изменения тарифной политики пока несдвигаемы. Результаты последней встречи представителей ФАС с «Транснефтью» образно охарактеризовал президент «Транснефти» Николай Токарев: «Бесполезно обсуждать, …ФАС всё равно … они выучили стих «инфляция минус», ждать изменений не приходится...».

Об изменении подходов к тарифной политике кроме трубопроводной монополии, заявляют транспортники, энергетики, железнодорожники.

 

Конкретно для «Транснефти» существующая политика привела к тому, что за последние четыре года инфляция в стране составила около 40%, а индексация тарифа осуществлена на 21%. В компании наблюдается постепенное снижение финансовых показателей, а сегодня, утверждают источники внутри, фактически − кассовый разрыв. Утвержденные тарифы позволяют покрыть инвестиционные проекты «Транснефти» лишь на 16%.

Особенно тяжело ударила по финансовому положению компании реализация проектов нефтепроводов «Заполярье − Пурпе» и «Куюмба – Тайшет». У нефтяников, вопреки подписанным соглашениям, не нашлось достаточно нефти для загрузки труб, они работают менее чем в половину мощности. Результат: сроки окупаемости проектов ушли в бесконечность.

 

Больше всего у представителей ЕМ вызывает возмущение принципиальная невозможность оспорить решение регулятора путем официальных процедур, как это имеет место в развитых странах. Ни законодательством, ни нормативными нормами, ни практикой не предусмотрено привлечение к обсуждению тарифов независимых экспертов, проведения парламентских слушаний, судебных процедур. Решение ФАС окончательное и обжалованию не подлежит, а как оно принято, какие расходы учтены в заявке, какие нет, − неизвестно.

 

В подобной ситуации монополиям невозможно планировать свою деятельность, а вопрос финансирования инвестиционных проектов повисает в воздухе, даже если правительство будет утверждать инвестиционные программы монополий. «Принципиальность» регулятора сегодня из положительно фактора сдерживания цен стала тормозом экономического развития страны.

 

 


Neftegaz.RU context