USD ЦБ — 62,22 −0,04
EUR ЦБ — 73,13 −0,14
Brent — 78,64 −0,09%
понедельник 21 мая 14:03

Аналитика // Интервью

Геологи Газпром нефти оценивают потенциал добычи за пределами 2030 г

30 января 2018 г., 18:40Neftegaz.RU3502

О перспективах геологоразведки Газпром нефти в интервью рассказал А. Вашкевич, директор по геологоразведочным работам и развитию ресурсной базы компании.

- Газпром нефть уделяет значительное внимание геологоразведке - несмотря на кризисы, изменение цен на нефть и договоренности в рамках сделки ОПЕК+. Какую ГРР-планку удается держать?

- Достаточно высокую. Например, 2017 г был для геологов Газпром нефти не просто хорошим, а одним из лучших по всем показателям за последние несколько лет. В рамках группы Газпром нефть, включая наши доли в совместных предприятиях и зарубежные активы, было пробурено 27 новых разведочных скважин. По результатам оценки этих скважин и проведенных сейсморазведочных работ (в объеме более 3,5 тыс км2) компания обеспечила коэффициент восполнения запасов в 115% - при общем показателе добычи углеводородов около 89,7 млн т.н.э.

По итогам геологоразведочных работ (ГРР) были сделаны серьезные открытия, наиболее крупное из которых - на Западно-Зимнем лицензионном участке. Новое месторождение будет названо именем А. Жагрина (глава дирекции по добыче Газпром нефти, скончался в конце 2017 г - ИФ). Хорошие результаты показывает проект «Южный хаб», который реализуется совместным предприятием с Shell - Salym Petroleum Development. Кстати, он получил награду «Лучший геологоразведочный проект года» внутри компании Газпром нефть. На шельфе Охотского моря, как известно, Газпром нефтью было открыто крупное месторождение Нептун. Есть достижения и на зарубежных активах.

Оценивая результаты работы за прошедшие 3 года, - а в геологоразведке именно такой диапазон правильнее брать за основу (год подготовки, год сейсмики, год бурения), - за этот период мы смогли сформировать добычной потенциал как минимум в 11 млн т.н.э. Это порядка 10% от целевого уровня добычи в 100 млн т.н.э., который компания по стратегии должна достичь в 2020 г.

- А насколько амбициознные планы в геологоразведке вы заявляете на 2018 г?

- У нас серьезно увеличивается как инвестпрограмма, так и планы по бурению. Если в 2017 г инвестиции Газпром нефти в геологоразведку составляли 11 млрд руб, то на 2018 г одобрено (без учета инвестиций по шельфу) порядка 30 млрд руб. В 2017 г мы пробурили 27 скважин, на текущий год уже утверждено 46. Возможно, мы даже перевыполним этот план. При этом инвестиции растут активнее, чем объемы бурения, так как скважины становятся все сложнее и технологичнее.

Основные регионы, которые мы будем исследовать в России в наступившем году: Оренбуржье, ХМАО, Восточная Сибирь, нетрадиционные запасы Баженовской свиты и Ачимовской толщи. За рубежом основные геологоразведочные работы намечены на Балканах, здесь планируется активизация программ бурения. В проектах на Ближнем Востоке в основном продолжится доизучение. Если говорить о новых скважинах - рассчитываем, что в I квартале закончим бурение на скважине «Шакал-1» в Курдском регионе Республики Ирак, это позволит принять инвестрешение по дальнейшему развитию проекта.

Кроме того, в компании проводится большая работа по технологическому развитию геологоразведки, мы последовательно наращиваем инвестиции в это направление. Важной задачей 2018 г станет формирование комплексной цифровой стратегии в блоке разведки и добычи, а также запуск собственной «цифровой студии».

- Каков прогноз коэффициента возмещения запасов по итогам 2018 г?

- Планируем, что этот показатель будет в диапазоне 102-105%. Это наш стратегический ориентир. Программа повышения качества ресурсной базы позволяет нам балансировать, искать варианты улучшения состояния запасов. Например, продав «хвостовые» с точки зрения геологоразведки активы, как мы это сделали, реализовав в 2017 г лицензионные участки в Ноябрьском регионе. Продажа неперспективных для компании активов позволит реинвестировать в новые и более интересные направления.

- Как вы видите политику компании в геологоразведке на ближайшее будущее - на чем планируется сделать акцент?

- Начну с географии регионов добычи. Она уже четко сформировалась, и здесь мы не планируем ничего менять. В частности, за рубежом остаются основными проекты на Ближнем Востоке и Балканах. В России, в регионах целевого присутствия - ХМАО, ЯНАО, Оренбургская область - целенаправленно закрепляем свои позиции.

Если говорить про структуру проектов, то в геологоразведке они подразделяются на чисто поисковые и проекты в стадии активной разведки. Газпром нефть намерена сфокусироваться на 1м блоке, усилить состав именно поисковых проектов - сейчас в процессе изучения более десятка таких опций. Такова наша первостепенная задача, она учитывает, в том числе и вход компании в новые поисковые регионы.

Мы рассматриваем все возможные методы получения новых поисковых участков - аукционы, конкурсы, потенциальные партнерства, покупки и т.д.

За последние годы в Газпром нефти создан технический и научный потенциал, который позволяет осваивать новые поисковые активы с большей эффективностью. И это дает нам конкурентное преимущество, за счет которого мы хотим в течение нескольких лет дополнить свой портфель, повысить стоимость запасов.

В 2018 г мы продолжим работу и с имеющимися ресурсами. Методологическая основа по доизучению текущих запасов в компании вышла на очень высокий уровень. Техническая часть, программное обеспечение, повышение уровня компетенций сотрудников - все это в совокупности привело к тому, что наш портфель возможностей органического роста за последние несколько лет вырос не на сколько-то процентов, а в несколько раз. Так, в 2014 г мы имели в портфеле 20, максимум 30 опций ГРР. Сегодня их число уверенно перевалило за сотню, что создает здоровую конкуренцию среди лучших опций за финансирование, и у нас есть возможность выбрать лучшие объекты для инвестирования.

- Сейчас крупные проекты позволяют компании демонстрировать хороший рост добычи. А удастся ли геологам Газпром нефти создать такой задел, чтобы и после 2020-2025 гг компания сохраняла высокий темп прироста добычи?

- На данный момент мы готовы констатировать, что у компании создана достаточная ресурсная база, и на ближайшую пятилетку она сбалансирована. Другими словами, даже если у Газпром нефти не будет в ближайшие годы крупных открытий, при отсутствии внешних ограничений у компании есть возможность достижения стратегического уровня добычи углеводородов в 100 млн т.н.э. к 2020 г.

Но геологоразведка включает, в том числе и долгосрочные проекты, не на 5-6 лет вперед, а на 10-15 лет. И это задача, над которой мы сейчас работаем - разрабатываем сценарии того, как Газпром нефть сможет обеспечить стабильную добычу на уровне 100 млн т.н.э. или выше уже после 2030 г.

- И какие точки роста вы видите в такой отдаленной перспективе?

- Зависит от множества факторов. Ключевой, пожалуй, это то, насколько быстро и эффективно мы сможем ввести в разработку нетрадиционные запасы, а также реализовать планы по развитию наших шельфовых проектов. Это - огромные ресурсы, на которые мы рассчитываем в будущем.

- Газпром нефть является инициатором проекта Бажен в ХМАО, который получил статус национального. Уже определились потенциальные партнеры? Готов кто-то кроме вас вкладываться в этот проект?

- Во-первых, мы очень плотно работаем с властями ХМАО в этом направлении. В регионе подписан закон о предоставлении льгот по налогу на имущество в рамках реализации нацпроекта Бажен. Во-вторых, Газпром нефть приступила к созданию юридического лица, на которое будет переведена лицензия на Пальяновский участок, являющийся технологическим полигоном для Бажена. И в-третьих, сотрудничество с потенциальными партнерами обретает реальные контуры. Уже до конца 2018 года рассчитываем заключить порядка 20 технологических партнерств.

Из числа ВИНК наиболее активное взаимодействие ведется с компанией РИТЭК, с Русснефтью проходят семинары по обмену опытом. Взаимодействуем также с потенциальными разработчиками технологий, институтами и университетами. Плодотворную деятельность мы ведем с корпорацией Росатом, нацпроект Бажен определен в качестве приоритетного направления сотрудничества наших компаний.

- Как Росатом поможет извлечь трудную нефть? В чем его интерес? И будет ли Росатом вкладываться финансово, так как предполагалось, что партнеры Газпром нефти по Бажену софинансируют проект?

- Росатом является одним из лидеров в разработке новых технологических решений в смежных с добычей нефти отраслях. Это различные виды датчиков, новые типы внутрискважинных геофизических исследовательских приборов на базе ядерномагнитных элементов.

Ознакомившись с перечнем наработок Росатома, мы увидели понятные направления сотрудничества. В прошлом году в рамках индивидуального взаимодействия уже реализованы некоторые совместные проекты. Теперь перевели это в формат стратегического партнерства, определив порядка 10 приоритетных направлений. Документ о партнерстве в рамках проекта Бажен между нашими компаниями подписан в сентябре 2017 г.

Коллеги из Росатома обладают уникальной научной базой. Национальный проект Бажен может стать хорошим полигоном для апробации их новых технологий и идей. Мы, со своей стороны, высоко ценим возможности сотрудничества с таким мощным индустриальным партнером. Что касается темы софинансирования Бажена - этот вопрос сейчас в стадии проработки.

- В ХМАО у Газпром нефти еще один новый интересный проект - СП с Repsol Евротэк-Югра. За какую цену Газпром нефть приобрела 25,02% акций в СП? Когда планируете увеличение доли до 50%? Есть ли уже план разработки совместного актива?

- Согласно договоренности с партнером, мы не раскрываем цену сделки. У нас есть возможность принять решение об увеличении участия Газпром нефти до 50% до 2022 г. Со стороны Газпром нефти инвестиции в этот проект до конца 2019 г составят порядка 2,5 млрд рублей. Мы рассчитываем, что это позволит завершить этап геологоразведки уже к 2020 г.

Первоначально основные работы будут вестись на Оурьинском месторождении, следующими фазами проекта будет вовлечение сателлитов. В ближайшие 2 года планируем расконсервировать 2 скважины, а также пробурить 1 новую технологически сложную горизонтальную скважину, ее бурение стартует в первом квартале текущего года.

По оценкам Газпром нефти, к 2025 г СП сможет добывать на полке порядка 4,5 млн т нефти.

- Сообщалось о планах расширения совместной деятельности Газпром нефти и Repsol на территории России и за рубежом...

- Газпром нефть и Repsol выстроили качественные партнерские отношения, чем мы очень гордимся. У нас проходят регулярные технические сессии по обсуждению возможностей сотрудничества. Детали проекта озвучивать пока рано, скажу только, что есть ряд достаточно конкретных проработанных направлений. И существует однозначный интерес со стороны обоих партнеров к дальнейшей совместной деятельности. Активно обсуждаются все направления сотрудничества - и в России, и за рубежом.

- Давайте перейдем к взаимодействию Газпром нефти с основным акционером. Нефтяная компания видит потенциал расширения запасов за счет активов Газпрома - какие именно активы головной компании кажутся вам наиболее перспективными?

- Мы исходим из того, что являемся частью группы Газпром, поэтому зачастую идет больше операционная работа, нежели стратегическая. Формат взаимодействия в принципе уже определен - это передача лицензионных участков от Газпрома в Газпром нефть, как в случае с Западно-Юбилейным, Северо-Самбургским и другими месторождениями, либо формат операторства Газпром нефти на активах Газпрома, как на нефтяных оторочках Чаянды, Песцового и Заполярного.

Недавно принято решение, что Газпром нефть также в качестве оператора изучит ачимовские залежи Ямбургского месторождения. С одной стороны, для Газпром нефти это перспектива получения доступа к колоссальному объему запасов - более 1 млрд т углеводородов. С другой стороны, это крайне сложная задача - значительные глубины, низкая проницаемость, аномально высокие давления. Но мы считаем, что с точки зрения технической реализуемости и экономической рентабельности этот проект находится на уровне наших возможностей. Получив определенную экспертизу при работе на Северо-Самбургском месторождении, мы подберем «ключи» и к такому непростому проекту как «Ямбург».

Что касается нефтяных оторочек Чаянды, Песцового, Заполярного и Ен-Яхинского, сейчас по ним проводим опытно-промышленные работы, которые будут завершены примерно в 2019-2020 г.

Кроме того, у нас есть проект по изучению трудноизвлекаемых запасов так называемого Юбилейного кластера - Западно-Юбилейный лицензионный участок был передан Газпромом. В случае успеха здесь, мы будем смотреть и на прилегающие участки, чтобы сформировать региональную модель освоения этих запасов.

- А Восточная Сибирь может стать новым кластером для Газпром нефти?

- Я бы сформулировал по-другому. Для Группы Газпром, включая Газпром нефть, Восточная Сибирь точно является стратегическим кластером. Газпром нефть на протяжении последних двух лет совместно с Газпромом проводит совместную работу по формированию общей стратегии развития в этом регионе. И мы видим понятный синергетический эффект такого партнерства, так как все месторождения являются нефтегазовыми или газонефтяными. Наши компании, дополняя друг друга, могут создать необходимую стоимость для эффективного развития. Именно через эту призму мы смотрим на Восточную Сибирь.

- В Восточной Сибири Газпром нефть реализует проект Чона. Почему компания переносит ввод его в эксплуатацию? Определились ли вы с возможным партнером на проекте?

- Чона всегда была сложным проектом с геологической точки зрения. Для снятия неопределенностей по разработке сейчас здесь начинается фаза «Ранняя нефть», она будет реализована в течение 2019-2020 г. В этом году мы пробурим на проекте вторую горизонтальную скважину, запустим программы расконсервации старых скважин, проведем гидроразрывы пластов. Это означает, что проект переходит в стадию опытно-промышленной разработки и следующие 2-3 года станут определяющими с точки зрения скорости освоения месторождения.

Процесс поиска стратегического партнера для совместной разработки Чоны достаточно активен, это представители АТР. Думаю, что до конца текущего года мы так или иначе придем к финальному решению, поскольку переговоры находятся уже в продвинутой стадии.

- Ирак выставляет на тендер 9 нефтегазовых месторождений - будет Газпром нефть участвовать в них?

- Сейчас находимся в стадии изучения. Проводим общую оценку интереса нашей компании. Решение пока не принято, здесь очень много зависит не только от нас, но и в том числе от процесса проведения тендеров. Мы участвуем в этом процессе.

- Министерство природных ресурсов Курдского региона Республики Ирак предложило Газпром нефти ряд новых блоков для геологоразведки. Удалось ли вам определиться с интересными для себя участками?

- В этом регионе Газпром нефть продолжает вести последовательную работу по оценке участков, там действует целая команда. Пока конкретных решений не принято, но мы находимся в постоянном диалоге с местным профильным министерством.

- Газпром нефть направила властям Ирана техническое предложение по освоению месторождений Чешмеш-хош и Шангуле. Есть реакция Ирана на ваши предложения? А другими проектами в Иране интересуетесь?

- По Чешмеш-хош и Шангуле от Ирана Газпром нефть получила дополнительные комментарии, сейчас идет нормальный процесс сближения позиций. Периодически проводятся технические сессии. Следующий шаг должен быть со стороны Ирана, который рассматривает по Чешмеш-хош и Шангуле несколько предложений от других потенциальных заявителей. Информацию по другим активам в Иране не готов комментировать.

- Вы также назвали Балканы в числе приоритетных регионов для Газпром нефти.

- Да, Сербия, где работает дочерняя компания Газпром нефти NIS, остается для нас регионом повышенной активности. На Балканах мы запланировали большую программу инвестиций до 2025 г - порядка 2,2 млрд долл США. Видим очень хорошие результаты и в Румынии. В прошлом году здесь мы пробурили первую скважину, открыли 9 продуктивных объектов - по нефти и по газу. Сейчас усиливаем работу в рамках нашей концессии, в 2018 г планируем бурение уже трех скважин. И по этому проекту мы видим большие перспективы уже в ближайшем будущем.


Neftegaz.RU context