USD ЦБ — 61,60 +0,27
EUR ЦБ — 72,18 +0,47
Brent — 78,48 −0,43%
пятница 25 мая 10:10

Последние новости

Аналитика // Интервью

В 10 раз за 10 лет. Интервью генерального директора Газпромнефть — смазочные материалы

15 января 2018 г., 11:28Neftegaz.RU2432

- Александр Михайлович, вашему предприятию исполняется 10 лет. Как оно изменилось за это время?

- Главный итог нашей деятельности - это то, что за 10 лет бизнес масел Газпром нефти из локального стал международным. На начальном этапе у нас был один бренд - Sibi Motor. Бренд не самый узнаваемый, распространенный в основном в Омской области и ряде других районов Западной Сибири. Сегодня у нас два узнаваемых бренда масел - G-Energy и Gazpromneft. Эти масла продаются в 72 странах мира.

Производственные мощности выросли в три раза за счет реализации инвестиционных проектов.

В 10 раз увеличился ассортимент - со 120 до 1200 товарных позиций, возросло качество и технологичность продуктов. Мы превратились из локального поставщика сырья в производителя высокотехнологичных масел и смазок. Сегодня любой желающий может купить канистру нашего масла не только в России, но и, например, в Ашане в Италии, в Tesco в Венгрии или в интернет-магзине в Китае.

- Последние годы для рынка выдались тяжелыми. Если говорить об итогах первых трех кварталов текущего года, то какими они были для вашей компании?

- Для нас 2017 г оказался завершающим годом успешной десятилетки, когда мы ежегодно росли в объемах производства, выпускали новые, все более качественные масла, завоевывали новые рынки.

Несмотря на то что в прошлом году мы практически полностью заполнили свои производственные мощности, рост продолжился. За первые девять месяцев текущего года он составил 7% по отношению к тому же периоду прошлого года - до 432 тыс т (403,5 тыс т в аналогичном периоде 2016 г).

Особенно перспективно выглядит развитие премиального сегмента. Рост за первые девять месяцев 2017 г составил 12% (до 215 тыс т), а продуктов под брендом G-Energy - 19% (до 36 тыс т).

Наша стратегия изначально была направлена на выход в премиальные сегменты рынка, мы ежедневно, год от года шли намеченным путем, развивая производство, ассортимент продукции, продажи в премиальных каналах, развивая компетенции персонала для решения все более сложных задач. Первоначальные цели 2020 г, поставленные в 2007 г, были достигнуты на четырег раньше - в 2016-м (по объемам продаж и доле рынка в РФ). К примеру, первоначально планировалось к 2020 г занять 20% российского рынка премиальных масел (притом что наши производственные мощности - это 14% российского рынка). Но этот рубеж был взят нами в 2016-м.

За первые три квартала текущего года только в России мы реализовали 143 тыс т продукции премиум-класса - на 15% больше, чем за аналогичный период 2016 г. Это означает, что программа импортозамещения работает и имеет перспективы дальнейшего развития. Сегодня российские производители способны поставлять на внутренний рынок продукцию, которая соответствует высоким технологическим требованиям глобального рынка. Именно такая продукция нужна новым автомобилям, судам и промышленному оборудованию.

Мы стали первой российской компанией, которая начала производить синтетические буровые растворы по собственной технологии. Это четыре наименования под маркой Gazpromneft Drilline с общим объемом производства до 5 тыс т в г. Благодаря этому проекту «Газпром нефть» начала активно замещать импортные буровые растворы собственными и в ближайшем будущем полностью их заменит. Сейчас мы планируем начать работу по обеспечению буровыми растворами Gazpromneft Drilline предприятий Группы «Газпром».

Ранее специально для «Газпрома» мы наладили производство масла МГД‑20М (для смазывания двигателей двухтактных газомотокомпрессоров, установленных в системах магистральных газопроводов), масло Тп‑22С-гп (для газоперекачивающего агрегата «Ладог»).

Качество и востребованность наших масел подтверждается и спросом на нашу продукцию за рубежом: в этом году мы вышли на новые рынки - Таиланд, Иран, Перу, Сенегал, Вьетнам, ЮАР и др. География поставок расширилась с 65 до 72 стран. При этом основной рост на международном рынке показали смазочные материалы G-Energy, продажи которых увеличились на 23% и достигли 12 тыс т.

Нам очень помогают глобальные проекты Газпрома, такие как спонсорство Лиги чемпионов УЕФА и Чемпионата мира по футболу 2018 в России. Реклама на популярных международных соревнованиях вызывает интерес и к нашей продукции.

Мы определили, что у нас есть ресурсы для дальнейшего роста. Поэтому одобрили новую стратегию, в которой пересмотрели целевые показатели в сторону увеличения объемов продаж на 14% к 2020 г. К 2025 г мы планируем занять 25% российского рынка.

- А если посмотреть на ваши показатели в контексте развития российского рынка за последние десять лет?

- Российский рынок за десять лет пережил две волны падения потребления из-за экономических кризисов. В 2008 на 16% и в 2015 - на 7%. Но он остается привлекательным для зарубежных игроков. В период восстановления рынка (2015-2016 годы) спрос на доступные по цене высококачественные масла привел к вытеснению зарубежных поставщиков качественной российской продукцией, но сегодня мы наблюдаем возвращение многих иностранных игроков - Castrol, Total, ZIC и т. д. Дело в том, что наш рынок остается одним из самых привлекательных по объему и ассортименту. Если объем мирового рынка около 38 млн т масел и смазок, то рынок России - это 1,5 млн т.

- А как изменилась доля премиальных продуктов в этом объеме?

- Она растет на 3-5% в г. Сейчас она достигла 48% рынка. И эта доля будет расти. Ведь теперь не только для транспортных средств, техники и промышленного оборудования иностранного производства нужны все более качественные масла. Техника российского производства тоже становится все более требовательной к качеству масел и смазок.

Был короткий период в 2015-2016 г, когда доля премиальных продуктов снизилась. Но связано это было с резким уходом зарубежных поставщиков и постепенным насыщением рынка российскими продуктами. Не все потребители сумели сразу сориентироваться.

сегодня доля премиальных продуктов вернулась к докризисным показателям 2014 г. Но важно не только то, что она продолжает расти и к концу года российскому рынку потребуется больше премиальных продуктов, чем когда-либо ранее. Важно то, что к настоящему моменту рынок пришел принципиально обновленным.

сегодня сегмент премиальных продуктов на российском рынке близок к отметке в 750 тыс т. Из них на долю импорта приходится 270 тыс т. Объем импорта за прошедшие годы снизился в 2 раза.

- Но возможно, если бы российские производители вошли в новый кризис с теми же мощностями, что и десятью годами ранее, это могло бы подстегнуть развитие собственных премиальных продуктов. Пусть и в режиме аврала.

- Сомневаюсь. Скорее всего иностранные производители просто заняли бы 100% премиального сегмента, так как финансовых возможностей у отечественных компаний бороться за долю рынка просто не стало бы. Мало создать производство, хотя и на это нужны деньги, необходимо разработать рецептуры и получить одобрения у производителей автомобилей и техники. Эти процедуры платные. Притом на получение одного одобрения уходит от шести месяцев до двух лет, так как необходимо провести многочисленные тесты, в том числе в разное время года и в разных режимах работы.

Иногда не удается получить одобрение с первой рецептурой. Хоть и редко, но бывает, что рецептуру приходится менять несколько раз.

- Сколько у вас сейчас допусков?

- На масла G-Energy - более 250. А суммарно по всем продуктам - свыше 400. Сначала мы работали над качеством наших базовых масел. Это позволило получить ряд допусков вместе с присадками. Если вы демонстрируете определенный стабильный уровень качества базовых масел, то полученный после вовлечения присадок продукт будет соответствовать требованиям ряда производителей. Но так можно получить допуски только для простых и средних продуктов. Для тех, которые были актуальны 5-6 лет назад.

- Вам как-то помогло в получении допусков приобретение завода в Бари (Италия)?

- Сделка по Бари состояла из трех соглашений: покупка акций компании, в которую входил завод, соглашение о приобретении технологий (мы купили в безвозвратную собственность рецептуры и допуски на 250 продуктов), а еще мы получили право производить масла под брендом Texaco сроком на 3 года. Texaco мы производили 4 тыс т для рынка Италии и 4 тыс т для центрального европейского склада (в Бельгии). Но через три года мы решили не продлевать контракт по этим маслам, так как все производственные мощности завода уже были заполнены маслами Gazpromneft и G-Energy.

сегодня мы производим в Бари 24 тыс т масел, из которых 16 тыс т продаем в Италии. Раньше было 150 наименований продуктов, теперь - 350. По смазкам наша компания занимает 12% рынка Италии. А по всем продуктам - 4%.

- Наша стратегия предполагала, что мы способны производить высококачественные смазочные материалы. Всего в России в начале нашей деятельности компания производила 360 тыс т масел. Для сравнения, ЛУКОЙЛ выпускал 1,2 млн т. У нас не было возможности производить такой объем. Поэтому логичным шагом было уйти в более высокотехнологичные сегменты.

Тем не менее наша компания нарастила объем производства. В текущем году он составит 550 тыс т масел и 20 тыс т других продуктов. Премиальных продуктов мы сегодня производим столько же, сколько ЛУКОЙЛ, а по ряду направлений даже больше.

Дополнительным эффектом нашей стратегии стало то, что наши продукты стали трансграничными. То есть масла, разработанные в нашем Центре технологий (R&D), производимые в Омске или во Фрязине (Московская обл.), могут использоваться практически в любой стране. Технических барьеров для перемещения наших продуктов нет.

Все десять лет мы росли по объемам продаж. Снижений не было. Даже когда российский рынок терял емкость.

В 2017 г мы реализовали небольшой, но принципиально важный проект в Италии. В Бари (как и в России) наше производство загружено на 100%. Поэтому в мае мы начали производство продукции под брендом Gazpromneft на независимом заводе в городе Алессандрия, на севере Италии.

- Это давальческая схема?

- Нет. Мы разместили наши рецептуры, наш бренд. Ни грамма сырья не перемещали. Только ноу-хау. Работала наша интеллектуальная собственность. Завод в Алессандрии под наши рецептуры приобрел сырье соответствующего качества на рынке. В июне начались отгрузки полученного продукта. Мы продали около 1 тыс т масел Gazpromneft.

- То есть вы поступаете, как, скажем, Apple: отправляете техническую документацию на сторонний завод - и получаете свой «айфон».

- Вроде того. Принципиально важно в этом проекте то, что сырьевой компонент при перемещении производства масел «Газпром нефти» отошел на второй план. Мы можем реализовывать свою стратегию в любом регионе.

Объем продаж нашей компании больше не зависит от сырьевой составляющей - от добычи и переработки нефти, а также от количества базовых масел внутри Группы компаний. Многократно упрощается размещение производства масел бренда Gazpromneft и G-Energy в любой точке мира. Нам достаточно предоставить техническую документацию, после чего можно начать производить. Да, для этого потребовалось разработать технологии и рецептуры в России, а также инвестировать в допуски.

В ноябре мы начали производство масел «Газпромнефть» по тому же алгоритму в Сербии, на заводе в г. Нови-Сад.

- У других российских производителей есть подобный опыт?

- Подобный опыт есть у ЛУКОЙЛА в области судовых масел. Но мы идем с широким ассортиментом - моторные, судовые и промышленные масла. Нужно отметить, что у наших коллег нет такого ограничения по базовым маслам.

Наш объем производства базовых масел в этом году достигнет 380 тыс т, а продать планируем более 550 тыс т конечного продукта. Во многом такая разница достигется за счет покупки стороннего ресурса на заводы в России, а далее сложная логистика в 72 страны. Иногда доставка наших масел занимает 60 дней. Это очень много.

Переход на схему размещения производства на сторонних мощностях позволит упростить логистику, стать ближе к потребителям.

Также мы будем экономить производственные ресурсы компании, в первую очередь для России. Это тоже большой плюс.

- Ваш основной рынок - Европа?

- Да, как целевой зарубежный рынок.

- За прошедшие десять лет в этом регионе высвободились перерабатывающие мощности. Но в то же время достаточно серьезными темпами идет автомобилизация. Старую технику вытесняют, в том числе различными экологическими ограничениями. Рынок масел должен расширяться. Но в то же время есть простаивающие мощности. Как это сочетается?

- Знаете, обе предпосылки верны. сегодня, по нашим оценкам, в Европе простаивают до 25% мощностей по производству смазочных материалов. Когда мы проводили первый тендер на размещение нашего пилотного заказа, откликнулось очень много компаний. Это позволило выбрать наиболее выгное предложение.

Автопарки, безусловно, растут. При этом снижается жизненный цикл транспортного средства, оно становится все более сложным, требовательным устройством. Необходимы все более высококачественные масла и смазки. Крупнейшие мировые производители инвестируют в НИОКР, внедряют новые решения. А маленькие и средние компании сталкиваются с тем, что исследования и разработки требуют от них непосильных сумм. В какой-то момент часть этих компаний оказывается не в состоянии производить новейшие масла. Так и образуются ниши.

Мы инвестировали в рецептуры и допуски, чтобы быть первыми в России в сегменте высокотехнологичных масел. И в Европе наши разработки оказались также востребованы, ведь они отвечают самым современным стандартам автопроизводителей.

Чтобы быть в числе первых, в январе 2016г наша компания вступила в специализированную европейскую ассоциацию производителей масел - Association Technique de l'Industrie Europeenne des Lubrifiants (ATIEL). Для нас важно, что эта оргнизация обеспечивает взаимодействие автопроизводителей, которые раскрывают потребности своих грядущих разработок, и производителей масел. Эта оргнизация фактически создает те стандарты продуктов, которым через несколько лет будут следовать все передовые компании. Автопроизводители выдвигют тысячи новых требований к смазочным материалам за г. Получив информацию от автопроизводителей, мы разрабатываем новые масла и смазки. А где их производить - теперь не принципиально, главное - быть ближе к целевым рынкам.

- В связи с вашим тесным сотрудничеством с автопроизводителями хотелось бы задать вот какой вопрос. Сейчас широко обсуждается мысль, что вкладывать в развитие нефтеперерабатывающих производств - это бессмысленное, гиблое дело, так как крупнейшие государства Европы планируют отказаться от автомобилей с двигтелями внутреннего сгорания (ДВС). Также обсуждается переход основных автопроизводителей на выпуск электромобилей. Значит, всего через двадцать лет бензин, дизельное топливо и большая часть масел практически никому не будут нужны. Во всяком случае в Европе. А что по поводу этих глубоких аналитических выкладок говорят автопроизводители? Сообщили ли они вам и другим предприятиям, производящим масла, о своем скором переходе на электромобили и об отказе от нефтепродуктов?

- Различные виды альтернативных смазочных материалов (в том числе и для электромобилей) - это постоянный предмет обсуждения в рамках заседаний комитетов ATIEL. Электромобили - один из способов уйти от ДВС, решая экологические проблемы. Можно поставить широкую сеть зарядных станций. Но вопрос в генерации. Сейчас понятно, что если хотя бы 10% легковых автомобилей переключить на электричество, то европейские города придется отключить от сети. Этот вопрос больше обсуждается в кулуарах, так как для ATIEL он непрофильный. Все приходят к выводу, что электрогенерацию придется расширять кратно и использовать в качестве топливагз и нефтепродукты. Условно говоря, бензин или его производная пойдет не в топливный бак, а на электростанцию.

Отдельная история - зарядка грузовых электромобилей. Для этого придется строить отдельную зарядную сеть, так как сейчас не совсем ясно, как вообще подать по сетям общего потребления необходимую мощность для зарядки электрического грузовика за более-менее разумный срок. Особенно если таких грузовиков будут тысячи.

Последнее время большую активность в европейских отраслевых оргнизациях проявляет Toyota. Эта компания может считаться мировым лидером по созданию водородного двигтеля (на топливных элементах), а также по производству гибридных автомобилей. В том числе заряжаемых гибридов. Но для гибридных двигтелей крайне серьезно рассматривается в качестве топлива природныйгз. И от бензина никто отказываться не собирается.

Что касается заряжаемых гибридных автомобилей, которые достаточно массово продаются сейчас, то, если взять модели Toyota, на них установлены бензиновые двигтели - 1,4 л и 1,6 л. Эти моторы работают в жесточайших условиях, под высочайшими нагрузками, и для них требуется новое поколение масел.

Для производителей масел и смазок наступает активная эра научно-технической работы и производства. Но и от автопроизводителей требуется масса усилий в области научно-исследовательских работ. Если серьезно говорить о перспективах электромобилей и заряжаемых гибридов, то необходимо искать иные материалы для аккумулирования энергии, так как при текущих темпах добычи лития объемов на всех не хватит. Наша компания производит литиевые смазки, а за последние 3 года на фоне роста спроса со стороны автопроизводителей цена лития выросла в десять раз.

- Пожалуй, 2 млн электромобилей требуют больше лития, чем все мобильные телефоны вместе взятые.

- Есть вопросы и по поводу утилизации отработанных батарей. Мы активно следим за китайской компанией BYD - одним из лидеров мировой автопромышленности. BYD активно изучает область альтернативных двигтелей, в особенности электрическое направление и топливные элементы. Пока прорывов в этой области нет.


Neftegaz.RU context