USD 74.4373

+0.96

EUR 90.3743

+0.87

BRENT 64.43

-0.13

AИ-92 44.33

+0.02

AИ-95 48.21

+0.02

AИ-98 53.7

+0.02

ДТ 48.77

+0.01

653

Северный поток: газовое окно в Европу

Лёгким нажатием клавиши на газокомпрессорной станции в бухте Портовая Владимир Путин отчётливо обозначил, что Украина в ближайшем будущем потеряет эксклюзивное положение транзитёра российского газа: начался последний этап подготовки к пуску первой нитки газопровода Северный поток (далее - Североевропейский газопровод - СЕГ).

Северный поток: газовое окно в Европу

Лёгким нажатием клавиши на газокомпрессорной станции в бухте Портовая Владимир Путин отчётливо обозначил, что Украина в ближайшем будущем потеряет эксклюзивное положение транзитёра российского газа: начался последний этап подготовки к пуску первой нитки газопровода Северный поток (далее - Североевропейский газопровод - СЕГ).


Через тернии к звёздам

Идея названного трубопровода возникла ещё на этапе трассировки газопровода «Ямал-Европа». Рэм Вяхирев, в то время возглавлявший «Газпром» впоследствии так отзывался о возможности сооружения СЕГ «Один раз надо было заплатить на 30 процентов дороже и протянуть нитку через Балтийское море, сказав всем странам: «До свидания»(1).

Первоначально рассматривалось несколько маршрутов прокладки газопровода, в том числе комбинированные. И хотя в 2000 г. Европейская Комиссия присвоила проекту Североевропейского газопровода в рассматриваемой конфигурации (т.е с сухопутным участком по территории Финляндии) статус приоритетного энергетического проекта согласно Директиве по Трансъевропейским энергетическим сетям (TEN-E)(2), а в ноябре 2002 года глава Генерального директората Европейской комиссии по энергетике и транспорту, Франсуа Ламурё заявил, что Еврокомиссия считает данный проект приоритетным и представит его к финансированию Европейским банком реконструкции и развития (3), проведённые ещё в конце 1990-х годов исследования показали, что проект, проходящий по дну Балтийского моря и не имеющий дополнительных сухопутных участков, является наиболее целесообразным, экологически обоснованным и экономически выгодным. Видимо, это явилось одной из причин того, что в 2005 году доля финских партнёров (компании Fortum, где более половины акций принадлежало правительству Финляндии) в проекте была выкуплена «Газпромом» (4). Тем не менее, по предложению Европейской комиссии статус TEN-E был подтверждён в середине 2006 года и одобрен Европейским советом и Европейским парламентом (5).

Европейская потребность в российском газе

Всё это говорит о том, что российский газ действительно нужен Европейскому Союзу. Указанное утверждение подкрепляют и долгосрочные контракты на поставки российского газа на пространстве всей Европы. Если речь идёт о СЕГ, то имеются ввиду Нидерланды, Дания, Франция, Великобритания, Чехия и, прежде всего, ФРГ.

В 2000 году правительство Германии заключило с энергетическими компаниями соглашение о закрытии всех АЭС на территории ФРГ к 2022 году по причине их устаревания. Атомная энергия в 2007 году составляла 10,7% в структуре энергопотребления ФРГ (тенденция к сокращению), и на её долю приходится 22,05% производства электроэнергии (тенденция к сокращению) (6). Несмотря на то, что наиболее динамичным сектором по темпам роста выглядит производство энергии из возобновляемых источников, по абсолютным показателям в структуре энергопотребления ФРГ доля этого вида энергогенерации примерно в 2,7 раза меньше энергии, получаемой с использованием газа в качестве топлива. Кроме того, в соответствии с программой «20-20-20», страны Евросоюза должны к 2020 году, сократить количество вредных выбросов в атмосферу на 20% к уровню 1990 года, что, в первую очередь, касается работающих на угле предприятий. В этой связи становится очевидной потребность закрыть образовавшуюся брешь в энергобалансе страны, что может быть сделано как за счёт «зелёной» энергии, так и за счёт природного газа.

Принимая во внимание результаты последних земельных выборов в ФРГ, где победу одержали Партия зелёных и СДПГ, а также крайнюю непопулярность продолжения использования атомной энергии в Германии (авария на Фукусиме только усилила эту тенденцию), логично предположить, что в энергопотреблении ФРГ будет снижаться доля атомной энергии, угля и нефти, а их место займут газ и возобновляемые источники.

Понять интересы, определить цели

Таким образом СЕГ нацелен на удовлетворение растущих потребностей Европы в природном газе.

Отсутствие стран-транзитёров позволяет обеспечить максимальную надёжность поставок и, таким образом, энергетическую безопасность. Необходимо отметить, что Россия заинтересована в этом, так как 1) экспорт природного газа обеспечивает немалую часть доходов российского бюджета 2) перебои с поставками газа странам Европы ухудшают имидж Российской Федерации; 3) зависимость от стран-транзитёров наносила и наносит серьёзный прямой экономический ущерб (в 2001 году заместитель премьер-министра Украины Олег Дубина признал, что только в 2000 году из российского газа, прокачиваемого по экспортным трубопроводам через территорию Украины было изъято 8,7 млрд м3 газа (7); 4) зависимость от стран-транзитёров сужает поле для манёвра в переговорах по цене на газ для их внутреннего потребления, а также по другим аспектам двустороннего взаимодействия; 5) в конце концов, если нет стран-транзитёров, нет и необходимости оплачивать транзит газа по их территории.

Таким образом, мы можем видеть, что немало причин экономического характера делают СЕГ крайне привлекательным. Однако, здесь есть ещё и политическая подоплёка.

Очевидно, что Россия в этом проекте преследовала также и ряд других целей. Наиболее очевидной из них является желание избавиться от стран-транзитёров, ибо зависимость от таких государств является весомым аргументом на любых двусторонних переговорах, примером чего являются двусторонние отношения с такими странами как Украина и Белоруссия. Очевидно, что именно нежелание вновь оказаться в зависимости от других стран и заставило Москву отказаться от планов строительства второй ветки газопровода «Ямал-Европа», или от выдвинутой прибалтийскими государствами и Польшей идеи газопровода «Амбер» (должен был бы проходить по территории Прибалтики и Польши в Германию). О верности данного предположения говорит и то, что Россия в последние годы ведёт активное строительство нефтеналивных портов на Балтике (Приморск, Усть-Луга) и подводит к ним соответствующую инфраструктуру (БТС-1; БТС-2). Российское правительство стремится к тому, чтобы любые стратегические коммуникации в Калининградскую область не проходили по территории других государств, в связи с чем существуют планы строительства газопровода-отвода в самый западный регион Российской Федерации, а в 2010 году началось строительство Балтийской АЭС.

Готовь газ летом…

Проект СЕГ объективно затрагивает интересы стран-транзитёров российского газа (Украина, Белоруссия, Польша) и государств, чьё потребление им обеспечивается (Литва, Латвия, Эстония, Белоруссия, Украина, Польша, Германия), а также России как единственного поставщика ресурсов для наполнения данного трубопровода. Необходимо отметить, что они предпринимают действия по снижению негативных последствий проекта для них и максимизации выгод.

Белоруссия уже не в первый раз занимает двойственную позицию. С одной стороны она имеет ряд экономических преференций в рамках Союзного государства и Таможенного союза, а с другой пытается сделать из двустороннего взаимодействия в энергетической сфере улицу с односторонним движением - разумеется, в свою пользу. Именно в этом контексте следует рассматривать подписанное в 2011 году соглашение о строительстве Белорусской АЭС (проект разрабатывался с начала 1990-х годов; будет строиться на российский кредит, с участием российских специалистов, под российское сырьё, но, несмотря на всё это, АЭС, как минимум, даёт определённый выигрыш времени на переговорах и запас прочности в случае возможных перебоев с поставками газа).

Польша уже ведёт строительство приёмного терминала СПГ в Свиноустье (газ планируется импортировать из Тринидада и Тобаго; возможно, из Норвегии и Персидского залива). Кроме того, планируется построить газопровод, который должен пройти по территории Польши, Литвы, Латвии, Эстонии, Финляндии соединив их газовые сети и, таким образом, ликвидировать ситуацию, когда Прибалтика является энергетическим островом ЕС (участок между Литвой и Польшей называется Amber, - тёзка предлагавшейся прибалтийскими странами альтернативы СЕГ, участок между Эстонией и Финляндией носит имя Balticconnector; способен работать в реверсном режиме; мощность на разных участках колеблется от 3 до 5 млрд м3 газа в год; запуск планируется на 2014-15 гг (8).). Кроме этого, планируется построить Baltic Pipe - газопровод из Дании в Польшу (ресурсная база - газовые месторождения Норвегии; выходит на берег также в районе Свиноустье), о чём достигнуты соответствующие договорённости с норвежским и датским правительствами. Кроме того, Польша обладает значительными запасами сланцевого газа, разведка которых сейчас ведётся наиболее интенсивно (оценки перспективной добычи к 2030 году сильно колеблются: от 15 млрд м3 в год на весь ЕС до 35-40 млрд м3 в одной Польше) (9). Варшава также намерена развивать атомную энергетику. В настоящий момент объявлены тендеры на строительство 2 новых АЭС на территории страны (10).

В марте 2011 года парламент Финляндии также дал разрешение на строительство 2 новых АЭС.

Литва выдвинула не только проект газопровода Amber, но и ищет (пока безуспешно) инвесторов в строительство АЭС на её территории (г.Висагинас). С середины 2000-х годов ведутся разговоры о строительстве ЛЭП из Литвы в Польшу, которая соединит энергосистемы двух стран. Необходимо также отметить, что в 2009 году достигнуто соглашение о прокладке подводного кабеля из Швеции в Литву (SwedLink) и второй очереди кабеля из Эстонии в Финляндию (EstLink; первая очередь вступила в строй в 2007 году). Следует упомянуть, что скандинавские страны создали общую электроэнергетическую сеть NORDEL (Норвегия, Швеция, Финляндия, вост. Дания), а также общий спотовый рынок энергии Nord Pool.

В наиболее проигрышной ситуации оказывается в данном случае Украина, т.к у нее нет ни ресурсов на развитие атомной энергетики, ни запасов газа, способных обеспечить внутреннее потребление, ни альтернативы выпадающим доходам от российского транзита.

Если будет реализован и проект газопровода «Южный поток», то она окажется зажатой российскими газовыми клещами в почти смертельных объятиях. А пока ей грозит только потеря доходов от транзита, ослабление позиций на переговорах с Россией (в том числе по энергетической тематике) и отчётливые перспективы отключения газа в случае неоплаты газовых счетов. В 2010 году через ГТС Украины было прокачено 95 млрд м3 газа (в соответствии с договором должны составлять 110 млрд м3 газа в год, но в документе не предусмотрено никаких санкций против «Газпрома» в случае нарушения обязательств). По оценкам экспертов, загрузка газотранспортных мощностей Украины после введения в строй СЕГ упадёт до 70 млрд м3 газа в год (11).

Именно поэтому Украина, с одной стороны, требует от России гарантий транзита через свою территорию, а, с другой, ищет альтернативные маршруты доставки энергоресурсов, например, проект «Белый поток», предложенный Ю. Тимошенко в 2005 году; (ресурсная база - месторождение «Шах Дениз» в Азербайджане, которое уже заявлено для наполнения первой очереди проекта «Набукко»). По моему мнению, вероятность реализации данного проекта близка к нулю, но это уже другая история.

Через территорию Германии российский газ будет поставляться на рынки Франции, Нидерландов, а также Великобритании (отвод NEL). По газопроводу OPAL российский газ будет доставляться в Чехию. Существует техническая возможность соединения немецкой и польской газовых систем, т.к трасса трубопровода проходит вдоль границы двух государств.

Следует также отметить, что Минэнерго РФ предлагает не применять нормы Третьего энергетического пакета к трансграничным газотранспортным магистралям до момента их окупаемости. Глава ведомства Сергей Шматко заявил, «Мы [Россия] предлагаем считать сухопутную часть «Северного потока» в Европе продолжением трансграничной магистрали, для которой может быть применено особое регулирование, в частности, запрет на доступ третьих лиц на период окупаемости (12)».

СЕГ и его последствия

В ближайшем будущем в регионе Центральной и Восточной Европы, а также на Балканах возникнет принципиально иная структура энергоснабжения. Возникнет ситуация, когда прибалтийские страны станут частью не столько российской, сколько европейской (в первую очередь, ориентированной на Скандинавию) энергетической инфраструктуры. Таким образом, будут разорваны последние хозяйственные связи, ещё остававшиеся со времён СССР. Прибалтика перестанет быть энергетическом островом в составе ЕС: энергетическая инфраструктура и экономическая зависимость от Европейского союза вкупе с обеспечением безопасности силами Североатлантического альянса в долгосрочной перспективе определят «жёсткую сцепку» политики указанных государств с курсом ЕС и НАТО. Можно говорить об окончательной европеизации региона Балтийского моря.

Позиции Германии в регионе также усиливаются, возрастает её влияние на Чехию, сохраняются перспективы взять в свои руки газоснабжение Польши (российским газом), в свете исчерпания в ближайшем будущем газовых месторождений Норвегии и Дании.

Польша пытается вести самостоятельную игру, направленную на недопущение энергетической зависимости от ФРГ, после того как СЕГ будет введён в строй. Продвижение польским правительством газопровода из Польши через Прибалтику в Финляндию можно рассматривать как стремление создать собственную зону влияния в рамках ЕС и, таким образом, нарастить политический вес, в том числе, и в наднациональных органах Европейского союза. Т.е Польше вновь делает заявку на роль регионального лидера и пытается встать в один ряд с т.н «большими странами Евросоюза».

Также можем наблюдать, что строительство СЕГ ускорило процесс кольцевания европейской энергетической инфраструктуры. Вместо того, чтобы ослабить единство ЕС, этот проект заставил Европейский союз продемонстрировать прочность и показать свою солидарность, когда усилиями скандинавских стран, прежде всего Швеции, процесс выдачи разрешений на ведение соответствующих работ был затянут до предела, что дало прибалтийским государствам и Польше время на поиск альтернатив российскому газу и согласование/ строительство ряда инфраструктурных объектов.

СЕГ также будет способствовать реализации плана «20-20-20» и укреплению намерений правительства ФРГ отказаться от использования атомной энергии.

Белоруссия и, в большей степени, Украина проигрывают от такого рода преобразований маршрутов российского энергоэкспорта. При этом у них в настоящий момент нет альтернативных маршрутов снабжения углеводородами. На какой-то период времени они могут оказаться в абсолютной энергетической зависимости от РФ, тогда как для России вопрос транзита энергоносителей через их территорию потеряет свою значимость. Однако, отказываясь от старых стран-транзитёров, Россия приобретает новых, в случае с «Южным потоком» это балканские государства, а с СЕГ - Германия.

Таким образом, позиции России, вероятно, усилятся в ФРГ, Нидерландах, Великобритании, Дании, но это будет сопровождаться укреплением Германии и Польши в Центральной и Восточной Европе, а также в регионе Балтийского моря. Влияние на политику прибалтийских стран практически не изменится, тогда как роль ЕС упрочится.

Энергетический фактор в российско-польских отношениях носил и носит взаимозависимый характер. Варшава не заявляет о намерениях отказаться от импорта российских углеводородов. Более того, в октябре 2010-го года были заключены новые соглашения по транзиту (до 2019 года) и поставки российского газа на польский рынок (до 2022-го года), где предусмотрено увеличение поставок с 9,7 млрд м3 в 2010-м до 11 млрд м3 газа в год на период с 2012 по 2022 гг (13). На первый взгляд, это является как надёжной гарантией удовлетворения потребностей Варшавы в энергоресурсах, так и сбыта для российского газового монополиста. Учитывая, что Польша в настоящий момент потребляет около 14 млрд м3 голубого топлива в год, то российские поставки по-прежнему будут доминировать на данном поле, тогда как газ из других источников призван играть дополняющую роль и быть своего рода страховым полисом на случай непредвиденных ситуаций, а при необходимости удовлетворять потребности прибалтийских стран. Традиционная американская формула оценки соотношения сил гласит, что судить нужно не по намерениям другой стороны, а по её возможностям, поэтому, с моей точки зрения, этот потенциал призван, прежде всего, заставить российскую сторону снизить цены и перейти на новую формулу расчёта стоимости голубого топлива. Польская позиция на переговорах может измениться, т.к в настоящий момент на европейском рынке стал появляться дешёвый СПГ из стран Персидского залива (в связи с наполнением рынка США т.н сланцевым газом). А цены на трубопроводный, сжиженный и сланцевый газ постепенно выравниваются…

1 Российский газ: тернистый путь в Европу. // Бизнес & Балтия. - №229 (602). 1996г. 21 ноября.

2 Официальный сайт компании Вингаз. Gasunie и Газпром договорились об условиях участия в проекте Nord Stream // http://www.wingas.de/nord-stream-pi-071106.html?&L=2

3 Riivo Sinijär. The NEGP: Estonian Perspective // The Baltic mosaic. 2006. winter-spring. P.6

4 «Газпром» приобретает долю «Фортума» и становится владельцем 100% акций АО North Transgas Oy // Пресс-центр ОАО «Газпром» http://www.gazprom.ru/press/news/2005/may/article55299/

5 Статус трансъевропейской энергетической сети // официальный сайт компании «Nordstream». http://www.nord-stream.com/ru/proekt/project-significance0/status-ten.html

6 Статистический справочник «Энергетика и транспорт ЕС 2010» (раздел «Показатели по странам»), (Евростат по поручению Европейской комиссии), С.59 // http://ec.europa.eu/energy/publications/statistics/doc/2010_energy_transport_figures.pdf

7 Pirani S. Ukraine's Gas Sector, (June 2007), P.22. 2007 г. // Oxford Institute for Energy Studies, http://www.oxfordenergy.org/pdfs/NG21.pdf

8 Эстонию и Финляндию свяжет газопровод Balticconnector. ИА «Росбалт». 2010 г. 30 августа // http://www.rosbalt.ru/business/2010/08/30/766705.html

9 Хайтун А. «Сланцевой революции пока не произошло» // «Независимая газета». 2011 год. 11 января // http://www.ng.ru/energy/2011-01-11/12_revolution.html

10 Объявлены тендеры, связанные со строительством в Польше первых двух АЭС // сайт Российское Атомное Сообщество. 2011 год. 9 февраля. http://www.atomic-energy.ru/news/2011/02/09/18512

11 Беликов Д., Гавриш О. «Украина требует гарантий транзита» // «Коммерсантъ». 2011 год. 13 апреля // http://www.kommersant.ru/doc/1620494

12 Минэнерго РФ предлагает не применять нормы Третьего энергопакета к трансграничным магистралям до их окупаемости // сайт «Нефть России». 2011 г. 25 февраля. http://www.oilru.com/news/236470/

13 Россия и Польша заключили газовый контракт. // «Коммерсантъ-Online». 2010 г. 29 октября // http://www.kommersant.ru/doc/1531763

Источник : А.Малышев