USD 73.9968

-0.36

EUR 89.6249

-0.31

BRENT 68.83

0

AИ-92 45.34

+0.03

AИ-95 49.08

0

AИ-98 55.04

+0.01

ДТ 49.35

-0.01

798

Транскаспийский газопровод: возвращение

Несмотря на то, что подход, как европейских, так и североамериканских лоббистов к трубопроводным проектам в Каспийском регионе за последнее время претерпел некоторые изменения, решение ЕС выдать мандат Европейской комиссии на ведение переговоров с правительствами Туркмении и Азербайджана по поставкам газа в Европу начало давать свои первые плоды.

Транскаспийский газопровод: возвращение

Несмотря на то, что подход, как европейских, так и североамериканских лоббистов к трубопроводным проектам в Каспийском регионе за последнее время претерпел некоторые изменения, решение ЕС выдать мандат Европейской комиссии на ведение переговоров с правительствами Туркмении и Азербайджана по поставкам газа в Европу начало давать свои первые плоды.

В конце февраля стало известно о том, что Азербайджан, Туркменистан и Евросоюз готовят к подписанию два документа, которые позволят осуществить поставки каспийского, и в частности, туркменского газа в Европу. Об этом сообщил на встрече с членами Каспийско - Европейского интеграционного делового клуба (CEIBC) министр промышленности и энергетики Азербайджана Натиг Алиев. По его словам, первый документ провозгласит политическую поддержку Южного энергетического коридора. Как ожидается, его подпишут президент Азербайджана Ильхам Алиев и глава Туркмении Гурбангулы Бердымухамедов, а также глава Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу. «Второй документ представляет собой межправительственное соглашение между Туркменистаном и Азербайджаном по строительству Транскаспийского газопровода, в котором будут определены ответственность и гарантии сторон по реализации проекта. Не исключено присоединение к этому соглашению и Совета Европы», - отметил Натик Алиев.

Позже, и в Баку, и в Ашхабаде на правительственном уровне были подведены итоги брюссельской трехсторонней встречи представителей Азербайджана, Туркмении и ЕС по Транскаспийскому газопроводу. Стороны выразили удовлетворение итогами переговоров. При этом, если Туркменистан, декларирующий заинтересованность в диверсификации маршрутов поставки своего «голубого топлива», в том числе, и в европейском направлении, еще в ходе Третьего каспийского саммита в Баку осенью 2010 года заявил о готовности участвовать в проекте ТКГ, то позиция Азербайджана, претерпевает изменения. До последнего времени официальный Баку занимал сдержанную позицию, отмечая, что вопросы строительства трубопровода по дну Каспийского моря являются предметом исключительной договоренности Брюсселя и Ашхабада. При этом Азербайджан в принципе выражал готовность участвовать в проекте, но, скорее, в качестве транзитного государства, которое может предоставить газотранспортную инфраструктуру для доставки «голубого топлива» европейскому потребителю. Но, если руководствоваться заявлениями министра промышленности и энергетики Азербайджана Натига Алиева, а также широко распространенной туркменскими СМИ информацией о достижении соглашения между Азербайджаном и Туркменистаном по поводу Транскаспийского трубопровода, сейчас Баку демонстрирует иной подход. Во всяком случае, судя по всему, именно это дало основание некоторым наблюдателям выразить предположение в том, что если проекты документов представляются на рассмотрение глав государства, значит, позиция официального Баку по проекту ТКГ и характера участия в нем изменилась.

Впрочем, судя по всему, о реальном изменении подхода Азербайджана к проекту ТКГ говорить все же преждевременно. В противном случае Президент ГНКАР Ровнаг Абдуллаев не вынужден был бы выступать с комментариями к распространенной туркменскими СМИ информации. Между тем, в начале апреля глава ГНКАР заявил, что проект Транскаспийского трубопровода является инициативой туркменской стороны при участии Евросоюза и отметил, что Азербайджан в данном проекте не участвует. Абдуллаев отметил, что Азербайджан может быть лишь страной-транзитером по проекту. В случае достижения соглашения между Евросоюзом и Туркменистаном Азербайджан исследует возможность предоставления какой-либо территорий для транзита, заявил Ровнаг Абдуллаев. Таким образом, Баку на вполне официальном уровне подтвердил те же позиции, что и озвучивал ранее, указав при этом на заинтересованность, прежде всего, Туркмении в реализации проекта прокладки газопровода по дну Каспийского моря.

По сути, это подтвердил и президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов, выступая во второй половине марта на правительственном совещании, отметив, что важным аспектом энергетической политики Ашхабада является диверсификация маршрутов поставок природного газа на крупнейшие рынки Евразии, где наблюдается устойчивая тенденция роста спроса на энергоносители. По его словам, официальный Ашхабад строит широкое международное сотрудничество в энергетической сфере на принципах равенства и взаимной выгоды. «Это ускорит интеграцию нефтегазовой промышленности Туркменистана в международную энергетическую систему, будет способствовать эффективному решению вопросов в области обеспечения всеобщей энергетической безопасности», - сказал глава государства.

На совещании были также представлены отчет о состоянии дел в отраслях топливно-энергетического комплекса и итоги прошедшей 14-15 марта в Берлине международной конференции «Туркменистан-Европа: перспективы сотрудничества». Показательно, что среди организаторов форума от туркменской стороны выступили Министерство нефтегазовой промышленности и минеральных ресурсов Туркмении, Торгово-промышленная палата Туркмении. Встреча была посвящена обсуждению вопросов развития многопланового диалога Туркмения-Европа, энергетическому и транспортному потенциалу страны, ее инвестиционным возможностям, перспективам привлечения инновационных технологий и инвестиций в национальную экономику. И, разумеется, центральным вопросом повестки дня конференции стала реализации проектов Южного энергетического коридора и ТКГ, в частности.

По словам, сказанным на конференции в Берлине министром нефтегазовой промышленности и минеральных ресурсов Туркменистана Байрамгельди Недировым, к 2030 году объем добычи газа в стране планируется довести до 230 миллиардов кубометров год, из которых 180 миллиардов предполагается экспортировать, сообщает DW. В настоящее время основными покупателями туркменского газа являются Россия, Китай и Иран. Завершается подготовка к началу строительства еще одного газопровода - через Афганистан и Пакистан в Индию. Также, по словам Недирова, «в последнее время значительно активизировался процесс предметного обсуждения строительства трубопровода в европейском направлении».

От имени и по поручению еврокомиссара по вопросам энергетики Гюнтера Оттингера на конференции выступил руководитель генерального директората по энергетике комиссии ЕС Жан Арнольд Винуа, отметивший, что «Туркменистан может сыграть важную роль в диверсификации путей снабжения ЕС энергоносителями». Представитель Евросоюза подробно рассказал о преимуществах возможного участия Ашхабада в строительстве «Южного газового коридора» через Азербайджан и Турцию и далее в Европу, об огромных объемах газа, которые европейцы готовы закупать в Туркменистане по стабильно высоким ценам, что немаловажно для потенциальных инвесторов. Винуа посоветовал Туркменистану поторопиться с принятием решения, поскольку другие игроки на рынке энергоносителей - Ирак, Россия и, возможно, Иран - медлить не станут. Тем более что участие в таком проекте отвечает и заявленной цели самого Ашхабада - дальнейшей диверсификации маршрутов экспорта туркменского газа и снижении зависимости от его покупателей. То есть, речь косвенным образом шла как раз о прокладке Транскаспийского газопровода между Баку и Туркменбаши протяженностью около 300 километров по дну моря.

В пользу Южного энергетического коридора на берлинской конференции выступил и Вольфганг Петерс, директор по поставкам, курирующий в немецком энергетическом концерне RWE каспийский, центральноазиатский и российский регионы. Интерес RWE, по его словам, также заключается в стремлении к диверсификации поставщиков газа, что повысило бы надежность обслуживания клиентов концерна. С точки зрения Петерса, в ходе переговоров между представителями Азербайджана и Туркменистане при участии Еврокомиссии следует подготовить, а затем подписать межправительственное соглашение, в котором должна быть закреплена туркменская газовая квота в проекте Южного энергокоридора. «Преимущество такого соглашения заключалось бы в том, - сказал Петерс в интервью DW, - что была бы создана международно-правовая основа для строительства Транскаспийского газопровода, гарантирующая свободный транзит топлива в Европу». При этом комиссия ЕС взяла бы на себя патронажную функцию, поскольку газ, в конечном счете, будет поступать именно в страны Евросоюза.

Тем самым в ходе берлинской конференции был озвучен обновленный подход к роли и месту Азербайджана в проекте ТКГ, де-факто, с одной стороны, снимающий с Баку обязательства по непосредственному участию в строительстве трубопровода по дну Каспия, но, с другой стороны, обязующий предоставить в будущем место трубе для прокачки туркменского газа. Исходя из существующих реалий, сделать это представляется крайне сложным: имеющееся газотранспортная инфраструктура не позволяет Баку транспортировать объемы газа, большие, нежели те, которыми обладает сам Азербайджан. Даже для поставок газа в европейском направлении с разрабатываемого месторождения Шах-Дениз-2 требуется строительство новых мощностей, что в целом предусмотрено в азербайджано-турецком проекте строительства Трансанатолийского газопровода, но не более того.

В этой связи неслучайными являются прозвучавшие в начале марта заявления ЕС о необходимости создания специальной инфраструктуры для экспорта в Европу азербайджанского газа, добываемого в рамках проекта Шах-Дениз-2.

«Евросоюз считает необходимым создание специально определенной инфраструктуры для экспорта азербайджанского газа в Европу. Газовую инфраструктуру необходимо привести в такой вид, чтобы она соответствовала поставленным целям. Существующие газовые сети не отвечают этим целям, поскольку они рассчитаны на поставки малых объемов газа, а это невыгодно ни для Азербайджана, ни для ЕС. Для создания специальной газотранспортной инфраструктуры может быть возможен вариант комбинирования существующей инфраструктуры со строительством нового газопровода. Выбранный вариант инфраструктуры для экспорта азербайджанского газа в Европу должен иметь возможность дальнейшего расширения с появлением новых объемов газа, как азербайджанского, так и в целом газа с данного региона, в частности, из Туркменистана», - сообщили в бакинском офисе ЕС.

Кроме того, должна быть внесена ясность по поводу физической инфраструктуры на территории Турции. Главное, чтобы процесс выбора варианта маршрута и формирования его в полноправную концепцию не запоздал, тем самым не оказав негативного влияния на сроки реализации Стадии-2.

Судя по всему, ЕС в лице своих официальных представителей, а также в лице представителей ведущих европейских энергетических компаний стремится создать реальные инфраструктурные предпосылки для начала транзита туркменского газа по территории Азербайджана. Причем увязывается это все с созданием «долгосрочно функционирующего и надежного Южного энергетического коридора», в реализации проектов которого заинтересован и Баку.

Так, по словам, главы представительства ЕС в Азербайджане Ролана Кобиа, «существующие трубопроводные сети не способны реализовать амбициозные планы по доставке каспийского газа в Европу». «Нужна новая газотранспортная инфраструктура. Мы хотим долгосрочного и бесперебойного функционирования коридора без возникновения всяких «пробок» и задержек», - сказал Кобиа. Он также отметил важность расширения пропускной способности коридора.

Показательно, что касаясь решения Баку и Анкары о строительстве Трансанатолийского газопровода на территории Турции с пропускной способностью 16 млрд кубометров в год, Кобиа отметил, что «пока это только идея, которая не стала реальным проектом, поэтому невозможно оценить его параметры». Тем самым представитель ЕС косвенно вновь выступил лоббистом чисто европейских проектов, шансы на реализацию которых в последние месяцы заметно упали (прежде всего, Nabucco).

Между тем, в реальности, Трансанатолийский газопровод смотрится куда более реальным, нежели иные проекты, связанные с Южным энергетическим коридором. Тем более в свете появившейся информации о том, что в составе консорциума, формируемого ГНКАР, BOTAS и TPAO для строительства Трансанатолийского газопровода (Trans Anadolu Dogalgaz Pipeline - TANAP), может появиться новый участник. Как заявил The Financial Times вице-президент BP по разработке месторождения Шах-Дениз Алистер Кук, BP получила прямое предложение вступить в проект TANAP в рамках процесса подготовки к экспорту в Европу газа со второй стадии разработки газоконденсатного месторождения Шах-Дениз.

Возможное вхождение BP в консорциум TANAP будет сделано за счёт доли в нём ГНКАР. Согласно подписанному 26 декабря 2011 года министром промышленности и энергетики Азербайджана Натигом Алиевым и министром энергетики и природных ресурсов Турции Танером Йылдызом меморандуму намерений по строительству TANAP, членами консорциума пока являются SOCAR с долей 80% и BOTAS и TPAO с 20% суммарного участия. При этом меморандум содержит указание, что Trans Anadolu Dogalgaz открыт и для других международных газовых компаний.

В любом случае, судя по формирующимся трендам, происходит переориентация задач в рамках проекта Южного энергетического коридора, в то время как цель остается прежней - как можно более интенсивное и глубокое вовлечение Баку и Ашхабада в реализацию стратегических устремлений ЕС и США в регионе Каспийского моря. В сфере энергетической безопасности Европы Азербайджану, судя по всему, отводится роль не только поставщика энергоресурсов (на первом этапе), но и транзитера. Что же касается Туркменистана - то речь идет о формировании предпосылок для качественного перехода от политики декларативных намерений к конкретным действиям, что связано с реальной диверсификацией маршрутов поставок газа в западном направлении. А это в свою очередь включает не только участие Ашхабада в строительстве трубопровода, но и обеспечение доступа международным компаниям к энергетическому сектору страны. Собственно, именно на это направлены действия ЕС, США, а также все чаще включающейся в геополитическую игру Украины.

Так, в начале марта президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов принял в Ашхабаде министра внешней торговли Французской Республики Пьера Лелуша. В официальных сообщениях туркменского правительства сообщается, что стороны отметили важность расширения торгово-экономических связей, «для чего имеются все условия - прежде всего, обоюдная готовность к долгосрочному партнерству, выстраиваемому на принципах равноправия и взаимной выгоды». Показательно, что в качестве одного из стратегических направлений стороны выделили сотрудничество в топливно-энергетической сфере. Стоит напомнить, что еще в апреле 2011 года Ашхабад и Париж приняли совместную декларацию по сотрудничеству в области энергетики. Французскую сторону представляли сопредседатель рабочей группы, директор департамента по безопасности снабжения и новых энергетических средств министерства экологии, энергии и устойчивого развития Филипп Жежер и директор департамента континентальной Европы МИД Филипп Лефор. Сообщалось, что страны заинтересованы в реализации проекта транспортировки туркменского газа в Европу, причем в ходе переговоров рассматривался вариант прокладки газопровода через Каспий и подключения его к транснациональному проекту Nabucco. Отмечалось, что к разработке туркменской части Каспия и изучению возможностей транспортировки газа в Европу в ближайшее время может быть привлечена Total - четвертая по величине нефтегазовая компания мира. Сейчас ведутся переговоры по условиям соглашения о разделе продукции (СРП). О своем интересе к сотрудничеству заявлял и Gas de France.

В свою очередь во второй половине марта состоялся визит правительственной делегации Туркмении в США, в ходе которого представители американских бизнес-кругов выразили готовность оказать свое содействие Туркмении в реализации стратегии по диверсификации экспорта энергоносителей на мировой рынок и принять самое активное участие в осуществлении проектов по прокладке новых транснациональных трубопроводов, строительстве новых объектов нефтегазовой отрасли и оказании сервисных услуг. Опять же показательно, что эти «бизнес-круги» США были представлены руководителями ряда ведущих нефтегазовых американских компаний, в частности, таких как Chevron, Exxon Mobil, Conocophillips.


Вашингтонская встреча органично укладывается в проводимую США стратегию в Каспийском регионе. Стоит напомнить, что в июне прошлого года помощник госсекретаря США по вопросам энергетики в Евразии Ричард Морнингстар на пресс-конференции в Баку заявил, что страны региона имеют суверенное право решать сами - кому и как продавать газ. «Мы всегда поддерживали Транскаспийский газопровод, если он пройдет только через воды Туркмении и Азербайджана, то мы не видим причин, почему он не может быть реализован. Что касается утверждений о противодействии России данному проекту, то США и Евросоюз оказывают политическую поддержку проекту. Мы не видим каких-либо преград на его пути, и вопрос должны решать и обсуждать три стороны: Азербайджан, Туркмения и Евросоюз», - отметил Морнингстар, подчеркнув, что Вашингтон поддерживает любые газопроводы, которые будут транспортировать газ из региона Каспия в Европу.

Что же касается Украины, то на фоне газового конфликта с Москвой Киев все больше начинает вовлекаться в региональные энергетические расклады, во многом оставаясь ведомым игроком, которого пытаются использовать в качестве фактора давления на позицию России. В частности, 14 марта впервые после десятилетнего перерыва президент Туркменистана посетил Украину с официальным визитом. Учитывая то, что Киев не может напрямую покупать газ у Ашхабада в обход России, формальные цели приезда Бердымухамедова представлялись сомнительными. По мнению же наблюдателей, главная цель визита президента Туркмении в Киев заключалась в том, чтобы убедить президента Украины Виктора Януковича более активно противостоять российским планам строительства «Южного потока», оказывать в этих целях публичное давление на Евросоюз, а также проявить публичную заинтересованность в газотранспортных проектах Каспийского региона.

Собственно, этого ждать долго не пришлось: в ходе переговоров Украина высказала заинтересованность в сотрудничестве с Туркменистаном по развитию топливно-энергетического комплекса, в том числе развитию добычи и транспортировки туркменского газа. Киев заявил о готовности принимать участие в проектах по разработке газовых месторождений и предоставить соответствующее оборудование отечественного производства. В частности, Виктор Янукович назвал интересным и важным для украинской стороны участие в строительстве на туркменской территории газопровода «Восток-Запад», газопровода ТАПИ (Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия), а также в строительстве второй линии газопровода Малай-Багтыярлык (составляющей газопровода Туркменистан-Китай). А чуть позже, уже в начале апреля, премьер-министр Украины Николай Азаров на встрече с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым заявил о готовности Киева участвовать в строительстве Транскаспийского газопровода.

«Когда стороны, участвующие в проекте, достигнут договоренностей, Украина готова рассмотреть вопрос своего участия в проекте», - сообщили в пресс-службе премьера. По имеющейся информации, Украина уже направила официальное предложение о своем участии в проекте Туркмении и Азербайджану, заявив готовность вложить средства в размере до 10% общей стоимости проекта при условии (около 800 млн евро), что газопровод будет соединен с СПГ-терминалом Кулеви в Грузии. В Украине же газ будет принимать терминал, который планируют построить в порту Южный. Для этого необходимо будет построить ответвления от Транскаспийского газопровода, что позволит увеличить объем перевалки через терминал в Кулеви с нынешних 10 до 20 млрд кубометров газа в год.

С учетом строительства принимающего терминала в украинском порту стоимость проекта составит свыше 1,6 млрд евро, что является непомерной суммой для украинского бюджета в современных условиях. А, следовательно, единственным возможным источником финансирования проекта такого масштаба являются кредитные средства, происхождение которых стоит искать в странах, являющихся реальными бенефициарами реализации трубопроводных проектов в регионе Каспийского моря.

Автор:

Источник : Neftegaz.RU