USD 88.2824

+0.47

EUR 96.2637

+0.48

Brent 84.2

+0.5

Природный газ 2.178

-0.01

5 мин
...

Какие риски для российских НПЗ несут атаки БПЛА и что с этим делать?

Атаки БПЛА - не единственная проблема для российских НПЗ, но дестабилизирующие факторы, с ними связанные, нельзя сбрасывать со счетов.

Какие риски для российских НПЗ несут атаки БПЛА и что с этим делать?

Москва, 24 июн - ИА Neftegaz.RU. Российская нефтеперерабатывающая отрасль промышленности в последние 2 года столкнулась с широким спектром проблем, что, в свою очередь, создает сложности для топливного рынка.

Одной из этих проблем стала угроза атак беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) на нефтеперерабатывающие заводы (НПЗ).

А есть ли проблемы в нефтепереработке?

При чисто формальном подходе, проблем с нефтепереработкой в России нет - мощности НПЗ избыточны, с запасом перекрывают потребности внутреннего рынка и позволяют экспортировать значительные объемы нефтепродуктов.

Если в цифрах:
  • совокупная мощность нефтепереработки российских НПЗ оценивается на уровне 330 млн т/год,
  • первичная переработка нефти в 2023 г. составила 275 млн т,
  • производство автомобильного бензина в 2023 г. составило 43,9 млн т, дизельного топлива - 88,1 млн т,
  • на внутреннем рынке потребляется порядка 90% производимого в России бензина и 50-60% дизельного топлива, остальное экспортируется.
Эти цифры указывают на то, что выход из строя части мощностей или даже полная остановка крупного НПЗ формально не несут угрозы топливообеспечению внутреннего рынка, но есть нюансы.

Введение санкций США, ЕС и др. стран ограничило поставки оборудования, а сформированные российскими НПЗ запасы исчерпаемы. В сложившихся условиях даже простые ремонты занимают больше времени, что удлиняет сроки плановых ремонтов (ППР), а добавляющиеся внеплановые ремонты из-за атак БПЛА увеличивает время простоя НПЗ.

Замещение выбывших мощностей за счет увеличения загрузки установок на других НПЗ усиливает нагрузку на логистику, в первую очередь, на и без того серьезно перегруженные железные дороги.

Рост внутреннего спроса на топливо, вымывание объемов, предназначенных для внутреннего рынка, на более привлекательные по ценам экспортные направления, увеличение сроков доставки до российских потребителей уже вынуждало правительство РФ идти на жесткие меры по стабилизации внутреннего рынка в виде временных запретов на экспорт бензина и дизельного топлива.

Атаки БПЛА как дополнительный фактор риска

БПЛА способны летать на большие расстояния, они управляются оператором на расстоянии нескольких километров. Компактные, быстрые и простые в маневрировании, небольшие БПЛА трудно обнаружить, что делает их реальной угрозой безопасности добычных объектов, НПЗ, электростанций.
Объекты энергетики - крупные, их легко идентифицировать и обнаружить, что делает их уязвимой мишенью для преступной деятельности.
С атаками украинских БПЛА российские НПЗ столкнулись с лета 2022 г., причем ситуация продолжает развиваться по нарастающей, растет дальность БПЛА и масса зарядов, которые они несут:
  • в последнее время прилетают дроны с размахом крыла 6 м и нагрузкой до 30 кг тротила, хотя в начале налетов на НПЗ использовались БПЛА с массой заряда в 2 кг тротила;
  • появилось новшество в виде «начинки» из поражающих элементов, с чем уже столкнулся независимый Славянский НПЗ в Краснодарском крае;
  • увеличившаяся дальность БПЛА позволяет им достигать таких удаленных от границы с Украиной регионов как Самарская область или Татарстан, хотя основная масса ударов беспилотников по-прежнему приходится на южные регионы России.
Удары БПЛА приходятся как по НПЗ крупных вертикально-интегрированных компаний (ВИНК), так и по независимым НПЗ. Вполне логично, что в этой ситуации независимые НПЗ оказываются в более сложной ситуации, чем предприятия, входящие в крупные холдинги.

Независимым НПЗ сложнее изыскивать средства на развертывание защитных систем и ликвидацию последствий результативных ударов, хотя и в случае отраженного удара с падением беспилотника на территории НПЗ из соображений безопасности требуется остановка оборудования для обследования.

Также независимым НПЗ сложнее балансировать доступными объемами нефтепродуктов, будь то НПЗ, ориентированный на внутренний рынок или на экспорт.
Причем нестабильность экспортных поставок имеют не менее неприятные последствия, чем с отгрузками на внутренний рынок, поскольку это идет вразрез со статусом России как надежного поставщика.

Безусловно, вынужденные остановки из-за выхода из строя оборудования, признается форс-мажорным обстоятельством, но заказчики из дружественных стран потихоньку начали отказываться от контрактов на поставку российских нефтепродуктов.

Как с этим бороться?

Безусловно, нефтеперерабатывающие компании не занимают в этой ситуации пассивную позицию. Внедряются средства радиоэлектронной борьбы (РЭБ), устанавливаются антидроновые сетки, но у этих средств есть свои недостатки.

Так, стационарные системы РЭБ дороги, а мобильные - эффективны лишь как дополнение к стационарным системам. Также проблемы создают все более широко используемая современными дронами смена частот передачи данных и управления, что затрудняет глушение, а также радиочастотная совместимость с системами технологической связи на предприятии и общедоступной сотовой связи.

Гигантские металлические антидроновые сетки почти полностью закрывают здания НПЗ со всех сторон и удерживаются швартовными тросами, прикрепленными к металлическим кольям, вбитым в землю.
Но антидроновые сетки не спасают от последовательных ударов беспилотников в одну и ту же точку и от поражающих элементов.

Вице-премьер РФ А. Новак ранее говорил, что механизмы и технологии защиты объектов ТЭК постоянно совершенствуются, но признал невозможность на 100% исключить атаки БПЛА. Более того, со стороны представителей власти периодически звучит мнение, что НПЗ следует самим заниматься вопросами безопасности своих объектов.

В мае 2023 г. об этом говорил глава оборонного комитета Госдумы А. Картаполов, а в апреле 2024 г. - глава Татарстана Р. Минниханов, призвавший руководителей предприятий и муниципалитетов самостоятельно обеспечить свою безопасность.

Впрочем, аргументы в пользу того, что ТЭК как системообразующая отрасль российской промышленности является приоритетной целей атак и от эффективности их защиты зависит безопасность государства в целом, перевешивает.

В марте 2024 г. директор департамента развития газовой отрасли Минэнерго РФ А. Верхов на круглом столе в Совфеде сообщил о работе над мерами безопасности для НПЗ.

По его словам, сотрудничество с Росгвардией позволяет разрабатывать меры по обеспечению безопасности объектов, включая установку систем защиты типа «Панцирь».
Как конкретно подобные меры могут быть реализованы пока непонятно, но это позитивный сигнал о том, что государство готово к реализации комплексных совместных подходов к защите объектов ТЭК.

Какие эффективные решения нужны для защиты от БПЛА:
  • эффективный охват 360°;
  • расширенный охват для обнаружения роя дронов - большого количества целей одновременно, порядок от 100 целей;
  • дальность наблюдения, обнаружения, распознавания и идентификации дрона - на расстоянии не менее 3 км;
  • радиочастотный глушитель, состоящий из нескольких антенн, используемых для подавления частотного диапазона радиоуправляемых и видеосвязей;
  • возможность находить и захватывать неавторизованных операторов дронов после обнаружения дрона.
Вопрос в том, насколько оперативно такие меры будут проработаны и реализованы.