Бывает и сланцевая нефть... | Neftegaz.RU
...

Бывает и сланцевая нефть...

В некоторых странах, даже вполне обеспеченных традиционными энергоресурсами, продолжается опытное и промышленное производство нефти и нефтетоплива из альтернативного сырья, в том числе из горючих сланцев.

Бывает и сланцевая нефть...

В некоторых странах, даже вполне обеспеченных традиционными энергоресурсами, продолжается опытное и промышленное производство нефти и нефтетоплива из альтернативного сырья, в том числе из горючих сланцев.

Сегодня необходимо не столько экономить обычные топливные ресурсы, сколько развивать высокотехнологичные отрасли и осваивать методы углубленной, науко - и техноемкой переработки тех альтернативных ресурсов, чьи запасы велики.

Так, по оценкам Международного энергетического агентства (МЭА) и Конференции ООН по промышленному развитию (ЮНИДО), экспорт - импорт сланценефтяных технологий за последние пять лет увеличился более чем на 1/3.

Главный экспортер этих технологий - Китай.

Доля китайских горючих сланцев (ГС) в общемировых запасах этого сырья ныне достигает 7 - 8% (в 30-х годах - почти 12%) : ресурсы ГС в Китае оцениваются в 28 млрд тонн.

По оценкам МЭА, ЮНИДО, а также Министерства топливно-энергетической промышленности КНР, для получения в числе прочих продуктов (преимущественно химических) нефти и нефтетоплива пригодно чуть более 40% китайских сланцевых недр.

Сегодня себестоимость переработки китайских ГС лишь на 35% выше среднемировых экспортных цен на обычную нефть.

В Китае сланцы добываются открытым способом, причем вблизи Фушуня они залегают под пластом угля и извлекаются вместе с ним.

Среднегодовое производство сланцевой смолы - основного сырья для выработки нефти и нефтепродуктов - сейчас достигает 390 - 400 тыс. тонн против 320 - 325 тыс. во второй половине восьмидесятых. Этот показатель для сланцевых нефти и нефтепродуктов составляет соответственно 125 - 132 и 107 - 110 тыс. тонн (что примерно на 25% больше, чем во 2й половине восьмидесятых).

Газ, тоже получаемый в КНР в результате термохимической переработки сланцевого сырья, очищают от цианидов, сернистых и азотистых примесей (их содержание в таком газе, как правило, вдвое выше, чем в обычном), но и они идут в дело: например, улавливаемый аммиак перерабатывается в минеральные удобрения (сульфат аммония). Основные же фракции - сланценефтяной полуфабрикат - подвергают еще более многочисленным очистным и обогатительным комбинациям, чтобы искусственные нефть и нефтетопливо отвечали параметрам своих обычных аналогов.

Иными словами, технологии есть, и они давно опробованы.

Но насколько рентабельна выработка нефти и нефтетоплива из сланцев по сравнению с другими способами использования данного сырья может, нецелесообразно, по крайней мере в России, любой ценой восстанавливать эти технологии, а лучше наращивать производство из тех же сланцев примерно семидесяти наименований полуфабрикатов и готовых товаров, давно выпускаемых российской сланцевой промышленностью и отраслями-смежниками, к примеру, электроэнергии, цемента и битума, мастик для паркета и полировки древесины, смазочных и бытовых масел, удобрений и товаров бытовой химии, наконец, сланцевого газа. К тому же химическая переработка сланцев позволяет получить ряд уникальных и дорогих полупродуктов, которые используются, в частности, для изготовления очень ценных лекарств.
На этот вопрос ответить непросто. Как считает Калью Соо, один из ведущих специалистов российского Леннефтехима, где с 40-х годов совместно с ленинградским, а ныне петербургским НИИСланцев ведутся исследования и эксперименты по переработке сланцев в нефтяные продукты, пожалуй, основной целью развития технологий сланцепереработки в большинстве стран остается получение жидких топлив, аналогичных нефтяным. Но обычные схемы переработки нефти и использования ее продуктов здесь, как правило, неприемлемы, что резко повышает себестоимость соответствующих процессов и цену конечной продукции. Кроме того, среднемировые расценки на обычные нефть и газ едва ли в ближайшее время увеличатся настолько, чтобы вплотную приблизить продажную цену традиционных и сланцевых топливных продуктов.

Разведанные запасы сланцев в России, по оценкам Минэнерго РФ и Леннефтехима, ныне превышают 5 млрд тонн, но их добыча сегодня падает:если в 1960 году она составляла 4,7 млн тонн, а в 1980м г примерно 5,5 млн тонн, то в 2001 г - лишь 1,4 млн.

Основные структурные причины - рекордные темпы перехода на газ и нефтепродукты в электроэнергетике (из-за чего доля сланцевого электричества в общем объеме его выработки в РФ ныне едва достигает 3,5% против 27% в конце 60-х годов).

Сказались и продолжают сказываться, в частности, удорожание добычи и переработки сланцев в любые продукты, фактическое прекращение госфинансирования этой отрасли, а также научно-технических разработок в ней еще в середине 80-х годов, и, наконец, химический состав отечественного сланцесырья, высокие экологические издержки его переработки в нефтегазовую продукцию.

Доктор химических наук Иосиф Глезин из петербургского НИИСланцев полагает, что -теоретически и в экспериментальном плане возможна переработка в синтетические нефтяные продукты сланцев только Северо-Западного региона РФ, то есть сосредоточенных почти исключительно в Ленинградской области.

Но без государственной поддержки и заинтересованности конкретных потребителей отрасль эта не может существовать, что давно доказывает мировая практика-.
Установка по производству сланцевого бензина и газа была построена в начале 70х гг на сланцеперерабатывающем заводе в Ленинградской области в г Сланцы, но дальше экспериментов дело не пошло - по вышеупомянутым причинам. Что касается газа, то он, по словам бывшего научного консультанта этого завода и Леннефтехима- Михаила Рудина, получался с большим, как правило, содержанием негорючих балластных компонентов - диоксида углерода и азота. Выпускались и две марки сланцебензинов: газовый и тяжелый. Первый термохимически выделяли из газа камерных, то есть сланцерасщепляющих, печей соляровым маслом;второй - фракция генераторной смолы. Но они нуждались в дальнейшей переработке, техноемкой и дорогостоящей, чтобы достичь сходства с обычными бензинами-. В России из сланцев делают около 70 полуфабрикатов и готовых товаров, но сланцевую нефть и нефтепродукты практически не выпускают

,По последним оценкам французского и американского институтов нефти, а также МЭА, устойчивая рентабельность промышленного производства сланцевых нефти, нефтепродуктов и сланцегаза достигается при среднемировых ценах на обычную нефть минимум 355 - 360 долларов за тонну, а на природный газ - не менее 225 долларов за тысячу кубометров. Но сегодня эти цены почти вдвое ниже и в ближайшие десять лет вряд ли увеличатся больше, чем на треть (и то при самом оптимистическом сценарии развития мировой энергетики и, соответственно, торговли традиционными энергоресурсами).
Однако сближение цен на обычную и сланцевую нефть может происходить не только за счет роста первой, но и благодаря снижению второй. А это возможно только в случае прогресса в соответствующих технологиях. Поэтому консервация российских исследований в этой области, вызванная прекращением финансирования, вряд ли оправдана. От этих исследований в немалой степени зависит и общий уровень научно-технического развития, причем не только энергетики.
Как свидетельствует опыт Китая, этими технологиями можно активно и с выгодой для себя торговать на мировом рынке. Похоже, Китай больше нас заботится об облагораживании структуры своего экспорта, да и экономики в целом.
Наши нефтяные компании, да и зарубежные инвесторы уже не первый год испытывают эйфорию от избытка в России сравнительно дешевых нефти и газа. Экспорт этого сырья - гарантированные, быстрые деньги. С нефтегазоэкспортными артериями в России тоже нет особых проблем... И если в российском топливно-энергетическом балансе доля сланца ныне едва достигает 3,6%, то, к примеру, в США, ЮАР, Китае, уделяющим должное внимание своей энергетической безопасности, - в среднем более 20%.
Между тем, по последним оценкам Минэнерго, Россия имеет как минимум 100 вполне рентабельных месторождений горючих сланцев. При переработке одной тонны сланцеруды в жидкую фракцию получается 360-380 тонн сланцевого масла , то есть не только готового продукта, но исходного сырья для получения сланцевой нефти (а она, заметим, производилась у нас со второй половины 20-х годов до середины 60х). Это ведь богатейший энергоресурс, не говоря уже об имеющихся технологиях промышленного получения упомянутых продуктов.
На февральской коллегии Минэнерго министр энергетики Игорь Юсуфов подчеркнул, что -энергетика страны оказалась в недопустимо сильной зависимости почти исключительно от природного газа, который постоянно дорожает. Зато многие альтернативные энергоресурсы либо забыты, либо принесены в жертву практически директивным решениям восьмидесятых-девяностых годов о повсеместном переключении энергетики на газ и мазут. Такая ситуация ставит под угрозу энергетическую, да и общеэкономическую безопасность страны. Признание характерное, хотя и сильно - на несколько десятков лет - запоздалое...
И роль сланценефтяной индустрии, как и ее научно-технологической начинки, едва ли измеряется только экспортными ценами на нефть и газ.

Автор: А. Чичкин

Источник : Neftegaz.RU