USD 73.9968

-0.36

EUR 89.6249

-0.31

BRENT 68.83

0

AИ-92 45.34

+0.03

AИ-95 49.08

0

AИ-98 55.04

+0.01

ДТ 49.35

-0.01

325

Смутное время позади

Роль нефтяного сектора в российской экономике, безусловно, велика. Россия ? одна из ведущих стран по добыче нефти (больше ?черного золота? добывают лишь Саудовская Аравия и Соединенные Штаты). Из извлеченных на поверхность в 2001 году 347 млн тонн нефти на экспорт, по некоторым оценкам, ушло около 155 млн тонн, что делает Россию вторым (после все той же Саудовской Аравии) экспортером ?черного золота?.

Опыт 1999-2001 годов, когда цена нефти на мировом рынке была особенно высока, показал, что именно эта отрасль может исполнять роль стабилизатора экономики. Дополнительные доходы от экспорта нефти позволили правительству расплачиваться по своим внешним обязательствам, сами нефтяные компании инвестировали прибыли и в свою и в смежные отрасли. Рост инвестиций в нефтяном секторе привел к росту спроса на продукцию металлургии и машиностроения, обеспечивающих нефтяников трубами и оборудованием.
Поэтому неудивительно, что многие в России и за ее пределами связывают благополучие российской экономики с ситуацией в нефтяной отрасли.
В 2000 году правительство опубликовало ?Энергетическую стратегию Российской Федерации?, в которой акцентировалась значимость топливно-энергетического комплекса и намечались основные направления государственной политики в сфере его развития. В ?Стратегии?, разработанной в то время когда уровень добычи ?черного золота? находился на уровне 300 млн тонн, правительственные эксперты прогнозировали постепенное увеличение объемов добычи до 335 млн тонн в 2010 году и до 350 млн тонн в 2020-м.
Реальность превзошла эти ожидания: уже в 2000 году добыча нефти составила 323 млн тонн, а в 2001-м, по предварительным данным, ? 347 млн. Столь быстрый рост показал, что кризис российской нефтянки начала 90-х (когда резко снизилась добыча, уменьшились инвестиции, притом, что вопросы собственности и пользования месторождениями не были решены) преодолен.


,После того как были заработаны первоначальные капиталы, в российской нефтянке поняли, что для долгосрочного развития нужно изменить стратегию.
Еще в конце 90-х в штаб-квартирах ЮКОСа, ?ЛУКойла, ?Сибнефти? и ТНК задумались о корпоративном управлении и прозрачности, начали публиковать на своих сайтах годовые отчеты и перевели учет на международный стандарт US GAAP. Компании отказались от характерной для середины 90-х годов практики по уводу средств от налогов на банковские счета в офшорных зонах и перестали притеснять миноритарных акционеров. Они ввели в состав совета директоров многочисленных иностранцев ? как специалистов нефтяного бизнеса, так и инвесторов с мировым именем. Например, совсем недавно ?ЛУКойл? объявил о вводе в совет директоров знаменитого Марка Мобиуса, управляющего инвестиционным фондом Templeton. На Западе у этого человека репутация финансового гуру.
Основная причина всех этих перемен такова: в России много нефти и недостаточно финансовых ресурсов для освоения новых месторождений. Поэтому российские компании заинтересованы в увеличении своей инвестиционной привлекательности ? так как их собственные средства позволяют лишь сохранять имеющийся уровень добычи, а дальнейший рост возможен только в случае притока инвестиций.
Круг источников инвестиций в российскую нефтянку довольно ограничен. Отечественная банковская система, до сих пор до конца не оправившаяся от августа 1998 года, не в состоянии дать нефтяникам то, в чем они заинтересованы ? долгосрочные кредиты под низкие проценты. Поэтому последним остается обращаться либо к фондовому рынку, либо к иностранцам. Российский фондовый рынок, хотя и вырос в 2001 году на 221%, по-прежнему остается недокапитализированным. Если по запасам нефти, находящимся на балансе у нефтяных компаний, отечественные компании намного опережают западных конкурентов (например, резервы крупнейшей по запасам российской компании ?ЛУКойл? на 15% больше, чем у ExxonMobil, крупнейшей по запасам нефти западной компании), то по капитализации они заметно отстают. Так, если у British Petroleum (BP) капитализация составляет весьма приличные 177 млрд долларов, то капитализация сопоставимого с ней по добыче ЮКОСа в начале февраля составила лишь 14,3 млрд. Немногим меньше капитализации ?Сургутнефтегаза? (13 млрд долларов) и ?ЛУКойла? (11,9 млрд).
В этой ситуации продажа своих акций иностранцам оказывается для российских компаний крайне невыгодной в долгосрочной перспективе. Ведь потенциально ?ЛУКойл? или ЮКОС могут стоить столько же, сколько BP или Royal Dutch/Shell. Кроме того, еще в эпоху становления вертикально интегрированных гигантов российским кампаниям удалось взять под свой контроль все наиболее привлекательные резервы, практически ничего не оставив иностранцам.
И все же иностранный капитал проявляет значительный интерес к российской нефтяной отрасли. К примеру, Джон Браун, исполнительный директор British Petroleum, недавно назвал нашу страну ?местом, где мы можем расширить наши интересы?. Его заявление еще более примечательно, если учесть, что BP больше других иностранцев знает о рисках ведения бизнеса в России. В 1997 году она вложила 571 млн долларов в ?Сиданко? ? и всего через год была вынуждена списать со счетов 200 млн. Впрочем, впоследствии BP удалось поставить ?Сиданко? на ноги, реструктурировать долги этой компании и вернуть контроль над ее основным средствами после нескольких лет судебных споров.
Интерес к российской нефтяной промышленности проявляет еще десяток международных компаний. Франко-бельгийская TotalFinaElf заключила договор с ЮКОСом о совместной разведке месторождений на шельфе Черного моря. Более двух десятков небольших совместных предприятий разрабатывают нефть на небольших месторождениях в Коми и в Западной Сибири. Консорциумы с участием иностранного капитала разрабатывают три месторождения по соглашениям о разделе продукции (СРП) ? два на Сахалине (Сахалин-1 и Сахалин-2) и одно в Тимано-Печорской провинции (Харьяга).
Пока иностранное участие в российской нефтянке этим и ограничивается: Госдума не может принять закон по СРП, так как постоянно испытывает давление нефтяного лобби, связанного с российскими компаниями. Последние, кстати, становятся политической силой, причем не только на федеральном уровне, где лоббизм касается прежде всего работы парламента, но и в регионах. Так, нефтеносной Эвенкией сегодня управляет бывший вице-президент ЮКОСа Борис Золотарев, а губернатором Чукотки, нефтяные запасы которой сопоставимы с резервами соседней Аляски, с 2000 года является Роман Абрамович, один из крупных акционеров ?Сибнефти?. Активное проникновение нефтяных компаний в регионы связано с тем, что в лицензировании добычи и разведки нефти в России используется принцип ?двух ключей?: лицензии выдаются Министерством природных ресурсов с согласия региональных властей. А при распределении последних свободных месторождений конкурентная борьба за право включения их на свой баланс резко усилилась. Ярким примером этой борьбы стал недавний скандал с выдачей лицензии по месторождению ?Вал Гамбурцева? в Ненецком автономном округе летом 2001 года.


,На развитие нефтяной отрасли сегодня все смотрят с оптимизмом. Так, по мнению главы ЮКОСа Михаила Ходорковского, у России вполне достаточно нефти вплоть до момента угасания спроса на этот вид топлива: ?В России огромные нефтяные резервы. У нашей нефтяной компании резервов хватит лет на тридцать. Но нефть ? это тот товар, который будет нужен человечеству в сегодняшних объемах не всегда. По тем прогнозам, которые у нас есть, пика потребления нефти мировая экономика достигнет через двадцать лет, а до 2040 года будет происходить снижение потребления нефти и замещение ее другими видами топлива. На этот срок в России нефти ? более чем с избытком?.
Действительно, нефти в России немало, но структура ее добычи с каждым годом меняется.
Первенство в нефтедобыче, впрочем, по-прежнему сохранит Западная Сибирь ? там сконцентрировано 9,1 млрд тонн промышленных запасов нефти. Существующая инфраструктура ? нефтепроводы, линии электропередачи, дороги, нефтяные города с квалифицированным персоналом ? сыграют свою роль в поддержании статуса Западной Сибири как важнейшей нефтяной провинции.
Однако Западную Сибирь ждет конкуренция. Одним из конкурентов является Тимано-Печорская провинция, расположенная на территории Республики Коми и Ненецкого автономного округа. В ее недрах ? 1 млрд тонн доказанных резервов и еще 1 млрд тонн предполагаемых. По оценкам аналитиков, уровень добычи нефти в Коми и в Ненецком округе к 2005 году должен увеличиться вдвое и достигнуть 25 млн тонн.
Разработка ресурсов провинции во многом упирается в реализацию транспортного проекта ?ЛУКойла?, который планирует создать систему, альтернативную государственной транспортной монополии ?Транснефть?. Уже в 2005 году через арктический порт Варандей на побережье Баренцева моря ?ЛУКойл? собирается танкерами-ледоколами отправлять на экспорт до 5 млн тонн нефти в год. В декабре 2001 года на верфи в Санкт-Петербурге был спущен четвертый из пяти танкеров-ледоколов, построенный по заказу этой нефтяной компании.
Еще одним конкурентом Западной Сибири станет Восточная Сибирь. Сейчас разработка нефти на месторождениях Эвенкии, Иркутской области, Красноярского края и Якутии крайне мала, но нефтяные компании уже развернули широкомасштабные инвестиции в разведку и разработку нефти в этом регионе. Первым на очереди месторождением является Юрубчено-Тахомский блок в Южной Эвенкии. По оценке геологической компании Miller & Lentz, доказанные запасы нефти здесь составляют 700 млн тонн. Разработка этого и других месторождений, лицензиями на добычу которых владеют ЮКОС и ?Сибнефть?, к 2010 году должна поднять добычу нефти в Восточной Сибири с нынешних мизерных показателей до 25-30 млн тонн. Для этого, естественно, потребуются серьезные инвестиции в инфраструктуру региона, где нет не только ниток нефтепроводов, но зачастую и обычных автомобильных дорог.
В ближайшее десятилетие должна возрасти добыча нефти и еще в одном восточном регионе ? на шельфе острова Сахалин. В 2010 году уровень добычи должен достигнуть 20-25 млн тонн, что в 10 раз больше, чем сегодня. Реализация сахалинских проектов во многом облегчается тем, что здесь не нужны серьезные вложения в транспортную инфраструктуру: нефть добывается на платформах в Охотском море, где она сразу может грузиться на танкеры и отправляться на экспорт, преимущественно в страны Азиатско-Тихоокеанского региона.
Благодаря развитию этих проектов, а также применению новых технологий добычи на старых месторождениях, Россия сможет сохранить свои позиции на мировом нефтяном рынке. При уровне нефтедобычи около 350 млн тонн наша страна сможет экспортировать около 120-140 млн тонн в год, что даже при довольно низких ценах (см. ?Мифы себестоимости?) обеспечит экономику России средствами для выплаты долгов и формирования бюджета. Сейчас, после десяти лет преобразований, российская нефтянка наконец достигла стабильности и может развиваться исходя из целей, достижение которых необходимо для ее собственного развития, а не для решения сиюминутных политических задач.


Автор:

Источник : Российский предприниматель