USD 71.8318

+0.15

EUR 87.211

-0.12

BRENT 74.03

-0.24

AИ-92 45.68

0

AИ-95 49.49

0

AИ-98 55.5

+0.01

ДТ 49.74

+0.01

5233

История нефтяных кризисов и антикризисное искусство

XX век стал свидетелем развенчания короля энергоресурсов - угля. Его место "при поддержке" природного газа заняла нефть. Время властвования газа еще не пришло, хотя он постепенно занимает все новые позиции.

История нефтяных кризисов и антикризисное искусство

XX век стал свидетелем развенчания короля энергоресурсов - угля. Его место "при поддержке" природного газа заняла нефть. Время властвования газа еще не пришло, хотя он постепенно занимает все новые позиции. Вопреки популярным сегодняшним разговорам о том, что нефть больше не имеет стратегической значимости, и философским соображениям о "жизни после нефти", события вокруг Ирака развеивают эти иллюзии (иракской нефти хватит на почти 130 лет). И в XXI в. нефть останется основой безопасности и процветания, а также важнейшим элементом дальнейшего развития цивилизации. Борьба за доступ к месторождениям нефти и путям ее транспортировки приобретет еще более иезуитские формы "энергетически-трубной" дипломатии.
Миллениум не стал добрее
Новейшая история нефти разворачивается на фоне 3-х глобальных вызовов.
Первый. Образование монополярного мира поколебало библейский принцип "каждой твари по паре", разрушило шаткую систему противовесов и лишило человечество одного из источников активизации развития - за счет разницы потенциалов между противоположными полюсами. Безусловно, два полюса подпитывали и противоположные конфликтующие стороны, но при этом они были также и весомыми сдерживающими факторами. "Красная" угроза преодолена, однако новые вызовы предъявляет сила, маскирующаяся в "зеленый" цвет: в последнее время террористические акты происходят и в мусульманских странах. Террористические группировки и отдельные страны уже не ориентируются на поддержку какого-то могущественного государства и действуют по собственным планам, не имеющим хотя бы какого-нибудь политического или иного основания.
Второй. Международный терроризм приобрел вселенский размах, и любое государство не застраховано от его ударов (о чем свидетельствуют теракты в США, в московском Доме культуры на Дубровке и на индонезийском острове Бали); кроме того, именно энергетические объекты (АЭС, танкеры, нефтяные терминалы и т.п.) теперь находятся под его прицелом. По предварительной версии, взрыв и пожар 6 октября 2002г. на французском танкере Limburg близ Йемена были следствием теракта. Скорее всего, его осуществила группировка "Морской джихад", связанная с организацией "Аль-Каида". Так, согласно некоторым данным, она планировала несколько терактов на нефтетерминале в порте Рас Танура в Саудовской Аравии. Это свидетельствует о том, что если ты являешься значительным поставщиком нефти в США, то даже принадлежность к арабскому миру не защитит от террора радикальных исламистов.
Третий. Развитые страны стали еще более зависимыми от импорта нефти, прежде всего из Ближнего Востока. Еще не скоро возобновляемые источники энергии займут видное место в мировом энергетическом балансе. Когда-то и США были одним из наибольших добытчиков нефти, а сегодня импортируют около 60% потребностей в ней. Зависимость стран-членов ЕС от импорта энергоносителей сейчас составляет почти 50%, в частности от импорта нефти - 76,8% и газа - 41,7%, а до 2020г. будет составлять соответственно 90% и 67%.
Наиболее уязвимой сегодня является Европа, прежде всего ЕС: полное постепенное закрытие угольной отрасли и отказ некоторых стран от ядерной энергетики вынуждают Евросоюз, кроме разработки энергетической стратегии философского характера ("Зеленая книга"), прибегать к жестким конкретным мероприятиям противостояния нефтяным кризисам.
Нефть Ближнего Востока сейчас уже не такое грозное оружие в мировой политике, как когда-то. Владение нефтью сегодня не является необходимым и достаточным условием преобразования ее во власть, деньги и оружие. Хотя этот энергоноситель и сделал значительное количество людей, компаний и стран богатыми, обеспечил им весомость и влиятельность в мире, но довольно большое количество из них испытали горе, бедствия, банкротство и войны именно из-за него. И шах Ирана, и правительство Советского Союза не сумели правильно использовать нефтяное богатство. На данный момент стабильное развитие страны, кроме владения нефтью, требует поддержки союзников, хотя бы некоторых демократических преобразований, минимизации рисков для инвестиций и противостояния терроризму, замешанному на крайних проявлениях воинствующего радикального исламского фундаментализма.
На мировой нефтяной шахматной доске все большую активность проявляет такая фигура, как Россия. Сегодня она играет новую, более важную роль, прежде всего, в энергетической сфере, о чем свидетельствует активное проведение энергодиалога со странами Большой семерки, США и Евросоюза. Россия и развитые страны признали взаимную энергозависимость, которая на протяжении ближайших 20-ти лет будет увеличиваться. Последние нуждаются в значительном увеличении поставок российских нефти и природного газа, а энергетический сектор России - в гигантских финансовых поступлениях для освоения месторождений углеводородов, модернизации существующих и строительства новых нефте-газопроводов, внедрения новых технологий. Сотрудничество в энергетической сфере невозможно вычленить из общего контекста отношений Российской Федерации с развитыми странами. Реальный прорыв в энергодиалоге произойдет лишь тогда, когда партнеры начнут полноценно взаимодействовать во всех сферах как политики, так и экономики. Учитывая ощутимую степень взаимозависимости развитых стран, прежде всего ЕС от России, в энергетической сфере, а также дефицит достаточных средств для реализации проектов кардинального увеличения добычи нефти и газа в РФ в ближайшей перспективе, есть основания ожидать достижения партнерами определенных компромиссов во взаимных домогательствах, в т.ч. и в политической сфере, и сосредоточения усилий на проектах, связанных с наращиванием поставок российских углеводородов в развитые страны. Таким образом, по условной аналогии с Ираком, Россия предлагает Западу программу "Нефть и газ в обмен на инвестиции".
Как учил Гегель, история повторяется дважды, причем вторично - в виде фарса. Коротко рассмотрим основные послевоенные нефтяные кризисы, потрясшие мир, поскольку игнорирование уроков истории - недопустимая роскошь.
Нефтяной кризис ? 1, или Октябрьский консорциум
С 1945 по 1950 гг. Англо-иранская нефтяная компания (АРОС) получила в Иране $250 млн. прибыли, отдав при этом Ирану за концессию лишь $90 млн. - меньше, чем заплатила налогов в Великобритании. Нежелание (а проще говоря, жадность) руководства этой компании более или менее честно поделиться прибылью и неповоротливость британской дипломатии привели к ужасным последствиям. "Единственный источник всех бед этой измученной нации - нефтяная компания", - так председатель парламентского комитета Ирана Мохаммед Мосаддык сказал о АРОС (главном добытчике иранской нефти в 50-х годах).
После серии убийств иранских государственных деятелей, пытавшихся найти компромисс с британцами, на пост премьер-министра Ирана был назначен М. Мосаддык, которому поручили реализовать срочно принятый 1 мая 1951г. закон о национализации нефтяной промышленности Ирана. В скором времени британские специалисты покинули это государство.
США в ходе упомянутых событий предложили Великобритании замаскировать ее участие (в Иране очень сильными были антибританские настроения) путем создания новой компании или консорциума, в который бы вошли и американские компании. Идея консорциума не понравилась британцам: они заподозрили, что американцы используют их сложное положение с целью получения доступа к прибыли.
Великобритания, в свою очередь, объявила Ирану эмбарго, запретив вывозить нефть, ввозить товары и предоставлять кредиты. Следствием этого стал крах первой из ближневосточных концессий - Иран уже не мог продавать нефть. В конце 1951г. добыча нефти в Иране снизилась почти до 2,75 тыс. т в сутки, тогда как в 1950г. она составлял свыше 91 тыс. т. Шах Ирана Мохаммед Реза Пехлеви был поставлен перед необходимостью покинуть страну (не обошлось и без участия Советского Союза и партии Туде), но со временем был отправлен в отставку и сам М. Моссадык. Позже, в августе 1953г., с помощью проведенной британцами спец-операции шах вернулся (MI-6 тоже не сидела без работы).
В условиях антибританских настроений значительной части иранского населения владельцы АРОС, не имея выбора, были вынуждены согласиться на создание консорциума. Его основали 17 сентября 1954г. и при этом в состав вошли: АРОС (40% акций), Shell (14%), FGK (6%, Франция), Standard Oil Company of New Jersey, Standard Oil Company of New York, Texaco, Standard Oil Company of California, Gulf (no 8%, США).
В октябре того же года шах Ирана подписал соглашение о консорциуме - нефть начала поступать на экспорт. После нескольких месяцев работы консорциума правительству США удалось включить в него еще 9 американских независимых компаний (за счет уступки 1% акций американскими компаниями - членами консорциума). Из-за размытости механизма работы (по контракту, консорциуму предписывалось управлять иранской нефтяной отраслью и выкупать всю добытую нефть, а компании-члены консорциума должны были продавать нефть самостоятельно) для США октябрьский консорциум в Иране стал отправной точкой для получения статуса главной страны в нефтяном бизнесе на Ближнем Востоке.
Хотя АРОС нашла выход из кризиса, она постоянно выдвигала вопрос о получении компенсации в качестве одной из основных предпосылок существования консорциума. В результате ей удалось не только получить $90 млн. как предоплату за потерю 60% акций, но и вынудить других членов консорциума платить $0,1 с каждого барреля добываемой консорциумом нефти. Несмотря на официальное признание фактов национализации и владение Ираном нефтяными ресурсами и нефтяной отраслью в целом, другие компании-участницы консорциума платили не Ирану, а британской компании. Удивительное обстоятельство, поскольку и недра, и нефтяная инфраструктура уже полностью принадлежали Ирану. Единственное объяснение состояло в том, что сверхприбыли американских компаний позволяли подобное.
Октябрьский консорциум был замечательной финансовой аферой, прежде всего, для АРОС, а для США он стал стартовой площадкой для превращения Ближнего Востока в основного игрока на нефтяной шахматной доске. Не оставили без вознаграждения и шаха. Меньше всего получил Иран - формальный собственник недр и нефтяной инфраструктуры. Спустя много лет, именно несправедливость распределения доходов от нефти предопределила начало иранской революции.
Первый нефтяной кризис наглядно показал: при нежелании транснациональных компаний делиться прибылями их ожидают большие проблемы, и даже небольшие уступки не защищают от возникновения таковых в дальнейшем.
Нефтяной кризис ? 2, или Суэцкий кризис
В 1955г. нефтяной поток через Суэцкий канал, являющийся частью территории Египта, составил 2/3 всех грузов. Главным владельцем канала был британо-французский концерн Suez Channel Company, которому тот был передан в концессию. Большую часть доходов от концессии получала Великобритания.
Бывший полковник, а с 1954г. фактический диктатор Египта Гамаль Абдель Насер (устранивший лидера переворота 1952г. генерала Мохаммеда Наджиба) в условиях бедности страны, грандиозного и довольно дорогостоящего строительства Асуанской плотины на Ниле, а также закупки крупных партий оружия советского производства, получил от США отказ в предоставлении финансовой помощи на достройку Асуана. Единственным выходом из затруднительной финансовой ситуации Г. Насер считал национализацию Суэцкого канала. Такое решение было реализовано 26 июля 1956г. под лозунгом борьбы с колониализмом - армия заняла Суэц. Хотя канал и продолжал свою работу, Великобритания и Франция пытались его вернуть и склонялись к военной операции. США и их союзников не удовлетворяло налаживание отношений Египта и СССР.
По состоянию на октябрь 1956г. коалиции Египта, Сирии и Иордании противостояла более могущественная группировка таких стран, как Великобритания, Франция и Израиль. 29 октября Израиль провел военную операцию на Синае, а уже 30 октября Лондон и Париж объявили о намерении оккупировать зону канала, выдвинув ультиматум (США были заняты очередными выборами). В ответ Г. Насер отдал распоряжение заблокировать канал, затопив десятки судов.
5 ноября того же года израильские войска установили контроль над Синаем и Сектором Газа, а британо-французские войска начали воздушные операции против Египта. Однако главная цель, не имеющая поддержки со стороны США, захват канала - достигнута не была. Вдобавок Саудовская Аравия объявила Великобритании и Франции эмбарго. Его подкрепили саботажники в Кувейте, что почти полностью вывело из строя систему поставок нефти. Сирия перекрыла нефтепровод, обеспечивающий поставки нефти Иракской нефтяной компании.
Следствиями Суэцкого кризиса (хотя добыча нефти все же продолжалась) стал дефицит данного энергоресурса в Великобритании и Франции. При этом США сначала отказались обеспечить чрезвычайные поставки нефти (до полного вывода британо-франко-израильских войск), поскольку военную операцию в условиях приближения зимы с ними не согласовали. Ведущие страны Западной Европы оказались на грани энергетического кризиса.
Россия и развитые страны признали взаимную энергозависимость, которая на протяжении ближайших 20-ти лет будет увеличиваться.
Наконец США согласились помочь Великобритании и Франции путем централизованных танкерных поставок нефти в Западную Европу. ЕЭС создала Чрезвычайный комитет по нефтяным поставкам для ликвидации нефтяного кризиса, а некоторые страны-члены ЕЭС ограничили потребление нефтепродуктов и повысили на них налоги. Снова, как во время Второй мировой войны, правительства и компании объединили усилия для налаживания стабильных поставок нефти. Воспользовавшись ситуацией, американские нефтяные компании повысили цены на нефть.
Второй нефтяной кризис впервые продемонстрировал и навсегда доказал значимость безопасности путей нефтепоставок.
Нефтяной кризис ? 3, или "Нефтяное оружие" и резервные скважины как "контроружие"
В начале июня 1967г. арабские страны (Ирак, Иордания и некоторые другие) по инициативе Египта создали военную группировку для нанесения удара по Израилю, чтобы проучить его за победы 1956г. Однако тот не стал ждать нападения и уже 5 июня нанес сокрушительный, в первую очередь воздушный, удар по войскам противника, уничтожив большую часть его техники. Армия Египта капитулировала, а Израиль снова захватил значительные территории.
6 июня Саудовская Аравия, Ирак, Ливия, Алжир и Кувейт объявили нефтяное эмбарго США, Великобритании и частично ФРГ. Добыча ближневосточной нефти снизилась почти на 2/3. Тем не менее, через месяц после применения арабского "нефтяного оружия" опасность уже не была такой угрожающей, благодаря принятию решения в рамках ОЭСР относительно предварительно созданной (приблизительно в 1960г.) программы разработки законсервированных нефтяных скважин в США, а также появлению супертанкеров. В значительной мере роль регуляторов нефтяного кризиса перешла от правительств к нефтяным компаниям.
После потери достаточно больших прибылей, учитывая низкую эффективность эмбарго, в начале сентября страны Ближнего Востока отменили его.
Противостояние кризису не только породило термин "диверсификация источников поставки энергоресурсов", но и наполнило его важным содержанием. Использование во время кризиса законсервированных нефтяных скважин как главного противодействия показало высокую эффективность такого "контроружия".
Ни Россия, ни Каспийский бассейн никогда не смогут стать альтернативой арабской нефти, в т.ч. и иракской
Нефтяной кризис ?4, или Исчерпаемость "контроружия"
6 октября 1973г. египетские и сирийские вооруженные силы нанесли авиаудары по Израилю и осуществили его артиллерийские обстрелы. Так, в начале еврейского праздника Йом-Кипур началась пятая, самая большая, арабоизраильская война.
Как раз в это время Саудовская Аравия вышла на позиции основного производителя нефти в мире: ее доля достигла почти 22% и постепенно увеличивалась, общая добыча составляла свыше 1,1 млн. т нефти ежедневно. На фоне первых операций арабских террористов внутри страны у короля Фейсала укреплялась вера в арабское "нефтяное оружие" и возможность изменения позиции США относительно Израиля под угрозой применения такого оружия. Эту веру разделял и египетский президент Анвар Садат.
17 октября арабские страны ввели "ограниченное" эмбарго (не поддавшись на тотальное) против США и других стран, поддерживающих Израиль. Как результат, по сравнению с уровнем сентябрьской добыча нефти сокращалась на 5% ежемесячно. США не отреагировали - поставки американского оружия в Израиль увеличились. Уже через несколько дней Ливия и Саудовская Аравия прибегли к полному эмбарго против США, а некоторые арабские страны были намерены сделать это в ближайшее время - "нефтяное оружие" после многих лет его разработки было применено на 100%. Теоретические сценарии стратегии и тактики ограничения поставок нефти в одни страны и стимулирования поставок в другие страны корректировались на практике. Необходимо отметить, что эмбарго вводилось путем выдачи лидерами арабских стран жестких указаний руководителям иностранных нефтяных компаний (часто американских), проводивших добычу ближневосточной нефти. Иными словами, подавление американской экономики осуществлялось компаниями на Ближнем Востоке, честно сокращавшими поставки нефти как на собственные, так и на НПЗ покупателей.
После непродолжительной, но жесткой конфронтации между главными поставщиками оружия в район конфликта - США и СССР - боевые действия на Ближнем Востоке прекратились. Египет и Израиль сели за стол переговоров. Тем не менее, "нефтяное оружие" продолжало действовать на все большей территории: кроме США, эмбарго было применено к Нидерландам (традиционно поддерживали Израиль), Португалии (ее авиабазы использовали американские самолеты для дозаправки), Южной Африке и Родезии. Эти страны вместе недополучали каждый день почти 700 тыс. т нефти (общая добыча ближневосточной нефти с 3 млн. т упала на 1/4), не существовало резерва законсервированных скважин, их мощности были почти исчерпаны. При этом достигнутый высокий уровень цен на нефть (по отдельным соглашениям, она повысилась более чем в 3 раза - с $5 до $17 за баррель) позволял нефтедобывающим странам Ближнего Востока, по меньшей мере, не терять доходы, снижая и дальше добычу нефти.
Все это происходило на фоне роста мировой экономики, а соответственно, и потребления энергоносителей. Раздел арабскими странами государств мира на "друзей" (прежде всего, Франция и Великобритания) и "врагов" (кроме США и некоторых европейских стран, эмбарго фактически было применено и к Японии) не дал возможности, в частности, ввести режим чрезвычайной ситуации в ЕЭС вопреки наличию специального соглашения о распределении нефти. Ограничение на нефтепродукты в развитых странах напомнило им времена войны и вызвало массовые протесты. Это был очередной энергетический кризис. Арабские страны перед новым 1974-м годом установили цену на 1 баррель нефти в размере $11,7, что превысило ее предшествующую цену (май 1973г.) в 4 раза.
Несмотря на блокирование поставок нефти в одну из стран-членов ЕЭС - Нидерланды, в ноябре 1973г. объединение приняло резолюцию о поддержке арабских стран, позже к ней присоединилась и Япония. Союзники бросили США на произвол судьбы.
Состоявшееся в феврале 1974г. энергетическое совещание в Вашингтоне содействовало частичному взаимопониманию между ведущими странами мира и положило начало созданию МЭА, которое должно было координировать совместные усилия по противостоянию нефтяным кризисам. Штаб-квартира МЭА расположилась в Париже, хотя Франция отказалась от участия в его работе.
18 марта 1974г. эмбарго было упразднено, однако не все арабские страны этот шаг поддержали.
Применение "нефтяного оружия" в условиях неготовности развитых стран продемонстрировало его высокую эффективность - вплоть до противостояния союзников с США; вместе с тем резервирование нефтяных скважин обнаружило свою неадекватность и исчерпаемость в случае, если нефтяные кризисы возникают на протяжении короткого периода времени и в больших масштабах.
Нефтяной кризис ? 5, или Сверхприбыли от нефти как стимул для войн
22 сентября 1980г. Ирак начал военные действия против Ирана, разбомбив 10 его аэродромов. На следующий день началось вторжение иракских войск на территорию Ирана. Главной причиной войны был спор за территорию. Ирак стремился получить большую часть береговой линии по речке Шатт-ель-Араб для улучшения выхода к Персидскому Заливу (безусловно, для создания собственной и захвата иранской нефтеэкспортной инфраструктуры), а также планировался захват нефтеносных районов в провинции Хузистан. Основанием войны послужили сверхприбыли нефтяного сектора вследствие мирового нефтяного бума (доходы от экспорта нефти возросли с $1 млрд. в 1972г. до $21 млрд. в 1979г. и $26 млрд. в 1980г.). Так началась черная полоса в многовековой истории арабов и персов.
Спустя некоторое время Ирак в значительной степени утратил возможность осуществлять экспорт нефти: Иран разрушил НПЗ в Басре, некоторые промыслы на юге и терминалы в Персидском заливе, Сирия перекрыла главный экспортный нефтепровод Banias. Если в 1979г. Ирак добывал 163 млн. т нефти, то уже через несколько месяцев войны добыча сократилась втрое.
Удары по нефтяной инфраструктуре Ирана значительно уменьшили его экспортную возможность. Мировой нефтяной рынок, утратив свыше 15% добычи стран-членов ОПЕК, мгновенно отреагировал повышением цен. Развитые страны, наученные предшествующими кризисами, были к этому готовы: страны-члены МЭА накопили достаточные запасы нефти и внедрили мероприятия по энергосбережению, им также помогало общее уменьшение спроса на нефть вследствие экономического спада.
Очередное заседание ОПЕК в декабре 1980г. зафиксировало решение о повышении цен на нефть до $34 за баррель - рынок сделал свое дело.
20 августа 1988г. 7-летняя ирано-иракская война закончилась. Две страны были крайне измождены ею и потерями прибылей от экспорта нефти. Скорее всего, победила нефть, поскольку ее снова можно было продавать.
Эта война и нефтяной кризис в очередной раз показали, что страны Ближнего Востока раздирают противоречия, подогреваемые жадностью к чужой нефти, и вчерашние союзники могут стать самыми страшными врагами.
Нефтяной кризис ? 6. или Непонятная военная контроперация
2 августа 1990г. 100-тысячная армия Ирака пересекла границы Кувейта. Начался последний нефтяной кризис XX в. Введение Советом Безопасности ООН санкций против Ирака и потеря Кувейтом экспорта "облегчили" мировой рынок нефти на свыше 600 тыс. т в день. Ни США, ни большинство стран ОПЕК (некоторые из них могли бы стать следующей жертвой) не могли допустить контроля Ирака над более 25% мировых запасов нефти.
Если операция в Ираке будет продолжаться 5-7 месяцев, то высокие цены на нефть загонят мировую экономику в рецессионную ловушку
Иракскую агрессию осудили большинство стран - все нефтепроводы и терминалы были закрыты странами-транзиторами или заблокированы военной эскадрой США в Персидском заливе (в начале войны Ирак добывал 145 млн. т нефти и экспортировал до 110 млн. т). Ирак не мог использовать кувейтскую нефть, однако и оставлять Кувейт также не планировалось.
17 января 1991г. США с союзниками начали операцию "Буря в пустыне", и уже в феврале Ирак потерпел поражение и был вынужден оставить Кувейт (26 февраля, в день независимости Кувейта, над столицей поднялся национальный флаг). 28 февраля войска коалиции прекратили наступательные операции. Руководитель "Бури в пустыне" американский генерал Н. Шварцкопф позже заявил: "Мы выполнили свою задачу, но я разочарован". Генерала с почестями отправили в отставку.
Выборочное разрушение кувейтских нефтяных скважин иракскими военными (путем подрывов с дальнейшим возникновением пожаров) началось 16 января 1991г. и совпало с началом авиаударов сил коалиции. В феврале, после начала наземной фазы операции, Ирак начал систематическое уничтожение нефтяных скважин, в результате чего были выведены из строя свыше 750 из 943 буровых скважин на 8-ми месторождениях Кувейта. Ирак также начал сбрасывать нефть с нефтеперевалочного комплекса Ахмади на юге Кувейта в Персидский залив; из-за сброса свыше 27 тыс. т нефти ежедневно нефтяная пленка приблизились к Саудовской Аравии. Ликвидация последствий уничтожения кувейтской нефтяной инфраструктуры требовала значительных средств, наличия специалистов и продолжительного времени. Первая буровая скважина была погашена в начале апреля 1991г., последняя - лишь 6 ноября 1991г.
После вторжения иракских войск в Кувейт мировое сообщество ввело торгово-экономические санкции против Ирака и применило к нему полную блокаду (на море, суходоле и в воздухе). Война и ее последствия (санкции действуют и сегодня) нанесли огромный ущерб экономике и нефтяному сектору Ирака. Так, за 12 лет санкций потери Ирака от уменьшения экспорта нефти составили свыше $200 млрд., из них $100 млрд. за первые 5 лет блокады, остальные - на протяжении выполнения программы ООН "Нефть в обмен на продовольствие" за счет падения экспорта с доблокадных более 3,4 млн. до 1,7-2,3 млн. барр. нефти в сутки.
Для возобновления экспортных объемов после возможной войны с США Ираку понадобится 1,5-2 года
Продолжительность нефтяного кризиса впервые была растянута вследствие варварского уничтожения нефтяной инфраструктуры. Захват Ираком Кувейта и военная операция "Буря в пустыне" послужили уроком о необходимости учитывать возможность возникновения тяжелых экологических и экономических последствий в результате умышленного разрушения нефтяной инфраструктуры. Незавершенность военной операции союзников против Ирака продемонстрировала заинтересованность, прежде всего США, в сохранении целостности государства Ирак даже при нынешнем правителе, поскольку приход нового руководства мог бы привести к непрерывному вооруженному конфликту в Ираке на этнической и территориальной основе - конфликту, который мог бы распространиться на все соседние страны.

Автор:

Источник : Энергетическая политика Украины