USD 72.6671

-0.5

EUR 86.7137

-0.35

BRENT 75.5

+0.12

AИ-92 45.73

0

AИ-95 49.53

0

AИ-98 55.7

0

ДТ 49.77

0

448

Дороги, которые мы выбираем...

Россия вступает в эпоху новой экономической политики. Такой вывод можно сделать из целенаправленного движения сегодняшней власти по направлению к увеличению зависимости страны от цен на нефть и газ. Таким образом, страна начинает ощущать себя сырьевым придатком, как это не прискорбно звучит.

Дороги, которые мы выбираем...

Россия вступает в эпоху новой экономической политики. Такой вывод можно сделать из целенаправленного движения сегодняшней власти по направлению к увеличению зависимости страны от цен на нефть и газ. Таким образом, страна начинает ощущать себя сырьевым придатком, как это не прискорбно звучит. Хотя, почему прискорбно? Многие страны, ориентирующиеся на мировые цены на сырье, уверенно развивают экономику, улучшают социальную систему и продолжают добывать нефть и газ. Как вы думаете, оскорбится ли житель Саудовской Аравии или одного из Эмиратов, если его страну назвать ?сырьевым придатком?. Мне кажется, что наименование его страны будет играть для него первостепенную роль, учитывая, что при сегодняшней мировой конъюнктуре на нефть и газ эти страны имеют в мире больший вес, чем иные, ?не сырьевые придатки?.

Можно ли говорить о том, что сегодняшняя Россия стала в когорту тех стран, которые живут только за счет нефтяных и газовых поступлений? Скорее да, чем нет. Если ранее правительство открещивалось от сырьевой модели и всячески старалось слезть с ?нефтяной иглы?, то сегодня многочисленные договоры о поставках углеводородов и споры по поводу того, куда тратить эти ?углеводородные? деньги, наталкивают на несколько выводов. Благодаря тому, что уже несколько лет Россия живет в эпоху постоянно увеличивающихся цен на сырье, топливно-энергетический комплекс признан важнейшим российским конкурентным преимуществом. Чиновники дошли до провозглашения приоритета энергетической идеологии. Даже глава Минпромэнерго Виктор Христенко заявил о рождении нового политического мышления, которое, в отличие от горбачевского, будет названо "новым глобальным энергетическим мышлением".

Вообще термины ?энергетическое мышление? и ?энергетическая безопасность? ? самые распространенные клише 2005-2006 года. Президент Путин удачно приурочил тему энергетической безопасности к саммиту в Санкт-Петербурге. Никто не спорит ? тема действительно важна. Особенно в свете последних событий в Нигерии, постоянными угрозами из Венесуэлы, неясной ситуацией в Иране. Вот только у В.Путина и у лидеров остальной G7 несколько разное понимание ?энергетической безопасности?. В мировом понимании - это поиск альтернативных источников энергии, либерализация энергетического рынка и честность, прозрачность заключаемых контрактов. В изложении же В.Путина ? это разработка новых месторождений (не улучшение старых, а поиск именно новых), доминирование одной компании на рынке, которая сможет предоставить услуги за меньшую плату, ввиду отсутствия конкуренции и долгосрочные контракты с неизменностью цены, где меняются только объемы поставок. У каждого свое понимание, отсюда и конфликт.

Запад видит в России медведя, который, пользуясь своими ресурсами, старается заполучить как можно больше зон влияния, расширить это влияние на соседей и взять под контроль поставки газа и нефти. Запад видит, что Россия избрала сырьевой путь развития экономики и поэтому сосредотачивает в своих руках все богатства страны. Россия называет это ?сосредоточение стратегически важных активов в одних руках?, а Запад ? ?национализацией?.

Для сегодняшнего Кремля нефть и газ ? это влияние на зависимые страны. Эти страны вынуждены покупать жизненно необходимые источники энергии у России, и нет никакой вины России, что у нее эти ресурсы есть, а у других нет. На самом деле, глупо было в свое время обвинять Индию в том, что у нее есть пряности, а у других стран их нет. Никто не называл Эквадор и иже с ним сырьевым придатком, хотя страна жила и живет за счет продажи бананов и другой растительности. И наживались английские купцы, торгуя простой человеческой слабостью. Так и Россия просто грамотно использует сложившуюся конъюнктуру.

Почему-то понятие ?сырьевой придаток? несет в себе мощный отрицательный заряд. Видимо, неприятно ощущать жителям бывшей сверхдержавы себя ?придатками?. Все эти штампы устарели. Все дело в том, как на это посмотреть.

Основа нового энергетического мышления и энергетической идеологии - это строительство крупных экспортных нефте- и газопроводов за казенный счет, это национализация нефтегазовой промышленности, причем не обязательно по суду, а слияниями и поглощениями. Это назначение на ключевые посты в госкомпаниях чиновников, которые несут ответственность лично перед президентом. Это, в конце концов, использование экономического ресурса в совокупности с политическим для установления своего влияния на другие страны.

Кроме того, новое мышление предполагает сокращение внутреннего потребления углеводородов, для чего бюджет должен оплатить около 30 новых блоков АЭС. Энергетическая идеология предполагает также кратное повышение внутренних цен на газ и перевод электростанций на уголь. Еще одна опора новой идеологии - это масштабные государственные инвестиции в строительство новых электростанций, сетей и подстанций. "Энергетика должна стать локомотивом машиностроения и экономики в целом", - провозгласил вчера в Кремле Анатолий Чубайс. Здесь тоже все логично: чем больше энергии будет получать население от АЭС, тем больше газа можно будет импортировать на Запад, наполняя бюджет. ?Газпром? уже получал предложение от ?РАО ЕЭС? о строительстве новых АЭС за свой счет, апеллируя экономической выгодой в будущем. Вот только не поняла российская газовая монополия всех порывов души А.Чубайса и решила сохранить деньги.

Экономика, полностью построенная на продаже сырья, не несет в себе ничего плохого.
Она лишь делает эту страну зависимой от мировых цен на сырье и истощенности основных месторождений. В то же время сейчас мало кто будет утверждать, что цены на нефть и газ вдруг резко пойдут вниз, а месторождений в России хватит еще на долгое время, особенно учитывая нетронутые запасы шельфов и неосвоенную часть Сибири. Так может правильно ? продавать товар, когда он действительно нужен всем и за него дают большие деньги. Вспомните, в начале прошлого века, всем казалось, что уголь скоро исчезнет, и нечем будет топить дома. Тогда тоже горячие головы призывали правительства стран оставить уголь потомкам, не продавать его по выгодным ценам. Дескать, потом дороже будет. Вот и оставили, вот и лежит он пластами, никому не нужный. Никто не поручится, что с нефтью не произойдет то же самое.

Отрицательность понятия ?сырьевой придаток? мало кого беспокоит. Наше население готово пойти на очень многое, лишь бы вернуть страну в сонм великих держав. Благодаря политике продажи сырья в Европу, наш обыватель снова с радостью потирает руки, представляя, как они все там от нас зависят. Вот и получается интересный парадокс: Запад критикует Россию за однобокость экономики, но в то же время настоятельно требует все новых порций ?черного золота? и голубого газа.

Смысла тягаться в пресловутой ?рыночной экономике? с США и Европой у России сейчас объективно нет. Поэтому и является курс, проводимый правительством России и лично президентом самым адекватным. Не лучшим, не оптимальным, но адекватным. Какие ресурсы сейчас есть, такие и используем. Рационально используя то, что долгое время считалось ее недостатком (большую площадь), Россия добывает все новые и новые углеводороды. Адекватно строительство Северо-Европейского газопровода, так как он поможет России самой отвечать за продажу газа в Европу. Адекватно строительство трубопровода до Китая, где ощущается острая нехватка нефти и газа и экономическая выгода от этого огромна, а затраты относительно невелики. Адекватно( а не гуманно!) поглощение небольших компаний в нефтегазовой сфере, которые все равно не смогут прибыльно добывать нефть и газ с труднодоступных месторождений. Даже законодательство, принимающее документ ?О недрах? и регулирующее налог на добычу полезных ископаемых, действует адекватно вложенным усилиям и будущим преимуществам, полученным в результате изменения. Адекватность несет в себе не только экономический аспект. Она охватывает политическую сторону, экономику, социальные обязательства государства.

Сейчас Россия нужна миру независимо от того, есть ли в ней рыночная экономика. Для всего мира это самый адекватный вариант

Источник : Neftegaz.RU