USD 74.4373

0

EUR 90.3743

0

BRENT 64.43

0

AИ-92 44.34

+0.01

AИ-95 48.23

+0.02

AИ-98 53.7

0

ДТ 48.77

0

488

Чеченская нефть пахнет...

Чем? Военная тайна, завесу над которой мы попытались для вас приоткрыть.

Получив благословение от главного редактора и личное письмо для командира группы спецназа, я вылетел военным самолетом, или, как сами военные говорят - бортом, в Моздок. Здесь меня должны были встретить и пересадить на колонну бронетехники, идущей в Ханкалу. Но в этом крае, увы, все непредсказуемо. Встретить - встретили, однако, как выяснилось, колонна ушла без нас.

- Все нормуль, - попытался успокоить меня капитан Андрей Колесов, - полетим «вертушкой» (вертолетом МИ - примечание ред.) завтра с утра. Документы есть, разрешение тоже. Переночуем в гостинице «Моздок», она тут центровая.

Не очень люксовая, мягко говоря, гостиница встретила сырыми стенами и невозможной уборной и ванной комнатой. Хотя не все же по 5-звездочным-то ездить…

Ближе к вечеру мой провожатый куда-то испарился. И я не в силах сидеть дома отправился с променадом по чудо-граду. Основываясь на собственном опыте «таксист знает все», подошел к явно «бомбившему» водителю старой 6-ки (других авто поблизости не было) и, заплатив с лихвой, наверное, месячную его выручку, отправился на экскурсию…

- Военные называют наш город Сайгоном, - сразу начал рассказывать шофер с интересным интернациональным именем Василий Гусейнбала. - Может, потому что прифронтовой, может, из-за количества этих самых военных, а может, потому, что, как и во вьетнамский Сайгон, сюда они из Чечни «отрываться» приезжают. Борделей тут тьма, почти в каждом доме. И женщины на выбор - чеченки, лезгинки, русские, осетинки, хохлушки…

Мне на силу удалось остановить разошедшегося шофера, чем явно его разочаровал. Очень уж надеялся я на другое описание старого города-крепости. Хотя бы на историческое. Но, увы, Василий Гусейнбала что-что, а вот историю вообще не знал.

- Я когда родился, он уже был, в смысле Моздок, - на этом все познания Василия и заканчивались. Через полчаса езды по узким улочкам, мы остановились у заправки. Рядом с ней стояли старушки и предлагали в огромных бутылях какую-то желто-грязную жидкость. - А, - сразу ответил на немой вопрос водила, - это чеченский самопальный бензин. Он дешевле, но от него машины «летят», то есть ломаются в считанные месяцы. Для меня, конечно, это был шок. В городе, битком набитом военными и милицией, в открытую продают контрафактный бензин. Как оказалось, самое большое откровение ждало меня впереди.

- И на заправках, - радостно продолжал Гусейнбала, - тоже часто бывает. Мешают его заправщики с нормальным. Навар как ни крути хороший. Ездить можно, хотя и это для авто плохой вариант. Лучше всего горючку брать со склада у военных, которые возле вертолетной площадки стоят. Сегодня просто у них проверка - не продают.


,Утром вылетели в Ханкалу. Через 30 минут я ходил среди тысяч палаток и вагончиков как белая ворона - единственный в гражданской одежде. - Так, - видно сжалобился надо мной командир группы спецназа Сергей Стариков, в распоряжение которого я и поступил по прибытии, - долго «пастись» в этом тыловом оазисе мы не будем. Утрясем разрешение и через пару часов выедем на операцию. Только вот тебе «светиться» в таком виде нельзя - оденешь форму. В маскхалате защитного цвета с диктофоном и фотоаппаратом я, наверное, смотрелся более чем забавно. Но все это забылось, когда сели на броню боевой машины и помчались по чеченским дорогам.

- Война-то кончилась, зачем здесь столько военных и спецназа? - мой вопрос, видно, задел офицера, так как ответил он мне сквозь зубы. - В этом месяце похоронили офицера смежного отряда спецназначения, мотострелки те вообще десятками теряют. Бои идут, подрывы, минная война, боевики еще по горам лазят, а кто и открыто ходит… - сказал, словно выплюнул, командир.

- Да, - не унимался я, - но ведь Грызлов еще в 2003 говорил, что «в республике все более совершается преступлений общекриминального характера, и это говорит о том, что Чечня постепенно переходит к обычной, стабильной жизни».

Ну, если «преступления общекриминального характера», - передразнил офицер, - совершаются во всей России с пулеметами, гранатометами и криками «Смерть неверным!», то за страну страшно.

Наш разговор прервал крик старшего колонны «К машинам!». Мы остановились на краю маленькой деревушки возле третьего дома на улице. Все спрыгнули и, прикрывая друг друга, рассредоточились вокруг дома. На стук хозяева не ответили, и тогда один из бойцов перемахнул через двухметровый забор и открыл нам калитку. На пороге дома сразу же появилась женщина, держа в руках документы.
Основа экономики республики -
- У меня все по закону, - на ломаном русском начала она. К ней сразу подошел один из нашей группы и заговорил… на чеченском.

- Это Адам, - пояснили мне, - местный омоновец. У него отец муллой был, к миру призывал, так ваххабиты его на глазах всей деревни повесили. Вот он и с нами. Между тем Адам повернулся и знаками что-то указал спецназовцам. Те быстро вбежали в подвал и через пять минут уже выносили огромные канистры с «левым» бензином и выставляли во дворе. - Это семейный бизнес, - объяснил мне офицер. - Глава семейства в горах построил «самовар» - аппарат по перегонке нефти в бензин - туда уже чеченская милиция выехала, старший сын ворует нефть и возит ее отцу в наливниках-цистернах, а младшая дочь хранит. Сегодня вечером узнаем, кто этот бензин забирает и продает.
- А откуда такая точность? - удивился я.
- Оперативка. Есть люди, которые все это узнают и говорят нам. Наше дело - задержать.


,Все колонна тронулась проверять другие дома и соседние улицы. Мы же, я и около 20 спецов, остались незаметно в доме у «гостеприимной» хозяйки. В полной тишине просидели до поздней ночи. Я в предвкушении почувствовать настоящий риск замер вместе с военными, лежа на большей части канистр под навесом возле гаража. Меньшая часть, как я уже описывал, была перенесена во двор. Запели цикады, небо наполнилось низковисящими и ослепительно красивыми звездами. Настроение мое портил лишь запах сырого бензина. Только в 2.00 мы услышали рев мотора. Во двор вошел молодой парень и, что-то крикнув женщине, взял первую канистру и понес к старому ЗИЛу. Там его ждал «подельник», принимавший канистры. Когда часть уже была в машине, из темноты, как показалось мне, из ниоткуда выскочили спецназовцы. И запах бензина во дворе сменился еще менее приятным. В подробности вдаваться не очень-то и охота, скажу лишь, что молодой парень пришел в себя только после нашатыря. Второй пытался схватиться за оружие, но его заломали и отобрали укороченный автомат. В машине оказались к тому же и отлично выправленные поддельные накладные.

- Вот еще одному заводику конец! - радостно подытожил свою работу офицер.
- И что, сколько еще надо таких вот точек закрыть, чтоб нефть не воровали? - Знаешь, ведь это как гидра, голову отрубишь, вырастает новая. Людей надо работой нормальной обеспечить для начала, боевиков всех добить, а остальное - приложится.


С подробной информацией о Деловом журнале Neftegaz.RU Вы можете познакомиться на сайте.

Источник : Журнал Neftegaz.RU