USD 74.1373

-0.44

EUR 89.506

-0.17

BRENT 68.23

0

AИ-92 45.35

+0.01

AИ-95 49.14

+0.01

AИ-98 54.91

+0.02

ДТ 49.25

0

378

Кто сыграет на тегеранской трубе?

Объединение газопроводных систем России и Ирана сделает создание газовой ОПЕК вполне реальным. Этого, по понятным причинам опасаются США и ЕС. Иран сегодня не в фаворе на международной арене. Бесконечные санкции со стороны западных партнеров, обвинения в создании ядерного оружия и мировом терроризме – сегодня мешают воплотить этот план в жизнь. Но первые шаги в этом направлении уже сделаны…

Логистика в сфере нефти и газа очень сложная и, особенно сегодня, политизированная сфера. Львиную долю логистики энергоресурсов занимает доставка танкерным флотом. Де-факто, контроль над морским сообщением принадлежит в большей мере США. Здесь сказывается и финансовое, и политическое, и военное влияние Соединенных Штатов. Россия, не оспаривая эти права наших потенциальных друзей на моря и океаны южных широт, исторически выбрала иной путь – нефте- и газопроводы. Сложилось своеобразное равновесие. Штаты и страны их окружения контролировали морские перевозки, Союз, а позже Россия – трубопроводы. Но, в последнее десятилетие Вашингтон решил изменить полюсы влияния. Планы о строительстве «Набукко», тому прямое доказательство. Дальше – больше…
В прошлом номере мы писали о планах строительства Трансафганского газопровода. Этот проект сегодня интенсивно лоббирует Вашингтон. Дели и Исламабад обсуждают строительство трансафганского газопровода, через который газ транспортировался бы в Индию и Пакистан из Туркмении. Этот проект, наравне с США поддерживает и Азиатский банк развития. Однако есть объективные причины, которые тормозят строительство – сложности в обеспечении безопасности трубопровода на территории Афганистана и неподтвержденность запасов на туркменском Давлетабадском месторождении.
Для России, как впрочем, и для всего азиатского региона, сегодня выгоден проект газопровода Иран-Пакистан-Индия. Проект газопровода Иран-Пакистан-Индия предусматривает строительство трубопровода протяженностью более 2,5 тысяч километров, по которому природный газ будет перебрасываться c иранского месторождения Ассалуйе (Южный Парс) в Пакистан и Индию.
К этому проекту уже высказывал интерес российский «Газпром». В случае присоединения к трубе, Россия сможет продавать туркменский газ в Индию, а также объединить газопроводные системы России и Ирана, что сделает реальностью создание газовой ОПЕК.

,Прошлым летом глава иранской государственной нефтяной компании National Iranian Oil Company (NIOC) Голямхоссейн Нозари заявил, что Иран приветствовал бы участие российского ОАО «Газпром» в данном проекте, поскольку это бы ускорило строительство газопровода. Предложение остается в силе и сегодня. Более того, возможно именно этим летом будет решен вопрос об участии «Газпрома» в проекте.
Конечно же, Иран, Пакистан и Индия построить газопровод могли бы и без России. А недостаток инвестиций в проект, смешные отговорки, – ведь, согласитесь, для таких стран $4,5 – 7 миллиарда, не те деньги, из-за которых можно жертвовать самостоятельностью газопровода. Выгоды от реализации проекта очевидны для всех трех сторон. Иран получает в лице Индии нового постоянного потребителя углеводородного топлива. Пакистан только от транзита газа будет иметь свыше $500 миллионов в год. Кроме того, в ближайшие годы Пакистану потребуется дополнительно от 600 до 1500 миллионов кубических футов газа в день.
Зачем же им нужна еще и Россия?
Очевидно, что есть более весомый фактор, который скрыт за заявлением официального представителя МИД Ирана Хамид Реза Асефи: «Россия является мощным государством, обладающим передовыми технологиями. Мы согласны, чтобы российская сторона приняла участие в проекте по строительству газопровода Иран-Пакистан-Индия».
Дело в том, что против реализации проекта активно выступают США. Еще бы, ведь он пройдет по неподконтрольным Вашингтону территориям. Тем более затронет «национальные интересы» США в каспийском регионе.
Напомним, что и в прошлом году, и в более ранние годы, эти три страны уже садились за стол переговоров. Но вопрос о строительстве не двигался с мертвой точки. Эксперты считают, что и политические разногласия между Индией и Пакистаном в этом вопросе, и другие препятствующие факторы имеют искусственное происхождение.
Чтобы довести дело до логического завершения, Ирану, Пакистану и Индии нужен мощный союзник, который бы не побоялся отстаивать свою точку зрения перед представителями иного континента.

,США и ЕС оказывают сегодня небывалое давление на Иран. И собираются ужесточать эти меры. «Учитывая отсутствие положительного ответа от иранцев на предложенные дипломатические меры, логично будет, если они начнут испытывать на себе дополнительное давление со стороны Запада», - заявил заместитель пресс-секретаря Госдепартамента США Том Кейси. Иран же ищет поддержку в России, которая, невзирая на угрозу военного вторжения, продолжила строительство мирных атомных объектов в этой стране.
- То, что Иран стал убежищем террористов, разрабатывает ядерное оружие и несет угрозу Европе и всему миру – это бред, - рассказал мне в личной беседе военный эксперт, специалист в области Ближнего Востока, полковник Владимир Бородин. – Иначе бы Россия просто не помогала им с программой мирного атома, я имею ввиду строительство АЭС. Зачем нам под боком новое ядерное государство?
По словам российских военных, США «давит» на Тегеран по иным соображениям, совершенно далеким от постулатов западной демократии. Иран на сегодня обладает 16 % мировых запасов природного газа и около 10 % от мировых запасов нефти. Эта страна являлась четвёртым экспортёром нефти в мире, а также крупнейшим поставщиком нефти в Китай. Контроль над этими ресурсами мог бы здорово помочь экономикам Европы и Соединенных Штатов.
На примере Ирака мировое сообщество давно убедилось, что любое обвинение конкретного государства в терроризме – это блеф, за которым стоит желание получить контроль над энергоресурсами.
По мнению военных экспертов, планы нападения США на Иран были не осуществлены только потому, что любой конфликт в этом государстве может привести к закрытию Ормузского пролива – водного пути, отделяющего Иран от Аравийского полуострова, по которому отправляется около 40 процентов всей мировой нефти. Как только эта проблема будет решена (военным или политическим путем), Иран ожидает судьба Ирака. Правда, за это время, Иран более качественней подготовился к возможной интервенции, и будет очень упорно защищать свои нефть и газ.

,В надежде на реализацию проекта, Иран идет на встречу российским компаниям. Министр нефти Ирана Голямхоссейн Нозари заявил, что Тегеран в течение трех летних месяцев рассчитывает подписать с Россией соглашение по освоению российскими компаниями нефтяных и газовых месторождений в Иране. Ранее глава ОАО «Газпром нефть» Александр Дюков сообщил журналистам, что компания намерена в течение полутора месяцев принять решение об участии в разработке нефтяного месторождения «Северный Азадеган» в Иране. В случае участия «Газпром нефти» в проекте по разработке месторождения в Иране компания рассчитывает забирать себе до 60% добываемой нефти. Есть мнение, что это слишком большой процент. Однако не стоит забывать, что Иран вообще с трудом допускает иностранные компании к своим месторождениям. И под куда большие проценты…
К тому же, даже по минимальным оценкам, российские компании в накладе не останутся. При ценах на нефть в 130 долл. российские компании смогли бы зарабатывать до 28—33 долл. с барреля добычи, если учитывать затраты на инвестиции, то чуть меньше, но все же этот уровень будет обеспечивать хорошую рентабельность. Конечно, покупка новых активов в нефтегазовых регионах России выглядит куда привлекательнее, но жить одним днем и вне политической конъектуры страны, национальные российские компании не имеют сегодня права.
Эксперты опасаются, что если вопрос о реализации проекта российская сторона затянет, то Иран обратится к Китаю, который также способен говорить с США на равных. Но, последние события, говорят о возможности конструктивного и позитивного диалога России и Ирана. Так, Россия, Азербайджан и Иран договорились о строительстве к 2012 году новой железнодорожной линии Казвин – Решт – Астара, которая станет ключевым элементом международного транспортного коридора «Север – Юг». Этот проект снимает все проблемы для начала строительства участка, который соединит железнодорожным сообщением Китай и Индию с Европой через территории Ирана, Азербайджана и России.
В лучшую сторону изменились вопросы сотовой связи.
Осуществляется ряд других проектов. Все это говорит только об одном – Россия собирается помочь Ирану в реализации нефтегазовых проектов. Разумеется, не безвозмездно…

Автор:

Источник : Журнал Neftegaz.RU