Миллиарды тонн пути | Neftegaz.RU
...

Миллиарды тонн пути

22 февраля на одном из интернет-сайтов администрации Ханты-Мансийского автономного округа - Югры на виртуальном счетчике добычи нефти на промыслах ХМАО лишь на мгновение цифры выстроились на экране в юбилейную единицу с десятью нулями - 10 млрд тонн нефти. Потому как регион останется основным российским источников углеводородов в течение еще нескольких десятилетий.

Миллиарды тонн пути

22 февраля на одном из интернет-сайтов администрации Ханты-Мансийского автономного округа - Югры на виртуальном счетчике добычи нефти на промыслах ХМАО лишь на мгновение цифры выстроились на экране в юбилейную единицу с десятью нулями - 10 млрд тонн нефти. Потому как регион останется основным российским источников углеводородов в течение еще нескольких десятилетий.


В поисках нефтяной струи


В тот день поздравления в адрес жителей Югры начались с телеграммы Дмитрия Медведева. Затем последовали поздравления губернатора Ханты-Мансийского автономного округа Натальи Комаровой и представителей практически всех нефтяных компаний, работающих в округе. Своим землякам Наталья Комарова в достаточно ярких красках изобразила будущее региона. Заявив, что автономный округ по своим потенциальным ресурсам, возможностям добычи и достаточно развитой производственной инфраструктуре есть и останется в ближайшие десятилетия основной ресурсной базой углеводородного сырья в России.


Сегодня, когда в Ханты-Мансийском автономном округе добывается более половины российской нефти и около 7% - мировой, трудно представить, что все складывалось здесь очень непросто. Буровая разведка началась в 1940-х годах прошлого века. Долгое время советские геологоразведчики бурили опорные скважины на территории округа практически впустую, результаты не оправдывали себя. Некоторые специалисты, участвующие тогда в разведочном бурении в этом регионе, были разочарованы первыми результатами и высказывались даже за то, чтобы свернуть проект дальнейшей разведки Югорских нефтяных месторождений.


В 1953 году произошло событие, из которого стало ясно, что нефтяники не ошиблись: недалеко от деревни Березово из разведочной скважины в небо ударил мощный нефтегазовый фонтан - это и стало началом нефтяной эры на югорской земле. Первой промышленной нефтью принято считать добычу на скважине Мульмьинской площади в 1960 году, хотя суточный объем добываемой на ней нефти был сравнительно небольшим - всего 10-12 тонн. Два месяца спустя нефтяники вышли на совершенно другой горизонт: суточный дебит скважины на Шаимском месторождении достиг 350 тонн нефти. Геологоразведчики шли дальше. Еще через год, в 1961-м, были открыты Мегионское и Усть-Балыкское месторождения. Еще через четыре года, в мае 1964-го, забил первый фонтан из скважины Самотлорского месторождения - уникального по своим запасам и одного из крупнейших в мире. В тот же год были открыты еще два крупных месторождения - Мамонтовское и Аганское. К концу 1965 года на месторождениях Югры было добыто более 1,5 млн тонн нефти и 6 млрд куб. м газа. Через год этот показатель был удвоен.


С начала добычи нефть с месторождений округа приходилось отправлять на перерабатывающие заводы баржами. Но в 1965 году заработал первый магистральный нефтепровод Шаим-Тюмень, а спустя два года - головной участок нефтепровода Усть-Балык-Омск. Ежегодно на переработку тогда уходило 200 тыс. тонн нефти.


Масштабность месторождений ХМАО показательна в сравнениях. Первый миллиард тонн нефти нефтяники добыли всего через 18 лет после начала промысла, в 1978 году. Для сравнения: если миллиардную тонну нефти в Башкирии получили в 1980 году, через 48 лет после начала нефтепромысла, то в ХМАО в 1981 году была добыта уже двухмиллиардная тонна нефти.

После спада нефтедобычи, пик которого пришелся на конец 1980-х годов, нефтяники Ханты-Мансийского округа продолжали наращивать мощность добычи: в 2004 году была добыта восьмимиллиардная тонна, в 2008-м пройдена отметка в 9 млрд тонн. По расчетам аналитиков, 14-миллиардную тонну нефти Югра добудет к 2030 году.


Сырьевые будни


Сегодня ХМАО занимает первое место в РФ по объему добычи нефти. В 2011 году на долю Югры пришлось 51,3% общероссийской добычи углеводородного сырья. Вся добытая нефть - уже более 10 млрд тонн - составляет только третью часть того, что еще предстоит добыть здесь. А общие запасы нефти в недрах региона могут достигать 100 млрд тонн, из которых сегодняшние технологии позволяют добыть около 25 млрд тонн. По мнению губернатора г-жи Комаровой, "развитие новых технологий и фундаментальные исследования в области нефтедобычи и геологоразведки могут на порядок увеличить эту цифру".


Поэтому неудивительно, что сегодня на месторождениях Югры работает 119 предприятий-недропользователей, крупнейшие из которых "Роснефть", "Сургутнефтегаз", ЛУКОЙЛ, ТНК-ВР, "Славнефть", "Русснефть", "Газпром нефть", "Салым Петролеум Девелопмент", "Томскнефть", "Башнефть". Объем добычи нефти этими компаниями в 2011 году составил 99,3% от общей добычи по округу.


За весь период промышленной нефтедобычи в округе открыто более 466 нефтяных и газоносных месторождений. Работы ведутся на 492 лицензионных участках, из которых 144 - поисковые. Только в прошлом году было введено в разработку восемь новых месторождений нефти. В 2011 году в Югре было пробурено почти 4 тыс. новых эксплуатационных скважин и 90 - поисково-разведочных.


Добыча нефти сегодня ведется на 239 месторождениях, крупнейшим из которых является Самотлорское, разрабатываемое компанией "ТНК-ВР Менеджмент". На нем добывается более 26% всего объема нефти в округе. Только на Самотлоре начиная с 1965 года было добыто около 3 млрд тонн нефти. В 1980 году одно это гигантское месторождение обеспечивало 53% добычи нефти по ХМАО и 31% общероссийской добычи.


Как считают ученые из Всероссийского научно-исследовательского геологического института и Всероссийского нефтяного научно-исследовательского геологоразведочного института, потенциал Югры еще далеко не исчерпан: примерно половина неоткрытой нефти в России находится на территории Западно-Сибирской провинции. Это дает ученым повод полагать, что время открытий и ввода новых месторождений на этой территории продлится еще несколько десятилетий. По их оценкам, к 2030 году будет введено в разработку более 130 новых месторождений.


Впрочем, текущих проблем в нефтегазовом комплексе сегодня в ХМАО хватает. Общая добыча нефти в России сокращается уже на протяжении нескольких лет, и ХМАО не является исключением. По данным Тюменьстата, в июне добыча нефти в ХМАО составила 21,2 млн тонн, что ниже, чем в мае, на 3%, и ниже, чем в июне 2011 года, на 1,9%. Похожие тенденции наблюдаются на Ямале и в Тюменской области. Добыча газа в Ханты-Мансийском автономном округе составила в июне чуть более 2,5 млрд куб. м - на 6% ниже, чем в мае.


"То забвение геологии, которое произошло в последние 20 лет, показывает реальные результаты сегодня. Мы в Сургутском районе ощущаем двухпроцентное падение объема нефти. На многие годы этих объемов нефти хватит, но они будут падать. Это неизбежно",- прокомментировал ситуацию глава Сургутского района Дмитрий Макущенко. Губернатор Югры Наталья Комарова также признает, что почти две трети нефтяных месторождений округа уже прошли пиковый уровень добычи.


Легендарные запасы


Неудовлетворительная ситуация с приростом запасов сложилась уже достаточно давно и в последние годы только продолжает ухудшаться. Сегодня основной объем добычи углеводородного сырья приходится на месторождения, открытые 20-25 лет назад и раньше. Ученые считают, что на территории ХМАО должны быть еще неоткрытые месторождения, но здесь уместно вспомнить о том, что состояние геологоразведки в современной России давно оставляет желать лучшего. Здесь надо понимать, что время открытий простых месторождений нефти и газа в России закончилось. Для обнаружения новых запасов нефтегазовым компаниям, работающим в России, требуются более совершенные технологии и большее финансирование. Сегодняшняя обеспеченность запасами в значительной степени обеспечена результатами работы геологоразведки СССР, которая в те времена была системообразующей отраслью. В советское время изучение залежей полезных ископаемых велось на государственные деньги и этих денег хватало. Конечно, в последние годы Советского Союза стало ясно, что советская геологоразведка, лишенная контактов с мировой наукой, значительно отстала в плане технологий. Но к этому времени крупнейшие месторождения Западной Сибири и Ямала уже были открыты.


Позже были открыты и другие месторождения, но по своим запасам они не могли сравниться с такими гигантами, как Самотлор, Уренгой, Медвежье и т. д. Для сравнения: сейчас средняя величина запасов открываемых месторождений составляет около 1 млн тонн нефти. В начале 1970-х годов в Западной Сибири этот показатель составлял 77 млн тонн, а в среднем по РСФСР - 30 млн тонн.


Другими словами, сливки уже сняты. Сегодня государство перекладывает большую часть геологических работ на нефтяные компании, но проблема заключается в том, что цикл геологоразведочных проектов - от начала разведки до промышленной эксплуатации - достаточно длинный: до десяти и более лет. В России же инвестировать в долгосрочные геологические проекты в условиях нестабильного инвестиционного климата мало кто решается. Часто компании проводят геологические работы преимущественно в уже освоенных районах, чтобы поддержать существующий уровень добычи, либо занимаются геологоразведкой лишь формально, чтобы минимизировать риски изъятия лицензии на тот или иной участок.


Говоря об открытых, но еще не введенных в работу месторождениях, стоит учитывать, что они, как правило, находятся в районах, где отсутствует производственная инфраструктура, что, в свою очередь, требует от недропользователей больших вложений. Поэтому большая часть компаний все-таки пока работает со старыми месторождениями. Однако их интенсивность снижается. Поэтому вряд ли стоит уповать на давно работающие месторождения: возможности для дальнейшего форсирования дебита на них, как утверждают эксперты, сегодня минимальны. Например, если взять уникальное Самотлорское месторождение, то по основным эксплуатационным объектам его обводненность достигает 90-95%. То есть, несмотря на прогнозируемые на этом месторождении объемы запасов, понятно, что себестоимость добычи на нем будет расти. По этим причинам, в частности, многие скважины признаются компаниями нерентабельными и продолжают пополнять бездействующий фонд. Самый высокий процент бездействующих скважин характерен для старых месторождений Западной Сибири - Мамонтовского, Усть-Балыкского, Южного Сургута и других.


Так, например, на Самотлорском месторождении из пробуренных примерно 15 тыс. скважин на сегодня используется менее трети. Всего по Западной Сибири по этой причине уже выведено из эксплуатации более 30 тыс. скважин. По отдельным месторождениям Западной Сибири фонд бездействующих скважин достигает 40-60%. То есть все большее число российских запасов пополняет категорию трудноизвлекаемых, доля которых, по мнению экспертов, сегодня достигает уже 70% и продолжает расти. При этом доля "легкой" нефти, соответственно, уменьшается.


Картина с выработанными месторождениями характерна не только для России. Во всем мире считается, что сегодня разведка и ввод в разработку новых крупных месторождений даже при самом оптимистичном сценарии не смогут поспеть за динамикой добычи. Поэтому в международной практике роль воспроизводства сырьевой базы нефтедобычи за счет внедрения современных методов увеличения нефтеотдачи (тепловых, газовых, химических, микробиологических) на базе инновационных техники и технологий быстро растет и становится все более приоритетной.


Что касается России, то в течение многих лет в нефтяной отрасли преобладала политика интенсификации добычи нефти за счет выборочной отработки активных запасов. Государственной же системы управления рациональной разработкой месторождений создано не было. Сегодняшнее состояние российской сырьевой базы показывает, что решить проблему ее воспроизводства только за счет открытия новых месторождений в труднодоступных регионах и ввода их в разработку невозможно. Для сравнения: благодаря инновационному развитию нефтедобычи мировые доказанные извлекаемые запасы за последние несколько лет увеличились в 1,4 раза, то есть примерно на 65 млрд тонн, а проектная нефтеотдача - до 50%, что в 1,6 раза больше, чем в России. Такое значительное увеличение нефтеотдачи оказалось возможным, несмотря на существенное ухудшение структуры запасов, то есть увеличение доли трудноизвлекаемых и нетрадиционных ресурсов. Поэтому в дальнейшем ведущая роль в эффективном развитии мировой нефтедобычи будет принадлежать тем нефтяным компаниям, которые владеют не столько обеспеченной сырьевой базой, сколько современными инновационными технологиями, применение которых позволит достигать максимально возможной степени нефтеотдачи.



Инновационная нефть


При разработке планов развития прежде всего, конечно, берется в расчет потенциал уже открытых месторождений. Например, по оценкам специалистов, до 2099 года на Самотлоре возможно добыть еще около 1 млрд тонн нефти.


Что касается трудноизвлекаемой нефти, то в утвержденной генеральной схеме развития нефтяной отрасли России до 2020 года пласты Баженовской свиты, расположенные в традиционных регионах нефтедобычи с развитой инфраструктурой, определены как один из приоритетов инновационного развития нефтегазового комплекса России. Нефтесодержащие отложения Баженовской свиты, залегающие в центральной части Западной Сибири более чем на 1 млн кв. км, являются наиболее проблемными для извлечения, но тем не менее вызывают огромный интерес из-за гигантских ресурсов углеводородов. "Мы закрепили курс на освоение Баженовской свиты как источника стабилизации нефтедобычи в Югре. Это решение уже получило понимание и поддержку на уровне российского правительства: Владимир Путин дал соответствующее поручение, и сегодня как раз проводится согласование предложений по специальному налоговому режиму для тяжелых нефтей, к которым в том числе относится и наш проект освоения залежей Баженовской свиты",- заявляет губернатор Наталья Комарова.


Во-вторых, окружные власти надеются на значительное увеличение финансирования геологоразведки. По словам губернатора, в 2012 году на разведку новых нефтяных месторождений в ХМАО планируется выделить 30 млрд руб., что в разы превосходит показатели предыдущих лет. Из этих денег около 18 млрд руб. будет выделено на поисковое бурение, а более 8 млрд руб.- на сейсморазведку. За счет геологоразведочных работ извлекаемые запасы промышленной категории нефти, как ожидается, могут быть увеличены на 230 млн тонн.


В-третьих, как полагает глава региона, в пользу Югры должна сработать и наметившаяся тенденция смещения фискальных акцентов с НДПИ на другой налог - налог на прибыль, который в основном будет оставаться в распоряжении территории, что крайне выгодно автономному округу.


То есть две важнейшие задачи - более эффективное развитие геологоразведки и повышение эффективности работы с трудноизвлекаемыми запасами, если не напрямую, то в значительной мере зависимы от системы налогообложения нефтедобычи. Неслучайно губернатор Наталья Комарова надеется на налоговые новации в нефтяной отрасли.


Например, богатые залежи Баженовской свиты, несомненно, представляют огромный интерес для мировой нефтяной индустрии. Разработка этого гигантского месторождения могла бы открыть второе дыхание у процесса российской нефтедобычи. Тем не менее в настоящее время нет полной ясности в отношении эффективности методов добычи из этих пластов. То есть разрабатывать запасы Баженовской свиты, как, впрочем, и ряда других месторождений с трудноизвлекаемыми запасами, традиционными методами добычи экономически неэффективно. Здесь требуется применения других, более современных технологий извлечения нефти, что, соответственно, увеличивает себестоимость добычи. По некоторым оценкам нефтяных компаний, применение инновационных методов увеличения нефтеотдачи может увеличивать себестоимость добытого барреля нефти до $40 (в зависимости от условий конкретного месторождения). Добыча нефти с использованием таких методов может стать выгодной при цене на нефть выше $100 за баррель. Увеличение коэффициента нефтеотдачи с помощью инновационных технологий выгодно и для государства, и для компании. Однако широкое применение новейших технологических решений в нефтедобыче сегодня в России при действующей системе налогообложения, когда налоговая нагрузка нефтяных компаний достигает 72-76%, экономически неэффективно.


Некоторые изменения в системе налогообложения нефтяной отрасли были введены осенью прошлого года. В частности, вступил в действие налоговый режим "60-66", с оптимизмом встреченный нефтяниками. По замыслу чиновников этот режим, снижая ставку экспортной пошлины на нефть, должен среди прочего в некоторой степени стимулировать применение новейших технологий в добыче.


Поэтому надежды и властей ХМАО, и нефтяников на дальнейшее изменение налогового законодательства вполне понятны и обоснованны. В частности, они надеются на дальнейшее снижения экспортной пошлины на нефть хотя бы до 55% и введение налога на прибыль, что в принципе должно больше стимулировать компании увеличивать инвестиции в разработку и внедрение современных методов добычи нефти.

В этом случае, как считают специалисты, у Ханты-Мансийского АО гораздо больше шансов сохранить свои лидирующие позиции по добыче углеводородов в течение нескольких десятилетий, о чем так уверенно заявляет губернатор Наталья Комарова. Или еще дольше.


ПОДПИСЬ


По расчетам, 14-миллиардную тонну нефтяники Югры добудут к 2030 году. А общие запасы нефти в недрах региона достигают 100 млрд тонн, из которых сегодняшние технологии позволяют добыть около четверти


Легендарное Шаимское месторождение, одно из тех, с которых в 1960 году началась промышленная разработка западносибирской нефти. Через 52 года непрерывной добычи счет идет уже не на десятки и сотни, а сотни тысяч, миллионы и миллиарды тонн нефти

Автор: Ъ

Источник : Neftegaz.RU