USD 68.3413

-0.64

EUR 76.6243

-0.15

BRENT 39.22

+0.01

AИ-92 42.27

+0.03

AИ-95 45.97

-0.07

AИ-98 52.54

+0.03

ДТ 47.32

+0.01

5 мин
438

Интервью Алексея Миллера газете Süddeutsche Zeitung (Германия)

«Наш газ по-прежнему слишком выгодный» А.Миллер о власти сырьевых товаров, опасениях заката евро и наступлении на Германию.

Интервью Алексея Миллера газете Süddeutsche Zeitung (Германия)

А.Миллер о власти сырьевых товаров, опасениях заката евро и наступлении на Германию.


В Европе нарастает долговой кризис. Вам не кажется, что на том конце трубы ваши клиенты теряют уверенность в завтрашнем дне?
Антикризисные меры, уже принятые в Европе, являются, безусловно, шагом в правильном направлении.

Но достаточны ли они? Важно избежать рецессии: она стала бы еще большим бременем для бюджетов европейских государств и сильно усложнила бы ситуацию.

Пока мы не услышали четкого ответа, как именно будут решены проблемы еврозоны.

Нам очень не хотелось бы, чтобы наступивший 2012 год пустил еврозону ко дну, как «Коста Конкордию».

Не особенно приятное сравнение. Москва опасается катастрофы?
В любом случае мы высоко оцениваем существующие риски, и считаем, что углубление кризиса в еврозоне является более опасным, чем кризис конца 2008-2009 годов.

Глобальные концерны, такие как General Electric, теряют терпение в Европе и рассерженно отворачиваются. «Газпром» тоже придержит свои инвестиции?
Мы ведем себя осторожно, и в вопросах инвестиций - тоже.

В целом мы приняли очень консервативную инвестиционную программу на 2012 год.

И мы также надеемся, что в Брюсселе будет разработано долгосрочное решение, гарантирующее стабильность европейской экономики и привлекательный инвестиционный климат.

Но в том, что касается энергетического рынка, у нас есть определенные сомнения.

Что вы имеете в виду?
Европе в ближайшие годы потребуются крупные инвестиции в энергетическую инфраструктуру, в том числе и от международных инвесторов.

Из-за финансового кризиса сделать такие вложения будет непросто.

«Газпром» заявил о готовности сотрудничать в этой сфере.

Однако, если посмотреть на предложения Европейской Комиссии по внутреннему рынку внимательнее, станет понятно, что речь идет скорее об ограничении, чем об открытости.

Складывается впечатление, что Еврокомиссия рассматривает регулирование как рычаг давления на страны-экспортеры энергоресурсов, такие, как Россия.

Но любое действие рождает противодействие.

И мы уже слышим предложения некоторых экспертов в таком случае подумать о симметричных мерах.

Звучит как угроза. Вы планируете предпринять юридические меры против Брюсселя?
Это как минимум следовало бы подробно изучить.

Европейский Союз (ЕС) планирует обязать крупных поставщиков, таких как «Газпром», отказаться от монопольной эксплуатации инфраструктуры поставок и предоставить конкурентам доступ к газопроводам - это должно привести к либерализации рынка. Воспримет ли «Газпром» как должное такое вмешательство в свою собственность?
Скажу открыто: без газопровода газовое месторождение никому не нужно. Попытка рассматривать одно в отрыве от другого имеет мало общего с реальностью газового рынка и в итоге препятствует инвестициям, так необходимым для обеспечения энергобезопасности Европы. Иначе усилиями Еврокомиссии, в перспективе, ЕС может остаться как без газа, так и без инфраструктуры для его доставки на европейский рынок.

И в Германии энергетическая власть «Газпрома» имеет пределы. Канцлер Ангела Меркель отвергла инициативу министра энергетики России Сергея Шматко об «углубленном партнерстве в сфере энергетики». Вы разочарованы?
Политический диалог, несомненно, полезен, если речь идет о такой важной теме как энергетическая безопасность. Таким крупным проектам как «Северный поток»...

... недавно открытый магистральный газопровод через Балтику...
... необходима политическая поддержка. При этом мы не ждем решения политиков, а уже сейчас ведем с нашими немецкими партнерами диалог о том, как мы вместе сможем улучшить энергоснабжение.

Если вам дадут такую возможность - премьер-министр России Владимир Путин неоднократно критиковал замкнутость Германии в отношении российских инвестиций - потребуется ли вам больше свободы для выхода на немецкий рынок?
Мы против политизации газового рынка.

Но нам кажется, что постепенно ситуация улучшается.

Переговоры с RWE о совместном предприятии закончились ничем. Вместо этого вы приходите на региональный рынок конечных потребителей. Вы приобрели недавно энергетическое подразделение небольшой гессенской фирмы Envacom Service GmbH и планируете сотрудничество с муниципальными хозяйствами. Это прорыв?
Для клиентов в Германии - да. Для них эта сделка выгодна, поскольку она оживит конкуренцию.

Появление нашей компании на новых сегментах рынка делает его более конкурентным.

Что все-таки «Газпром» планирует предпринять в Германии в ближайшие годы?
Мы в состоянии осуществлять масштабные капиталовложения, поскольку владение газовыми месторождениями обеспечивает нам стабильный источник дохода.

Германия - весьма ликвидный рынок, а потому он интересен нам в принципе.

Мы всегда стремились вести себя там более активно.

Мы хотели бы не только поставлять газ, но и войти в сегмент электрогенерации.

Готовность инвестировать в электрогенерирующие мощности у «Газпрома» чрезвычайно высока.

Многие немецкие концерны махнули рукой на строительство новых электростанций и считают эти инвестиции нерентабельными. Многие нуждаются в субсидировании. И «Газпрому» тоже понадобились бы субсидии?
Нет.

Нам нужны здесь не еще большие субсидии, а достаточное мужество, чтобы вернуться к рыночным принципам работы.

Газовые электростанции в Германии из-за бума производства энергии с помощью солнца и ветра в будущем будут простаивать все дольше и не приносить в это время никакой прибыли. Вас это ведь тоже коснется?
Возможно, но призывать на помощь государство - это не решение.

Германским поставщикам энергии из-за отказа от атомной энергетики уже пришлось смириться с крупными потерями, и я понимаю тех, кто после подобного пересмотра энергетической стратегии надеется на соответствующую поддержку со стороны государства.

Но мы за отказ от субсидирования.

В последние годы европейский энергетический ландшафт превратился в некие джунгли из субсидий, которые не имеют уже ничего общего с экономической логикой.

Вероятно, налогоплательщикам было бы интересно узнать, какие суммы туда перемещаются и какие затраты там скрываются.

Ваши отношения с такими крупными немецкими клиентами как E.ON считаются довольно напряженным из-за спора о якобы завышенных ценах на газ. Они утверждают, что «Газпром», благодаря своей рыночной власти, требует завышенных цен.
Обобщенные утверждения, что «газ слишком дорог», неверны.

Верно то, что со многими компаниями мы ведем переговоры о структуре цен.

Но для изменения цен должны быть серьезные объективные причины, радикальные изменения на рынках, куда поставляется этот газ.

Вы считаете, что такого радикального изменения не произошло?
Нет.

Цена газа, определяемая через «корзину» нефтепродуктов, выросла за последние 10 лет, как и цена большинства других сырьевых товаров.

Наш газ вовсе не является слишком дорогим, наоборот.

Он слишком выгоден.

Но глобальный газовый рынок существенно изменился. Благодаря новым технологиям добычи и транспортировки газ неожиданно стал доступен в избытке. Цена ведь должна упасть.
Вряд ли.

В ближайшие 20 лет природный газ будет наиболее востребованным энергоносителем.

Развивающиеся страны и развитые государства Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества готовы покупать любое имеющееся на рынке количество газа

.

В США и Европе все чаще пытаются добывать газ. Ваши конкуренты становятся все более самостоятельными. Не теряет ли Россия своего преимущества?
Россия уверенно занимает первое место в мире по добыче газа.

И, на наш взгляд, в этой позиции мало что изменится.

Так называемая революция сланцевого газа - это американский «Голливуд».

Наши прогнозы выглядят по-другому.

Так, потребление газа в Европе будет продолжать расти, тогда как собственное производство существенно упадет.

Для меня ясно: у рынка газа большое будущее.

Источник : Neftegaz.RU






Система Orphus