USD 74.4275

+0.64

EUR 88.9334

-0.01

BRENT 69.54

-0.03

AИ-92 44.5

+0.03

AИ-95 48.36

+0.02

AИ-98 53.73

-0.01

ДТ 48.86

+0.02

335

Мы ожидаем, что будет официально признано право Ирана на ядерные технологии, включая обогащения урана, и это право должны уважать - Саид Джалили

Секретарь Высшего совета национальной безопасности Ирана Саид Джалили в эксклюзивном интервью телеканалу RT рассказал о целях будущего раунда переговоров по ядерной программе Ирана в Москве, а также прокомментировал сирийский конфликт и ирано-американские отношения .

Мы ожидаем, что будет официально признано право Ирана на ядерные технологии, включая обогащения урана, и это право должны уважать - Саид Джалили

Секретарь Высшего совета национальной безопасности Ирана Саид Джалили в эксклюзивном интервью телеканалу RT рассказал о целях будущего раунда переговоров по ядерной программе Ирана в Москве, а также прокомментировал сирийский конфликт и ирано-американские отношения .


RT : Впереди новый раунд переговоров в Москве по иранской ядерной программе. Прежние многочисленные встречи не были плодотворными. От этих переговоров тоже не ждут прорыва. Как Вы думаете, что нужно сделать, чтобы этот раунд все-таки стал успешным?

Саид Джалили: Мы всегда заявляли, что руководствуемся четкой логикой. Мы приветствуем диалог. Мы всегда откровенно говорили, что готовы в рамках определенной стратегии переговоров продолжать сотрудничество и обсуждение наших вопросов с различными странами по целому спектру вопросов, включая сотрудничество в ядерной сфере. Если они вступят в переговоры, применяя такой же подход, то в таком случае можно нарисовать хорошую перспективу таких переговоров. В Стамбуле мы изложили такую же позицию, точно с такой же позиции мы выступали в Багдаде. Необходимая предпосылка придания позитивного взгляда предстоящим переговорам заключается в том, что нужно уважать то, о чем мы договорились в Стамбуле и в Багдаде. Если мы увидим уважительный подход к переговорам, то в таком случае мы сможем смотреть на предстоящие переговоры с позитивной точки зрения.


RT : Какие основные камни преткновения мешают переговорному процессу в настоящий момент?

С.Д.: Я думаю, что важнейший предмет обсуждения заключается в том, что на переговорах в Багдаде мы выдвинули целый ряд предложений. Мы сформулировали пять главных направлений. Четыре направления - это обсуждение ядерных вопросов, а пятое направление - это вопросы, не относящиеся к ядерной сфере. Одно предложение было выдвинуто с их стороны. Я полагаю, что главным фактором, который может продвинуть переговоры вперед, являются два основных вопроса. Один основной вопрос, поставленный нами, заключается в том, что мы решительные противники оружия массового уничтожения. Исламская Республика Иран располагает хорошими возможностями для того, чтобы сегодня сотрудничать в сфере разоружения и борьбы с распространением ядерного оружия, и эти возможност
и сотрудничества в области разоружения и нераспространения должны быть задействованы. Мы ожидаем, что будет официально признано право Ирана на ядерные технологии, включая обогащение урана, и это право должны уважать. Это те вопросы, которые ясно изложены в Договоре о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Я думаю, что это наполнение может продвинуть переговоры вперед.


RT : Вы говорите о важности диалога, но переговоры по данной тематике продолжаются уже многие годы, и некоторые, кажется, уже воспринимают отсутствие решения по ядерной проблеме как данность. Чувствуете ли Вы, что в этот раз у обеих сторон есть искреннее желание найти решение или же это переговоры ради переговоров?

С.Д.: Один из важнейших вопросов заключается в том, что переговоры не должны вестись исключительно ради самих переговоров. Переговоры не должны вестись только для того, чтобы терять время. Переговоры должны идти в таком русле, чтобы мы за каждый день переговоров имели бы определенное продвижение вперед в сфере сотрудничества, которое мы хотим осуществлять в различных областях. Переговоры - это двустороннее дело. Когда обсуждаются вопросы сотрудничества, то в таком случае стороны должны обязательно чувствовать, что на переговорах предпринимаются серьезные и новые шаги для достижения результата. Один из моментов, на которых мы акцентируем внимание, - это то, о чем мы говорили в Багдаде: если мы хотим, чтобы очередные переговоры стали успешными, то в промежутке между переговорами должны встречаться заместители и эксперты, формулировать и вырабатывать практические меры по тем вопросам, которые мы намерены обсудить на очередном раунде переговоров. Мы заявили о такой своей готовности уже на следующий же день после переговоров в Багдаде. Я сожалею, но сегодня со дня тех переговоров прошло уже больше двух недель, а противоположная сторона еще не объявила о своей готовности провести переговоры экспертов, о готовности организовать встречу заместителей, чтобы подготовиться к Москве, подготовить повестку дня переговоров. Это зависит от них. Мы заявили о своей готовности на следующий же день, мой заместитель еще раз написал письмо, я сам написал письмо, и мы заявили о своей всесторонней готовности сделать все, чтобы переговоры были успешными. Если они не будут к этому готовы должным образом, то ответственность будет за ними.


RT : Многие израильские официальные лица открыто обсуждают возможность нанесения военного удара по объектам атомной промышленности Ирана. На сегодня вопрос лишь во времени этой операции - до или после президентских выборов в США. Как Вы думаете, если Израиль все-таки решится на удар, нужно ли ему будет спрашивать разрешения у США?

С.Д.: По этому вопросу должен сказать, что Исламская Республика Иран уже многие годы занимается этой проблемой. Это проблема захватнического и агрессивного существа, а также незаконности сионистского режима. Эти разговоры, как мне кажется, хорошо демонстрируют эту сущность. Эти разговоры показывают, как определенный режим добивается своих целей путем захватов, агрессии, духа милитаризма, и в каждом случае считает для себя дозволенным, руководствуясь своими агрессивными, захватническими, милитаристскими устремлениями, высказываться со своих позиций и с этих позиций угрожать миру. Вместе с тем, этот режим сегодня как никогда слаб, а его позиции сильно ослабели и пошатнулись. Мы полагаем, что единственный вывод, который можно сделать из всех этих действий, - это то, что мир осознает милитаристскую, захватническую сущность этого режима, и то, что все дела этого режима незаконны. И, несмотря на это, этот режим стремится продолжать действовать на прежней ошибочной и незаконной основе. И это притом, что сегодня все знают, что имеет Исламская Республика Иран: это, во-первых, могучий потенциал, причем потенциал отечественный, национальный. Потенциал мирного использования ядерной энергии Исламской Республики Иран создан его молодежью, благодаря ее труду и ее научным разработкам. И этот потенциал не является тем, что может быть уничтожено какими-то материальными средствами или оружием. Это мирная деятельность, которая ведется под наблюдением МАГАТЭ и основана на национальных, отечественных возможностях страны. С другой стороны, всем известно, что сегодня сионистский режим находится в самом ослабленном состоянии, в самом слабом положении, тогда как Исламская Республика Иран имеет ту мощь, которая позволит ей защитить свои права.


RT : Р уководство Ирана поддерживает президента Асада в том, что он называет борьбой с террористическими организациями. Но сейчас многие, в том числе и в России, задаются вопросом: не стоит ли Асаду уйти по собственной инициативе, но не в знак поражения, а как бы жертвуя собственной политической карьерой, чтобы избежать новых смертей.

С.Д.: Еще один вопрос, который мы выдвинули на переговорах и в Стамбуле, и в Багдаде, - это то, что мы готовы обсуждать региональные проблемы. В их числе - проблемы Бахрейна, Сирии, а также другие аналогичные вопросы. Мы полагаем, что решение этих вопросов возможно совершенно определенным образом: для этого нужно уважать народ, демократию. Если все мировое сообщество искренне захочет обсуждать эти вопросы, то в таком случае можно найти для них очень хорошее решение. В отношении Сирии мы всегда это предлагали. В Сирии существует две т емы. Одна заключается в том, что в Сирии должны быть проведены реформы, чего хочет народ Сирии. Мы уважаем это желание и заявляем, что решение по этому вопросу должно быть найдено внутри Сирии и самим народом Сирии. Люди извне не способны сделать что-либо в этом направлении своими неправильными действиями, путем поставок оружия, путем усиления террористов и т.п. Такие действия никогда не будут осуществляться в интересах народа Сирии. Нужно позволить народу Сирии самому принять решение, какие реформы требуются стране. Но нельзя допускать, чтобы кто-то поставлял в Сирию оружие, поддерживал террористов и т.п., поскольку результатом этого станет только убийств о ни в чем не повинных людей и кровопролитие. Этот путь никогда не приведет к успеху.


RT : За последнее десятилетие мы стали свидетелями реализации нескольких сценариев свержения режимов в арабском мире. Предположение о наличии оружия массового уничтожения было использовано для вторжения в Ирак, угнетение демократических устремлений ливийского народа послужило поводом для операции НАТО против Каддафи. Сейчас нечто подобное происходит и вокруг Сирии. Обеспокоены ли Вы тем, что схожие сценарии или некий новый гибридный вариант могут быть реализованы по отношению к Ирану?

С.Д.: Это то, что мы всегда говорили: демократия никогда не возникает насильственно, при помощи насилия, военного вторжения и оккупации. Те, кто совершил такое, и сами затем признали, что преследовали другие цели. В любом случае, этому имеется множество свидетельств. Те, кто под различными предлогами оккупировали Афганистан, затем сами признали, что они сами взращивали и поддерживали террористические группировки. Те, кто оккупировали Ирак под предлогом наличия там оружия массового уничтожения, затем сами признались, что сами были главными покровителями Саддама. Особенно, когда Саддам навязал Ирану восьмилетнюю войну, они сами признавали, что оказывали самую большую поддержку Саддаму. Никто из них не смог прийти и попытаться что-то сделать для установления демократии. А когда они приходили и оккупировали страны и становились причиной совершения многочисленных преступлений, они сами попадали в затруднительное положение, и сегодня им с трудом удается вытащить себя из трясины, в которую они сами себя загнали. Вы даже были свидетелями того, как в конце они сами обращались за помощью и просили Иран помочь им выбраться из этого болота. Поэтому они находятся в очень слабой позиции, и их логика весьма слаба. Сегодня мир не согласен с тем, что кто-то сможет принести демократию насильственно, при помощи оккупации, военного нападения и при помощи подобной логики, или захочет помогать народу какой-то страны, находясь в ее обществе, поскольку результатом этого становятся многочисленные жертвы. Помимо разговоров о логике, практика показывает, что они слабее, чем их рассуждения. Куда бы они не приходили, они сталкивались с серьезными проблемами. Между тем, сегодня Исламская Республика Иран в качестве успешной модели является примером народовластия и демократии для региона и мира, народовластия, которое сегодня превратилось в модель того, как люди могут самостоятельно участвовать в своей судьбе. Эта модель оказалась и удачной и успешной как для оказания сопротивления, так и для развития. Сегодня мир видит, что Исламская Республика Иран и сильна, и рациональна, и со своими практическими инициативами в различных областях: политической, культурной и экономической представляет собой успешный пример того, как одна страна может оказывать сопротивление, развиваться и защищать права своего народа.


RT : Многие американские эксперты любят повторять: «Дорога к Тегерану лежит через Дамаск». Они не скрывают своего желания сменить режим в Иране. Американцы проводят очень активную и решительную внешнюю политику в других странах региона. Можете ли Вы быть уверены, что США оставят Вас в покое?

С.Д.: Когда наш народ совершал революцию, Америка поддерживала шаха, Соединенные Штаты поддерживали диктатуру. США никогда не стояли на стороне нашего народа, однако наш народ смог навязать Америке свою волю. После победы революции, когда в Иране сформировались народовластие и демократический строй, продолжилась все та же история. Они поддерживали Саддама в войне против Ирана, но наш народ смог победить в войне, несмотря на то, что США использовали всю свою мощь для оказания поддержки Саддаму. То же самое и в других вопросах. Они сделали все, что смогли. Поддерживали террористов. Вы знаете, что американцы сегодня поддерживают террористов, которые убили в Иране многих должностных лиц и более 16 тысяч жителей страны. Американцы поддерживали террористов все эти годы. То же самое происходит и в остальных областях. Они сделали все, что смогли: экономические санкции, различного рода давление и т.д. В результате, то, что они сегодня признают и говорят, что мы не хотим менять строй в Иране, наш народ хорошо знает, несмотря на все, что им удалось совершить, они не могут этого сделать. Недавно одно официальное лицо заявило, что США сделали все, что смогли. Но им не удалось, так как они столкнулись с народом, со строем, основанным на народовластии и демократии. Сила строя коренится в поддержке народа. Именно так державы и оказываются недостаточно сильными для того, чтобы смочь противостоять народу, который изъявил волю иметь этот строй и демократическую власть. Когда они говорят, что мы не собираемся менять режим в Иране - это означает, что они не могут этого сделать. Они сделали все, что было в их силах. Я уже говорил во время других своих выступлений: то, в чем они должны сегодня признаться, это то, что стратегия давления и стратегия противостояния с нашим народом подошла к своему завершению, и они больше не имеют возможности проводить такую стратегию. Сегодня они должны откровенно признаться перед всем миром, что они 33 года использовали все, что имели, для противостояния со строем народовластия, с демократическим строем, и сегодня у них нет больше сил оказывать сопротивление такому строю. Они должны искренне признаться в этом, оказать уважение нашей нации и правам нашего народа и осознать, что тот ошибочный путь, которым они шли последние 33 года, является тупиковым, и следует идти по новому маршруту сотрудничества и уважения прав иранской нации.

Источник : Neftegaz.RU