USD 66.6082

+0.61

EUR 73.9484

+0.73

BRENT 59.56

-0.21

AИ-92 42.23

+0.04

AИ-95 45.97

+0.02

AИ-98 51.74

0

ДТ 45.89

+0.11

312

ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИЕ: какие проблемы стоят за ним в геологоразведочном сервисе

В статье рассмотрена вопросы организации импортозамещения в геологоразведочном секторе.

ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИЕ: какие проблемы стоят за ним в геологоразведочном сервисе ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИЕ: какие проблемы стоят за ним в геологоразведочном сервисе

В статье рассмотрена вопросы организации импортозамещения в геологоразведочном секторе. Обосновывается необходимость поддержки государства в виде заказана НИОКР. Авторы предлагают сконцентрировать основные усилия геологоразведочных работ на нефть и газ сконцентрировать на изучении и освоении мелководного шельфа, транзитной зоны «суша-море» и прилегающих районов суши арктического сектора России. Подчеркивается необходимость создания отечественного программного обеспечения на единой платформе, покрывающей базовый комплекс задач геологоразведочной деятельности.

«На сегодняшний день более 40% капиталовложений в стране приходится на долю топливно-энергетического комплекса. В 2014 г. в России было добыто 527 млн. тонн нефти. Это чуть меньше, чем Саудовская Аравия, и чуть больше, чем Соединённые Штаты. Объём добычи природного газа в России в 2014 году составил 578 милн м3. В условиях кризиса глобального энергетического сектора международные компании вынуждены сокращать инвестиции в сложные низкодоходные проекты, то есть в те проекты, реализация которых была возможна при более высоких ценах на углеводороды» (из доклада Президента РФ В.В. Путина на Заседании Комиссии по вопросам стратегии развития ТЭК и экологической безопасности 27 октября 2015 года, г. Москва).

В сообщении Министра природных ресурсов и экологии Российской Федерации С.Е. Донского на Заседании Президиума Совета при Президенте Российской Федерации по модернизации экономики и инновационному развитию России 17.04.2015 г. (г. Москва) было отмечено, что действующий фонд месторождений к 2030 году будет способен обеспечить добычу нефти в объеме не более 300 млн.т. Для поддержания добычи на уровне не менее 500 млн.т. необходимо приращение запасов на новых территориях суши, континентальном шельфе и вовлечение в разработку трудноизвлекаемых запасов. Следует добавить, что это приращение должно обладать конкурентной ценностью и осуществляться с применением современных отечественных технических средств и технологий.

Прописанное в Стратегии национальной безопасности РФ до 2020 г. «…проведение активной государственной антиинфляционной, валютной, курсовой, денежно-кредитной и налогово-бюджетной политики, ориентированной на импортозамещение и поддержку реального сектора экономики» (ст. 63 Указа Президента РФ от 12 мая 2009 г. № 537) с 2014 года в связи с ростом курса американского доллара, падением цен на нефть и введением антироссийских санкций приобрело острую значимость. Санкции затронули национальные экономические интересы страны и явились своеобразным мультипликатором для активизации действий по импортозамещению со стороны государственных органов власти. В Министерстве промышленности и торговли России создана Межведомственная рабочая группа (МРГ), основными членами которой стали представители Минпромторга России, Минэнерго России, Минкомсвязи России, Минприроды России, Минобрнауки России и других федеральных органов исполнительной власти, а также крупных предприятий различных форм собственности, вовлеченных в деятельность ТЭК (Приказ от 29 декабря 2014 года № 2784 с изменениями от 23 марта 2015 г. и № 531 и от 19 ноября 2015 г. № 3681). Утвержден план мероприятий по импортозамещению в отрасли нефтегазового машиностроения РФ (Приказ Минпромторга России от 31 марта 2015 г. № 645) и план импортозамещения программного обеспечения (Приказ Минкомсвязи России от 01 апреля 2015 г. № 96). Приказом Минпромторга России от 29.06.2015 г. № 1736 образована МРГ по снижению импорта оборудования, комплектующих и запасных частей, услуг (работ) иностранных компаний и использования иностранного программного обеспечения в области тяжелого машиностроения, распространяющегося на производство геологоразведочных работ на твердые полезные ископаемые (ТПИ). При научно-техническом совете Минпромторга России образованы экспертные группы на которые возложены обязанности по составлению и мониторингу перечней аппаратурно-технических средств, оборудования и программного обеспечения нуждающегося в импортозамещении, анализу и отбору поступающих предложений, подготовке рекомендаций по их реализации и выбору потенциальных исполнителей. 04 августа 2015 года принято решение о создании Правительственной комиссии по импортозамещению и утверждено положение о Комиссии (Постановление Правительства РФ № 785 и распоряжение Правительства РФ от 4 августа 2015 года № 1492-р).

В настоящее время не подвергается сомнению понимание, что в результате мероприятий по импортозамещению необходимо не просто заменить на внутреннем рынке иностранную продукцию на подобную или аналогичную произведенную в России, а создать конкурентоспособные на мировом рынке новые технико-технологические средства. Данная задача не выполнима без проведения научно-исследовательских и конструкторских работ (НИОКР) с глубоким изучением, анализом и проработкой имеющегося отечественного и зарубежного опыта. Запуск процесса импортозамещения без НИОКР даже при стимулировании внутреннего спроса и введении преференций и льгот, ориентированных более на выпуск разработанной продукции, представляется крайне затруднительным и маловероятным. Для этих целей необходимо определить источники финансирования. В определенной мере в финансовом обеспечении НИОКР принимают участие крупные нефтегазодобывающие и промышленные компании, но в силу их основного практического интереса - получения прибыли посредством добычи и реализации углеводородов - преобладающая часть средств направляется на реализацию технологических приоритетов. Кроме того, выделяемое ими финансирование НИОКР (например, ПАО «Газпром» в 2014 году на эти цели направило 10,82 млрд. руб. [1] а ПАО «Роснефть» в этом же периоде выделило 33,2 млрд. руб. [2]) даже при их суммировании в несколько раз остаются меньше, чем в одной компании Schlumberger (Шлюмберже). Не требует дополнительных доказательств необходимость финансовой поддержки со стороны государства в виде государственного заказа на НИОКР по приоритетным и критическим направлениям, к которым относится создание отечественных аппаратурных средств, оборудования и программного обеспечения (ПО).

Импортозависимость в области аппаратурно-технических средств и ПО часто достигает 100%. Одной из объективных сдерживающих причин для начала активных действий по изменению ситуации является элементарный экономический расчет. Например, приобретение для сейсморазведочных работ на нефть и газ на суше комплекта из центральной станции и 3000 сейсмических каналов SN428 наиболее распространенного в России мирового производителя Sercel сегодня обойдется покупателю в сумму около 200-250 млн. руб. при гарантируемом сроке использования этих средств до 3 лет. В этом же интервале цен на начало 2015 года располагалась покупка нодальных систем сбора геофизических данных ZLandV2 (FairfieldNodal, США) в конфигурации 3000 модулей. Покупка одной 12-ти километровой сейсмической косы Sentinel Solid RD (Sercel) предназначенной для выполнения геофизических работ на море в 2014 году требовала сумму около 150 млн. руб. В это же время, разработка и создание современного отечественного «аналога» только на стадии НИОКР (до создания промышленного образца) по имеющимся заявочным оценкам составляет в среднем 500-600 млн. руб. и более в течение 3-х лет на каждый вид изделий. С позиции бизнеса покупка импортной техники оказывается значительно более выгодной, чем ее создание внутри страны. Таким образом, складывается ситуация при которой ни российские заказчики, ни исполнители, как хозяйствующие субъекты, не столько не заинтересованы в реализации программы импортозамещения, сколько находятся в объективных экономических условиях, не способствующих ее исполнению. Очевидный и разумный выход из подобной ситуации видится, по крайней мере в краткосрочной и среднесрочной перспективе, не начинать «все сначала», а использовать уже имеющиеся в России разработки и привлекать предприятия уже реализующие свои товары на российском рынке.

Практическая направленность государственной политики в сфере инноваций и импортозамещения в промышленном и топливно-энергетическом секторах нашла отражение в программных положениях и методических указаниях, сформулированных по итогам заседания президиума Совета при Президенте РФ по модернизации экономики и инновационному развитию России 17.04.2015 г. Конкретные мероприятия в области нефтегазового сервиса обсуждались на заседаниях МРГ при Минпромторге России 24 марта 2015 г. (г. Москва), 03 июля 2015 г. (С.-Петербург), 23 ноября 2015 г. (г. Уфа) и 18 декабря 2015 г. (С.-Петербург) и т.д. Но принятые решения нуждаются в практической реализации в виде конкретных финансируемых проектов. До настоящего времени этот вопрос остается в стадии подготовки и обсуждения. Связано это не только со сложной экономической ситуацией в стране, вызванной санкциями со стороны зарубежных государств и падением цен на нефть, но и с определенным «недопониманием» целевого назначения программы импортозамещения рядом исполнителей, ее экономическим обоснованием, финансовым обеспечением, оценкой роли государства и ожидаемых результатов. В реальном производственном секторе, к сожалению, не исчезло желание отдельных субъектов производства воспользоваться санкциями для получения бюджетного финансирования, разного вида безвозмездной помощи, государственных льгот и преференций для производства традиционной продукции или реализации не достаточно обоснованных с инновационной точки зрения и современных рыночных требований проектов. Необходим тщательный профессиональный отбор не только заявок, но и потенциальных исполнителей на конкурсной основе с привлечением максимально эффективных технологий, исключающих субъективизм, протекционизм и ведомственные подходы. Не секрет, что приводимые в предлагаемых проектах разделы «потребность» и «ожидаемые потребители» определяются самими заявителями и носят зачастую декларативный характер. Статья «ожидаемая окупаемость созданной продукции», растянутая на 7-10 лет, во многих случаях является формальной и фактически не несет финансовой ответственности даже в случае создания высокотехнологичной инновационной продукции. Уже через 2-3 года такая продукция теряет свою инновационную привлекательность и нуждается в дополнительной модернизации вплоть до замещения с постановкой новых «невыгодных» с экономической точки зрения НИОКР.

Надо отметить факт, что производство аппаратурно-технических средств и ПО для геологоразведки за рубежом в большинстве случаев осуществляется мелкими и средними предприятиями, вовлеченными в ассоциации или приобретенными (поглощенными) крупными диверсифицированными транснациональными компаниями типа Shlumberger, Halliburton, CGG и др. В России поглощение (покупка) различных хозяйствующих субъектов для выполнения краткосрочных задач не рентабельно. Административные решения не всегда эффективны и в настоящее время не подкреплены необходимым ресурсом. Добровольное объединение физических и (или) юридических лиц в ассоциации и корпорации с целью взаимного сотрудничества в достижении одной или нескольких целей, закрепленных договорными отношениями, по всей вероятности представляет собой наиболее предпочтительную форму. При этом, в ассоциацию (корпорацию) могут быть вовлечены предприятия различных форм собственности, включая подразделения РАН, высших образовательных учреждений и оборонного комплекса. В качестве обязательного условия для привлечения исполнителей к работам НИОКР, как уже отмечалось выше, должен стать имеющийся у них задел в виде образцов продукции не уступающей или вплотную приближенной к зарубежным аналогам. К таким предприятиям в настоящее время относится: АО СКБ СП (г. Саратов), создавшее беспроводную сухопутную сейсморазведочную аппаратуру «SCOUT»; АО «Современные сейсмические технологии» (г. Геленджик), действующей продукцией которого являются морские кабельные буксируемые и донные цифровые системы XZone BottomFish и XZone MarshLine; АО «Сейсмо-Шельф» (г. С.-Петербург) производящее и использующее модульные донные станции серии «Черепаха» и самовсплывающие станции АДСС; ЗАО «Геонод Разведка» (Сколково) - разработка АСДР и др.

Следует выделить также ФГУГП «Геологоразведка» (г. Санкт-Петербург), специализирующееся в области геофизических измерительных средств на ТПИ, АО НПФ «Геофизика» (в составе АО «Башнефтегеофизика» г.Уфа), занимающееся скважинной геофизической аппаратурой, АО «ОМЕГА» и «ПетроЛайт», представивших на форуме БРИКС 29 октября 2015 г. систему комплексного мониторинга скважин (СКМС) [3] и др.

Принципиальную схему организации производства импортозамещающей продукции и ПО предлагается реализовывать исходя из двух основных принципов. Первый заключается в том, что если оборудование никогда не производилось в России, то собственное производство, по крайней мере, в краткосрочной и среднесрочной перспективе, нецелесообразно. В этом направлении следует ориентироваться на проработку долгосрочных проектов локализации производства на территории страны. Второй принцип - следует всемерно привлекать зарекомендовавшие себя коллективы и предприятия, которые способны выполнить предлагаемые работы и которые нуждаются в поддержке в виде НИОКР и модернизации существующих мощностей.

Подчеркивая важную роль государства в решении проблемы импортозамещения в области геологоразведочного сервиса, следует отметить необходимость проведения политики гибкого избирательного (точечного) выбора и регулирования, которые не должны полностью охватывать все стадии геологоразведочного производства. Например, в общем ряду производственно-экономической деятельности в ТЭК выделяется региональная, поисковая, разведочная, добычная (эксплуатационная) стадии, транспортировка, переработка и реализация углеводородов. Именно в региональной, поисковой и разведочной стадиях значительное место занимает геофизический сервис с применением импортозависимых аппаратурных средств, оборудования и ПО. При этом региональное и среднемасштабное изучение недр слабоизученных и новых территорий осуществляется в основном в рамках государственного заказа с использованием бюджетного финансирования. Разведочную и последующие стадии деятельности ТЭК с использованием преимущественно продукции тяжелого машиностроения выполняют недропользователи, осуществляющие собственные финансовые и иные вложения. Неравновесные пропорции интересов сопровождаются разделением спроса на средства производства. Жестко лимитированное в финансовом отношении региональное изучение и поисковая стадии серьезно ограничивает возможности сервисных компаний (контракторов) осуществлять разработку новых отечественных аппаратурно-технических средств, оборудования и ПО своими силами из полученной прибыли. Именно в этом направлении следует сконцентрировать государственную поддержку, а в остальных стадиях значительную роль в проведении импортозамещения можно отвести крупным недропользователям.

Одной из важнейших сторон геологоразведочного процесса является оценка и определение направлений и перспектив дальнейшего изучения. Особое место в настоящее время занимает стратегия освоения гигантских потенциальных ресурсов шельфа Арктики и Охотоморского бассейна. Основными держателями лицензий в этих регионах являются компании ПАО «Роснефть» и ПАО «Газпром», которым были предоставлены льготы по налогу на добычу полезных ископаемых (НДПИ) на срок задержки добычи нефти или газа на месторождении. Вызывают заслуженное уважение титанические усилия этих компаний, направленные на исполнение своих обязательств. Нельзя не отметить ввод в эксплуатацию в 2014 году уникальной платформы «Беркут» на месторождении Аркутун-Даги ПАО «Роснефть» и ExxonMobil в составе консорциума «Сахалин-1» в Охотском море [4]. К разряду выдающихся событий можно отнести успешное завершение бурения ПАО «Роснефть» и ExxonMobil самой северной в мире арктической скважины «Университетская-1» на лицензионном участке Восточно-Приновоземельский-1 в Карском море [5]. Бурение было проведено в рекордные сроки в течение полтора месяцев в условиях открытой воды с платформы West Alpha в начале августа 2014 года. Но открытие месторождения не означает промышленную добычу. Для развертывания куста эксплуатационных скважин необходима стационарная платформа, на создание которой может уйти много лет. Глубина моря в точке бурения составляет около 80 метров. Должны быть проработаны вопросы сохранения платформы в сложной ледовой обстановке продолжительностью 270-300 дней в году и экономической оценки транспортировки углеводородов в этих условиях. В качестве примера можно привести данные по стоимости фрахтования судна «Вячеслав Тихонов» ПАО «Совкомфлот» у дубайской геофизической компании Polarcus для работ в Карском море, которое составляло 69,5 тысяч долларов в сутки [6].

Становится очевидным, что разработанные ранее планы по освоению арктического шельфа до 2050 года нуждаются в разумной корректировке. Еще 10 октября 2012 г. в Лондоне на конференции Газтех-2012 Министр энергетики РФ Александр Новак заявил, что освоение арктического шельфа России потребует неразделенных российских и иностранных инвестиций в размере до 500 млрд. амм. долларов на период до 2050 г. [7]. С той поры ценообразование, экономическая целесообразность и технические возможности выполнения поставленных стратегических задач натолкнулись на существенное изменение курса рубля в связи с падением цен на нефть и на уход иностранных компаний из российских арктических проектов в связи с санкциями. Экстремальные природные условия, выражающиеся коротким периодом «открытой воды» (в Баренцевом море от 4-х до 6 месяцев, в Карском, Лаптевых, Восточно-Сибирском морях - 2-3 месяца), сложнейшей ледовой обстановкой, экстремально пониженными температурами (до -40 градусов и ниже), повышенной экологической ранимости региона и практически полным отсутствием необходимой инфраструктуры - на практике вызывают необходимость серьезных изменений в графики исполнения работ и расчеты цены предполагаемых к добыче и перевозке углеводородов. Введение в 2014 году персональных и секторальных санкции со стороны США, ЕС и Канады, касающихся поставок оборудования для работ на глубинах свыше 500 футов (152,4 м), добычи углеводородов и разработки шельфа, предоставления услуг, обмена информацией, а также на участие западных компаний в наиболее технологичных добычных проектах серьезно осложняют их реализацию. Нельзя не учитывать негативный опыт освоения американского сектора Арктики англо-голландской компанией Royal Dutch Shell, которая 15 февраля 2016 г. завершила слияние с британской BG Group, вошла в первую тройку крупнейших компаний мира, но прекратила (или, по крайней мере, приостановила) геологоразведочные работы на шельфе Аляски в Чукотском море и море Бофорта, списав убытки около 7 млрд. амм. долларов [8].

В отношении морей Арктического ледовитого океана представляется небезосновательным, по крайней мере, в краткосрочной и среднесрочной перспективе, переориентировать ГРР в сторону увеличения доли усилий на изучение и освоение мелководного шельфа, транзитной зоны «суша-море» и прилегающих районов суши.

Это позволит в кратчайшие сроки и с существенной минимизацией затрат увеличить не только прирост запасов углеводородов в стране, но и приступить к их освоению. Перспективы континентальных арктических участков России не требуют дополнительных доказательств. В этой зоне на полуострове Ямал открыто более двух десятков месторождений (многие из которых еще не освоены), среди которых гигантское Бованенковское газоконденсатное месторождение, установленное еще в 1971 г., Северо- и Южно-Тамбейское, Малоямальское и др. В области Обской и Тазовской губ ПАО «Газпром» успешно расширил фонд залежей в рамках «Программы освоения ресурсов углеводородов на шельфе Российской Федерации до 2030 г.». Здесь расположено Ямбургское, Каменномысское и Северно-Каменномысское, Семаковское, Антипаютинское и другие месторождения. В Нижне-Енисейском районе западного Предтаймырья располагаются Пеляткинское, Ушаковское, Казанцевское, Нижнехетское, Озерное, Байкаловское и др. газовые и газо-конденсатные месторождения. На восточном Предтаймырье (Хатангская седловина) работами АО ГНЦ «Южморгеология и АО ВНИИГеофизика», вошедшими в состав АО «Росгеология», в 2010-2014 гг. подтверждено наличие крупной перспективной структуры, претендующей на обнаружение значительного по масштабам месторождения. Уже в 2015 г. на получение лицензии на эту территорию заявили ПАО «Лукойл» и ПАО «Роснефть». Только на сухопутной части этого региона ресурсы оцениваются в 4,5 млн. тонн нефти, 9,3 млрд кубометров газа и 0,5 млн тонн конденсата [9]. На шельфе Баренцева моря открыто 11 месторождений (Приразломное, Долгинское, Варандейское, Медынское, Мурманское, Лудловское, Северо-Кильдинское, Штокмановское, Поморское, Ледовое и Северо-Гуляевское). Но именно на мелководном шельфе Печорского моря в 55 км к северу от посёлка Варандей при глубине воды 19 - 20 метров в промышленном режиме эксплуатируется единственная морская ледостойкая стационарная платформа «Приразломная», принадлежащая дочерней структуре ПАО "Газпром". Месторождение было открыто в 1989 г., а первая партия нефти на танкере "Михаил Ульянов" отгружена только в 2014 г. Новые структуры и месторождения могут быть выявлены в ближайшем времени на слабо изученном Гыданском полуострове и в переходной зоне «суша-море» Карского моря, моря Лаптевых и др.

Идея приближения «нефтегазовых интересов» в Арктике к побережью и на прилегающую сушу аргументированно рассмотрена В.И. Богоявленским и др. [10]. Нельзя не заметить, что при таком изменении концепции ГРР в Арктике запрет Бюро по делам промышленности и безопасности министерства торговли США американским компаниям поставлять в Россию специальное оборудование, необходимое для проведения геологоразведочных работ и добычи углеводородов на глубоководных удаленных участках арктического шельфа просто теряет свою значимость и актуальность.

Изучение мелководного шельфа, транзитных зон «суша-море» и прилегающей суши, периодически затопляемой в результате приливных и сезонных событий, требует разработки и промышленного выпуска специальных аппаратурных средств и сопутствующего оборудования. В настоящее время для проведения геофизических работ в качестве отечественного регистрирующего комплекса может рассматриваться XZone MarshLine производства АО «Современные сейсмические технологии» (г. Геленджик) и, в какой-то мере, донные станции серии «Черепаха» производства АО «Сейсмо-Шельф» (г. С.-Петербург). Но необходима их существенная доработка. Отсутствуют источники сейсмических сигналов, способные излучать необходимую энергию при глубине воды менее 0,5 м. Отсутствуют специализированные мелководные суда - носители геофизических средств на предельном мелководье. Нуждаются в повышении экологических требований сухопутные сейсмические источники и тяжелая техника для работ в условиях заболоченных участков и легко ранимой тундры на суше. Именно в этих вопросах проявляется острая нехватка поддержки государства, как на стадии НИОКР, так и при создании первых промышленных серий.

Импортозависимость в ПО при производстве геофизических работ во многих случаях достигает 100%. За 20-25-летний период активного внедрения в Россию компьютерной техники и программных систем эта сфера деятельности оказалась полностью заполнена импортными производителями (в гражданских отраслях). К основным поставщикам профессиональных программных средств относятся транснациональные компании Schlumberger, Halliburton, Paradigm, компании входящие в группу CGG (Франция), Roxar (Норвегия) и др. Последствия объявления санкций на данные продукты корреспондируются с возможностью несанкционированного отбора информации и неблагоприятных интервенций. В России имеются отечественные разработки, такие как Prime (Сейсмотек - Яндекс-Терра), DV-Discovery и DV-Geo (АО «ЦГЭ»), tNavigator (RockFlowDynamics) и др., которые могут решить до 80% и более отдельных задач по обработке, интерпретации сейсмических данных и гидродинамическому моделированию (рис. 4). Но они принадлежат разрозненным разработчикам, опасающимся за свои авторские права и экономические интересы. Необходимо создание отечественной системной оболочки, интеграция имеющихся ПО на единой платформе, разработка дополнительных программ и их логическое размещение в рамках единой линейки, покрывающей базовый комплекс задач геологоразведочного сектора. Интеллектуальная продукция (ПО) без размещения на российских микропроцессорах остается незащищенной от зарубежных интервенций. Поэтому заслуживают особого внимания и поддержки разработки российских гражданских процессоров МЦСТ серии Эльбрус с производительностью более 500 Гфлопс [11] и компактных супер-эвм серии АПК и ГВС ФГУП «РФЯЦ-ВНИИЭФ» с производительностью до 1,23 и 8 Тфлопс [12].

В условиях рыночной экономики нельзя ограничивать или регулировать интересы сервисных компаний в выборе и применении аппаратурно-технических средств и ПО. Переход на отечественные технико-технологические средства должен быть осознанным и выгодным с экономической точки зрения. Это возможно только при создании конкурентоспособной на мировом уровне продукции. Поэтому, проблему импортозамещения в конечном итоге следует рассматривать как организацию НИОКР, последующее серийное производство и внедрение отечественных геофизических средств, способных конкурировать с лучшими зарубежными аналогами. Без государственной поддержки решение этой проблемы в геологоразведочном сервисе в краткосрочной и среднесрочной перспективе представляется крайне затруднительным, а в дальнесрочной - не предсказуемым.

Сергей Леонидович Костюченко,

Зам.ген.директора

ОАО "Росгеология",

д.г.-м.н., лауреат Госпремии РФ,

почетный разведчик недр,

член-корр. РАЕН

Литература

1. «Газпром» направил на НИОКР рекордную сумму - 10,8 млрд руб. ПАО «Газпром», Пресс-Центр / Новости Газпрома / Релиз. 28 июля 2015. URL:.http// www.gazprom.ru/press/news/2015/july/article241914

2. «Роснефть» сегодня. ПАО «Роснефть. 2016. URL:.http//www.rosneft.ru/about

3. Малкина В.Д., Галимов Т.И., Васютинская С.И., Киселев А.П. Инновационная комплексная система мониторинга скважин «ПетроЛайт» // Научный журнал Российского газового общества, 2015, № 2-3. С. 59-64.

Буровая платформа «Беркут» введена в эксплуатацию. Управление информационной политики ОАО «НК «Роснефть» 27 июня 2014 г. URL:http//www.rosneft.ru/news/today/270620142.html
«Роснефть» открыла новое месторождение в Карском море. Управление информационной политики ОАО «НК «Роснефть» 27 сентября 2014 г. URL:http//www.rosneft.ru/news/pressrelease/27092014.html
НИС геофизической разведки «Вячеслав Тихонов». URL:http//www.korabli.eu/galleries/oboi/grazhdanskie-suda/vyacheslav-tihonov

7. Освоение арктического шельфа РФ потребует до $500 млрд. инвестиций до 2050 г. - Новак // OilCapital.ru. URL:.http// www.oilcapital.ru/industry/180652.html

Shell stops Arctic activity after 'disappointing' tests. ВВС News, 28 September 2015. URL:.http// www.bbc.co.uk/news/business-34377434

9. Роснефть" не пускает ЛУКОЙЛ на Таймыр // "Коммерсантъ" №149 от 19.08.2015, стр. 9.

Богоявленский В.И., Богоявленский И.В., Будагова Т.А. Экологическая безопасность и рациональное природопользование в Арктике и Мировом океане // Специализированный журнал Бурение & Нефть №12 (Декабрь) 2013. C. 10-16.
Волконский В.Ю., Ким А.К., Трушкин К.А. О перспективах отечественной вычислительной техники в нефтегазовой отрасли //Вестник ЦКР Роснедра, 2014, № 4. С. 44-64.

Компактные супер-ЭВМ. РФЯЦ-ВНИИЭФ. URL:http//www.vniief.ru/wps/wcm/connect/vniief/site/researchdirections/civi/

Источник : Neftegaz.RU

Система Orphus