USD 73.1388

0

EUR 86.9913

0

BRENT 75.14

0

AИ-92 45.74

+0.01

AИ-95 49.63

+0.01

AИ-98 56.46

+0.03

ДТ 49.78

+0.01

451

Теория большого качка

Создав нефтяной холдинг, власти Удмуртии хотят взять под контроль бюджетообразующую отрасль. Но не знают как.

Создав нефтяной холдинг, власти Удмуртии хотят взять под контроль бюджетообразующую отрасль. Но не знают как. Правительство Удмуртии приняло постановление о создании государственного нефтяного холдинга. Механизм взаимодействия входящих в него компаний пока не озвучен. Однако уже сама попытка усиления влияния государства в доходной отрасли привела к обострению борьбы за влияние в холдинге между основными игроками нефтяного рынка - ОАО "Удмуртнефть" (уровень добычи - 5 млн тонн в год) и ОАО "Белкамнефть" (1,7 млн тонн).

,Идея создания нефтяного холдинга витает в государственных умах Удмуртии давно. Правительство фактически не контролирует нефтедобычу. "Удмуртнефтью" владеет НК "Сиданко" (84,2% акций), а доля республиканской собственности составляет в ней всего 0,14%. Позиции республики в "Белкамнефти" более весомы (34% акций в уставном капитале), зато компания по объему добычи менее значима.
В созданный холдинг войдут три нефтедобывающие компании ( ГП "Удмуртторф", ОАО "Удмуртгеология", ОАО "Удмуртская национальная нефтяная компания") и реализатор ГСМ - ОАО "Удмуртнефтепродукт", контрольный пакет акций которых принадлежит правительству Удмуртии. Доля этих компаний в общем объеме добычи нефти в Удмуртии всего 7,5% (580 тыс. тонн в год).
Создав холдинг, власть намерена решить несколько проблем. Во-первых, замкнуть цикл добычи, переработки и реализации нефтепродуктов для установления контроля за отраслью. Во-вторых, с развитием холдинга правительство сможет реализовать мечту десятилетней давности о строительстве собственного нефтеперерабатывающего завода. По мнению вице-премьера правительства Удмуртии Виктора Савельева, ответственного за ТЭК, вне холдинга строительство завода мощностью 1 млн тонн в год бюджету не по карману: в него надо вложить около 40 млн долларов. Власти Удмуртии все это время пытались найти инвестора, но безуспешно. Сегодня добываемая в республике нефть уходит на переработку на пермские и башкирские заводы. Собственный завод позволил бы полностью закрыть рынок республики и снизить цены на ГСМ, а также избежать повторения бензинового кризиса 1999 года.
В-третьих, компании, вошедшие в холдинг, из-за малого объема добываемой нефти по отдельности никогда не будут играть сколько-нибудь значимую роль на рынке. Создание замкнутого цикла придаст добывающим компаниям и, как следствие, бюджету, значительно зависящему от нефтяных отчислений (только "Удмуртнефть" формирует республиканский бюджет более чем на 40%), большую устойчивость.
В-четвертых, из 104 открытых нефтяных месторождений Удмуртии в разработке сейчас находятся только 28. За последние семь лет республика не ввела в эксплуатацию ни одного нового месторождения. При этом объем нефтедобычи ежегодно падает, а добыча на малодебитных скважинах становится нерентабельной. Объединение финансовых ресурсов будет способствовать решению этой проблемы. Общий объем запасов нефти оценивается в 1 млрд тонн.
Согласно экономическим расчетам, дополнительные доходы республиканского бюджета в результате деятельности нефтяного госхолдинга (включая разработку малодебитных месторождений) могут составить 159 - 200 млн рублей ежегодно.


,По расчетам Виктора Савельева, суммарный годовой объем добычи нефти госхолдингом в ближайшее время должен вырасти почти вдвое - до 1 млн тонн. Каким образом власти собираются добиться такого эффекта, непонятно: разработка нерентабельных месторождений резкого прироста объемов добычи не даст. Планы правительства могут быть реализованы только при одном условии - холдинг включит в сферу своих интересов 12 перспективных месторождений Удмуртского конкурсного участка, отданных на разработку "Белкамнефти".
Правильность такого предположения косвенно подтвердил Виктор Савельев, заявив о возможном вхождении "Белкамнефти" в холдинг. Республиканский пакет акций этой компании может быть передан в управление или внесен в уставный капитал холдинга. Однако уже на следующий день после выступления вице-премьера его начальник, председатель правительства Юрий Питкевич, опроверг эти слова, сказав, что заявление преждевременно. Отсутствие единства объяснимо: в условиях хронического дефицита республиканского бюджета власть всегда стремится иметь какую-нибудь собственность про запас (к примеру, для погашения дефицита бюджета 2002 года правительство собирается продать госпакет акций Чепецкого механического завода).
Нет в правительстве и четкой позиции относительно схемы построения холдинга. Понятно, что в условиях неопределенности активизируется лобби. Так, по одному варианту объединения, лоббируемому вице-премьером правительства республики Андреем Осколковым, во главе нефтяного холдинга должен стоять "Удмуртнефтепродукт", один из крупнейших операторов ГСМ Удмуртии. Мотивы ясны: на должность вице-премьера Осколков пришел с поста генерального директора "Удмуртнефтепродукта", фактически сохранив влияние на менеджмент. При реализации этого варианта дополнительную прибыль от продажи нефти по внутренним ценам получит именно "Удмуртнефтепродукт".
Инициатор создания госхолдинга генеральный директор "Удмуртнефти" Евгений Богомольный, напротив, заинтересован в том, чтобы строительство прошло по варианту, первоначально предложенному правительством. Суть его в следующем: объединение компаний должно произойти на базе "Удмуртторфа", собственника самой крупной производственной базы добычи нефти. Внесение республиканского пакета акций "Белкамнефти" в уставный капитал холдинга как раз может быть оправдано необходимостью повышения капитализации "Удмуртторфа" как головной компании. Богомольному передача пакета выгодна: она ослабит "Белкамнефть" как конкурента.
В самой "Белкамнефти" к возможной передаче республиканского пакета акций в управление холдинга отнеслись спокойно. По мнению генерального директора компании Виктора Хорошавцева, правительство как владелец пакета вправе производить с ним любые операции.
Генеральный директор "Удмуртторфа" Анатолий Марченко, в прошлом резкий противник создания госхолдинга из-за неизбежного в этом случае акционирования собственного предприятия, в обмен на лидерство в холдинге подчинился воле правительства республики.
- Какие доводы в пользу объединения? Доводов нет, - считает Марченко. - Просто поставлена задача объединить усилия и грамотно направлять материальные ресурсы, денежные потоки. Мы ее и выполняем. Государством нам поручено управление государственными акциями - для более эффективного развития отрасли. Это правильное решение: концентрация в одних руках управления нефтяными компаниями обеспечит определенный контроль за их деятельностью. Да, я долго сопротивлялся акционированию "Удмуртторфа". Но создается не холдинг. Холдинг - просто название. Предусматривается только управление пакетами акций на базе "Удмуртторфа". Отдельной структуры не будет - все вопросы мы решим коллегиально.
Впрочем, экспертов отсутствие единства мнений относительно вариантов построения холдинга не удивляет: правительство республики действительно не управляет нефтяной отраслью. В том числе еще и потому, что не имеет концепции ее развития. Многие программные документы, в которых и должны быть прописаны управленческие схемы, обсуждаются на протяжении нескольких лет, но так и не приняты.