Пекинский консенсус | Neftegaz.RU
...

Пекинский консенсус

Визит в Китай президента Армении Сержа Саргсяна вызвал новый всплеск интереса к этой загадочной стране.

Визит в Китай президента Армении Сержа Саргсяна вызвал новый всплеск интереса к этой загадочной стране. Основания для этого есть, и очень серьезные: за короткий срок Китай сумел проделать стремительный прорыв от разрухи и тотальной нищеты времен культурной революции к динамично наращивающему свой индустриальный потенциал государству. В чем секрет этого феномена? Может ли Армения позаимствовать опыт у этой великой страны?

О "Пекинской консенсусе" впервые заговорил профессор китайского университета Цинхуа Дж.Рамо. "Пекинский консенсус" призван заместить дискредитировавший себя в 90-х годах на всем постсоветском пространстве, в том числе и в Армении, неолиберальный "Вашингтонский консенсус". "Пекинский консенсус" ориентирован, во-первых, на инновации, во-вторых, на устойчивое, сбалансированное и качественное развитие, а также на социальное равенство, в-третьих, на национальное самоопределение. Он придает социальным переменам столь же большое значение, как и экономическим. В "Пекинском консенсусе" экономика и управление нацелены на совершенствование общества, что полностью игнорируется "Вашингтонским консенсусом". В отличие от последнего, он порождает много абсолютно новых идей и подходов.

Весь мир является свидетелем поразительного динамичного развития и возрождения Китая путем совершенствования политической системы страны. Приоритетными направлениями внутриполитического и экономического строительства государства являются перестройка хозяйственного механизма страны в целях повышения его эффективности и инновационности, модернизация аграрного сектора, расширение социальной направленности и в результате построение социалистического гармоничного общества. Движение Китая к рыночной экономике происходит при сохранении направляющей и руководящей роли государства. Более того, "Пекинский консенсус" не предполагает сужения функций правительства. В частности, уменьшая его ответственность за работу предприятий, данная модель развития предусматривает усиление роли государства в макроэкономическом регулировании, общественном управлении и предоставлении социальных услуг. Хотя сегодня 70% ВВП страны создается на негосударственных предприятиях, в Китае хорошо понимают, что частной собственности без государства не существуют. И успех Китая все-таки базируется не столько на экономической либерализации, сколько на продуманной социально-экономической стратегии.

По прогнозам лауреата Нобелевской премии в области экономики профессора М.Спенсера, высокие темпы роста китайской экономики носят долгосрочный характер и сохранятся по крайней мере еще 25 лет. При этом государство на всем протяжении реформаторского курса остается достаточно сильным, чтобы очерчивать пределы компетенции рынка, выправлять его просчеты, обеспечивать общественный порядок, социальную стабильность и безопасность. В этой стране сила власти покоится не на мощи репрессивного аппарата, а на ее легитимности. Иными словами, зависит от того, в какой мере граждане страны, основная масса народа не отчуждены от власти, насколько ее устремления отвечают их интересам и чаяниям, насколько действенна обратная связь между властью и обществом.

Китайские реформы осуществляются в комплексе, дополняя друг друга, создавая друг для друга необходимые условия и предпосылки. Характерным примером в этом отношении может служить реформирование государственного сектора экономики. В отличие от нас, отказавшись от шоковой терапии, от одномоментной приватизации государственной собственности, Китай избрал долгий, но более щадящий путь постепенного избавления государственных предприятий от пороков, определяющих их низкую эффективность, - в первую очередь от избытка рабочей силы и от груза социальных обязательств. Государственный сектор покинули многие миллионы работников, но они не были выброшены на улицу. Многие прошли переобучение, повысили квалификацию или получили новую профессию. Другие сумели найти работу на предприятиях частного сектора, который стал быстро расти параллельно с реорганизацией государственных предприятий.

Многие перемены сперва отрабатываются в экспериментальном порядке на одном или нескольких районах страны и лишь впоследствии осуществляются во всекитайском масштабе. Документы о ряде важнейших институциональных преобразований готовятся годами, а иногда и десятилетиями и вводятся в действие первоначально часто в виде проектов, которые затем дополняются и исправляются. В Армении же важнейший законопроект может пройти все три чтения в Национальном Собрании в течение одной недели. Вот вам и сравнение.

Китай шаг за шагом нащупывает свой путь модернизации политической системы, который отвечал бы его культурно-историческим традициям, национальной специфике. Китай обычно заимствует чужие идеи, нормы и институты в сильно преображенном, адаптированном к своим условиям виде. Политическая демократизация по западным образцам, как показала практика большинства постсоветских стран, в том числе и Армении, не избавляет от социального неравенства, экономической нестабильности и коррупции. Китайский подход к глобализации, как и к реформированию, отличают последовательность и поступательность. Открытость внешнему миру осуществляется целенаправленно, но постепенно, шаг за шагом - как в структурно-отраслевом, так и в территориальном плане.

Модель инвестиционного климата, которую использовал Китай, давала иностранным инвесторам ощутимые преимущества перед отечественными, с тем чтобы стимулировать приток в страну передовых технологий и современного менеджерского опыта. Первой такими преимуществами воспользовалась китайская диаспора, которая стала создавать на континенте свои предприятия. Для координации ее деятельности было создано Министерство по делам диаспоры под руководством первого заместителя премьер-министра. (Будучи в Китае в составе делегации Национального Собрания, автор статьи глубоко и всесторонне изучил деятельность этого министерства и его роль в развитии современного Китая. В этой связи вызывает разочарование работа недавно созданного у нас Министерства Спюрка, которое должно заниматься жизненно важными для Армении проблемами, а не только проектами типа "Ари тун".)

В 80-х - начале 90-х гг. прошлого века иностранные инвестиции поступали в Китай почти исключительно из Гонконга, Макао и Тайваня. В 90-е гг. стали расти капиталовложения и из Японии, США, Европы, включая крупнейшие высокотехнологичные компании. В Китае созданы предприятия и филиалы 480 из 500 крупнейших транснациональных компаний. В их числе, например, все ведущие автомобилестроительные корпорации, 90 из 100 важнейших производителей товаров и услуг на базе информационных технологий. В начале 80-х на юге страны, недалеко от Гонконга были образованы и небольшие по площади специальные экономические зоны (СЭЗ). В 1988г. самой большой в стране СЭЗ стал остров Хайван. В 1990г. такой режим был представлен новому району Шанхая - Пудуну.

Китай стремится оптимизировать плюсы и минимизировать минусы глобализации. Главное здесь состоит в том, чтобы, открывая свою экономику внешнему миру, сохранить собственную специфику и суверенность. Поучительно для нас то, что Китай рассматривает глобализацию не как путь, ведущий к размыванию национальных особенностей, а напротив, как средство для возрождения китайской нации. Эта страна не только следует правилам, установленным Западом, но и стремится сказать свое слово, менять эти правила в своих интересах. Если провести параллель, то главная проблема, стоящая перед президентом Армении в идеологической области: как сочетать установку на модернизацию и глобализацию страны со сбережением традиционных ценностей и традиционной культуры.

Огромную роль в жизни китайцев стало играть конфуцианство, которое превратилось в основную мировоззренческую систему и на многие века сцементировало политическое и культурное единство страны. Поговорите с сотрудниками Посольства Китая в Армении (кстати, они прекрасно знают русский язык), и вы убедитесь, что для них конфуцианская мораль и традиционная практика духовного совершенствования - вещи неразделимые и, более того, являются чуть ли не обязательным условием успеха в дипломатии.

В отличие от нашей страны, где понятие "благо" часто индивидуалистическое, в Китае существует понятие блага как общественной ценности, и при создании бизнеса предпринимателями вполне осознанно ставится целью достижение благополучия не только семьи, рода, но и страны в целом.

О том, какое значение в современной КНР придается вопросам стратегии, узнали члены делегации Армении при встрече со своими коллегами. Как в государственных организациях, так и в крупных корпорациях существуют целые подразделения, которые занимаются разработкой стратегии и перспективным планированием. К этому стоит добавить, что руководителем крупного предприятия не может стать молодой человек, не обладающий необходимым опытом и, самое главное, особой мудростью. В отличие от нас, у китайцев, с одной стороны, отсутствует панибратство, а с другой - существует подчеркнутое уважение подчиненного к руководителю, и при этом без всякого подобострастия.

Необходимо подчеркнуть, что в развитии Китая огромную роль сыграли все три последних руководителя. Лидер четвертого поколения китайских руководителей Ху Цзиньтао - личность незаурядная. Несомненно, его вклад в возрастание роли Китая на мировой арене на современном этапе неоценим. До него Дэн Сяопин, Цзян Цзэминь олицетворяли три разные эпохи китайской истории, причем каждое поколение руководителей выражало определенный этап развития страны. Сама история уготовила Ху Цзиньтао особую роль - внести свой вклад в достижение главной национальной цели - превращение страны в сильную, процветающую державу. Каждый политический деятель мечтает стать лидером. Ху - это человек, который пришел к власти для того, чтобы решить задачи данного исторического этапа развития Китая, а также, подобно Дэн Сяопину, подобрать команду пятого поколения китайских руководителей, которая сможет эффективно решать задачи будущего развития страны.

Автор: Григорий Аракелян

Источник : Neftegaz.RU