USD 73.7532

-0.23

EUR 89.6691

+0.01

BRENT 66.25

+0.06

AИ-92 44.29

+0.01

AИ-95 48.17

0

AИ-98 53.68

0

ДТ 48.76

0

1710

Оценка энергетической эфффективности экономики России

Высокое внутреннее энергопотребление, связанное с обслуживанием протяженной и явно избыточной энергетической инфраструктуры свидетельствует о необходимости вовлечении в разработку возобновляемых источников энергии и нетрадиционных источников углеводородного сырья.

Оценка энергетической эфффективности экономики России

До сих пор в экспертном сообществе России нет единого мнения - надо ли нам заниматься вопросами альтернативной энергетики или нет? Особенно остро мы это почувствовали после публикации статьи, где приводились результаты моделирования экономических показателей инвестиционной привлекательности проектов применения ветроэнергетических и фотоэлектрических установок для энергосбережения на компрессорных станциях (КС) единой системы газоснабжения (ЕСГ). Дело в том, что до сих пор многие отраслевые эксперты уверены, что при существующих в России запасах и ресурсах традиционных углеводородов и созданной для их добычи и использования в народном хозяйстве инфраструктуры, нет необходимости распылять и без того ограниченные технические и финансовые ресурсы на работы, связанные с альтернативной энергетикой. Автор настоящей статьи, убежден в обратном - проблемами вовлечения нетрадиционных и возобновляемых ресурсов необходимо начинать заниматься незамедлительно, так как все крупные энергетические проекты - инвестиционноемкие и инерционные, практическую отдачу от которых можно ожидать через 8-12 лет. Воистину, как писал в свое время В.И. Ленин: «Идея только тогда становится материальной силой, когда овладевает массами». Поэтому приходится снова и снова возвращаться к анализу энергетической эффективности экономики России, чтобы не делать весьма дорогостоящих ошибок! На основании детального анализа данных по росту ВВП и энергопотребления России и некоторых стран Большой Двадцатки за последние 10 лет, автором предложена методика определения количественных оценок энергоэффективности.

В 2012 году Россия с уровнем производства 1059,2 млн. т.н.э. являлась мировым лидером по добыче углеводородного сырья. Много это или мало - попробуем оценить с точки зрения существующих мировых трендов добычи крупнейшими производителями нефти (уровень производства свыше 100 млн. тонн) и газа (уровень производства свыше 100 млрд. м³) в 2012 году в зависимости от их запасов.

В отчете ВР за 2013 год совершенно неожиданно, без каким-либо объяснений причин, запасы газа в России на конец 2012 года снижены по сравнению с концом 2011 года на 11,7 трлн. м³ - с 44,6 до 32,9 трлн. м³. Что же такое - 11,7 трлн. м³ газа? Это совокупные запасы по категориям А+В+С1+С2 таких месторождений, как Бованенковское (4,9 трлн. м³), Штокмановское (3,8 тлн. м³), Ковыткинское (2 трлн м³) и Чаяндинское (1,2 трлн. м³) и вдруг они как бы одномоментно опустели! Так не бывает и поэтому, а также с учетом подробного анализа ретроспективных отчетов ВР, автором принята цифра в 44,6 трлн. м³ как реально существующие запасы газа в России.

Как видно из диаграмм, Россия существенно опережает мировые тренды добычи, особенно нефти. Если следовать тренду, уровень добычи нефти при существующих запасах должен был бы составлять 230-240 млн. тонн, что полностью удовлетворило бы ежегодный уровень потребления, который колеблется в пределах 140-145 млн. тонн, а уровень добычи газа -390-400 млрд. м³, что так же удовлетворяло бы внутренним потребностям страны в газе. Однако отказаться от столь высоких темпов добычи мы не можем, так как доходы от продажи нефти, нефтепродуктов и газа составляют более 54% бюджетных поступлений страны. США также существенно опережают мировой тренд добычи как нефти, так и газа, однако можно смело предположить, что в самое ближайшее время уровень доказанных запасов как нефти, так и газа (Proved Reserves), публикуемых компанией BP в своих ежегодных статистических отчетах, будет существенно увеличен за счет сланцевых углеводородов, так как объемы бурения в США в период с 2004 по 2011 год колебались в пределах 65-94 млн. метров в год, из них поисково-разведочного бурения (ПРБ) - не менее 4-5 млн. метров ежегодно.

Из баланса энергопотребления России в 2012 году 53 % добываемого топлива и вырабатываемой энергии (694,2 млн. т.н.э.) идет на внутреннее энергопотребление и 47% (611,3 млн. т.н.э.) экспортируется. Насколько эффективно мы энергию потребляем? Удельное энергопотребление России за 2012 год составляет 0,206 т.н.э./1000 долларов США с учетом ППС, что сопоставимо с уровнем удельного энергопотребления такой же большой по территории и северной страны, как Канада , из чего следует, что чем больше и севернее территория страны, тем больше энергии тратится на обслуживание протяженной инфраструктуры. Можно сказать, что мы «обречены» сжигать огромное количество топлива для выработки энергии и тепла, чтобы обеспечить себе комфортные условия жизни на огромной северной территории.

· Чем больше страна по территории - тем меньше ее удельное энергопотребление на единицу площади. Это говорит о том, что большая часть территории страны является структурно не обустроенной и не вовлечена в процесс воспроизводства ВВП. По этому показателю Россия и Канада находятся примерно на одном уровне - 40,6 и 32,9 т.н.э./км² соответственно, что ниже среднемирового уровня, равного 83,77 т.н.э./км². Примерно такой же уровень удельного энергопотребления на единицу площади у Австралии (16,34), Аргентины (29,67) и Бразилии (32,26) - больших по территории стран, большинство площадей которых никак не вовлечены в процесс воспроизводства ВВП.

· Чем выше этот показатель у страны - тем большая часть территории страны обустроена и вовлечена в процесс воспроизводства ВВП. Лидерами по этому показателю являются такие страны, как Республика Корея (2727 т.н.э./км²), Япония (1265 т.н.э./км²), Германия (873 т.н.э./км²) и Великобритания (835 т.н.э./км²).

· По уровню удельного энергопотребления на гражданина страны Канада имеет самый высокий уровень среди стран G-20 - 9,5 т.н.э./человека и опережает Россию в 2 раза (4,82 т.н.э./человека). Во многом, этот показатель относится к основному при определении качества жизни в той или иной стране. При этом получается, что уровень «энергетического» комфорта в России выше, чем во всех развитых европейских странах.

Так ли это на самом деле, или столь высокий уровень удельного энергопотребления на жителя России определяется высоким уровнем энергетических потерь - попытаемся ответить на этот вопрос ниже. Для этого проанализируем динамику роста ВВП без учета ППС и энергопотребления ряда ведущих экономик G-20 за период 2002-2012 годы.

Страны BRICS имели наибольшую динамику роста ВВП в 345-584%, но также росло и их энергопотребление, что объяснимо логикой роста экономик развивающихся стран. Развитые страны, вошедшие в фазу «постиндустриального» развития, имели тенденцию снижения энергопотребления при устойчивом росте ВВП в пределах 148-180%. Канада имела наибольшие темпы роста ВВП среди развитых стран в 248% при росте энергопотребления в 108%. Это также объяснимо, так как экономика Канады ориентирована, в основном, на нефтегазовую отрасль, и столь высокие темпы роста ВВП объясняются устойчивым ростом мировых цен на энергоносители. Россия являлась лидером по росту ВВП - 584% за период 2002-2012 годы, при этом энергопотребление страны за этот же период выросло только на 11%.

С точки зрения энергоэффективности, это очень хороший результат - если удается наращивать ВВП без существенного роста энергопотребления или при его снижении, то это, безусловно, хорошо, так как из этого следует, что либо в стране повсеместно внедряются современные технологии энергосбережения, либо страна переходит на выпуск самой современной продукции с высокой добавленной стоимостью, типа программных продуктов, производства микросхем или продуктов, требующих внедрения нанотехнологий и прочего, что приводит к существенному росту ВВП, но не требует дополнительных затрат энергии, либо одновременно происходит и то, и другое, что еще лучше! Однако, как показывает наша повседневная жизнь, масштабной структурной перестройки экономики России мы пока не наблюдаем, в основном экономика остается ориентированной на добычу и переработку минерального сырья и топлива. Откуда же такой результат? Можно предположить еще один вариант - Россия получила в наследство от СССР огромную, избыточную инфраструктуру, ориентированную на выпуск всего перечня продукции, определявших статус СССР, как одной из двух сверхдержав, однако использовать эту инфраструктуру в полном объеме мы в настоящее время не в состоянии. А эксплуатировать ее продолжаем, так как во многом она завязана на социальные нужды граждан страны. Например, в России осталось много городов и поселков, созданных вокруг градообразующих предприятий, особенно в оборонной сфере. Вся инфраструктура этих городов и поселков привязана к предприятиям, которые уже много лет не работают, либо работают с частичной нагрузкой, а энергетическое обслуживание этой инфраструктуры страна вынуждена продолжать - не оставлять же людей жить в замерзающих поселках и городах. Получается парадоксальная картина - энергия продолжает тратиться, а ВВП предприятия не создают вообще, либо создают малую долю от того, что могли бы создавать. Если предположить, что это так, тогда это хорошо объясняет незначительный рост энергопотребления при самом большом среди стран G-20 увеличении ВВП за последние 10 лет. Проверим правдоподобность этого предположения. Для этого проанализируем графики изменения удельного энергопотребления на выработку 1000 долларов ВВП без учета ППС по странам BRICS и развитым странам за 2002-2012 годы.

За последние 10 лет удельное энергопотребление в России снижалось наибольшими темпами, более, чем в 5 раз - с 1,82 до 0,345 т.н.э./1000 долларов ВВП! Как представляется автору, это хорошо подтверждает ранее выдвинутую гипотезу о том, что избыточная и энергозатратная инфраструктура, оставленная России ее предшественником - СССР, и практически никак не использовавшаяся в 90-е годы, наконец-то заработала в 2000-е годы, следствием чего стало столь динамичное снижение удельного энергопотребления. Т.е., энергию-то она потребляла всегда, а ВВП практически не производила! Тем не менее, если обратиться к абсолютным цифрам - у нас самое большое удельное энергопотребление в 2012 году - 0,345 т.н.э./1000 USD ВВП без учета ППС, что выше, чем в Китае, практически в 2 раза выше, чем в Канаде, в 2,5 раза выше, чем в США.

Теперь интересно было бы оценить, какая доля расходуемой энергии России потребляется на воспроизводство ВВП? В ранее проведенном исследовании мы ссылались на структуру энергопотребления России, представленную академиком РАН Фаворским О.Н., где показано, что только 17% добываемой в России энергии (250 из 1500 млн т.у.т.) идет на нужды промышленности, транспорта и сельского хозяйства, все остальное уходит на экспорт либо идет на генерацию тепла и электроэнергии. Но там нет ответа, а сколько же мы теряем энергии и тепла? Точно дать ответ на этот вопрос невероятно трудно, если вообще возможно. Тем не менее, дать некую обоснованную оценку на основе анализа глубокого, но краткосрочного кризиса мировой экономической системы 2009-2010 годов можно - как в поговорке: «не было бы счастья, да несчастье помогло». В кризисный 2009 год в наибольшей мере снизились мировые цены на топливо и минеральные ресурсы, что в существенно большей степени отразилось на снижении ВВП России, чем других стран G-20, экономики которых в меньшей степени ориентированы на минерально-сырьевые ресурсы. На рисунке 8 показаны кривые ежегодных изменений ВВП (млрд. USD) и энергопотребления (млн. т.н.э.) России за период 2002-2012 годы, а также определены значения удельного энергопотребления, рассчитанные как отношения этих изменений.

Как следует из графика на рисунке 8, в кризисном 2009 году ВВП России снизился на 438,2 млрд. долларов США по отношению к 2008 году, энергопотребление снизилось на 35,7 млн т.н.э., в 2010 посткризисном году ВВП повысился на 302,3 млрд. долларов США по отношению к 2009 году, а энергопотребление повысилось на 26,2 млн т.н.э.. Если предположить, что все это время мы продолжали потреблять всю необходимую нам для существования энергию и тепло в том же объеме (а точно известно, что не было массовых отключений инфраструктурных объектов от источников тепла и энергии в кризисный год - мы продолжали жечь топливо и потреблять энергию на собственный обогрев в тех же количествах, что и в докризисные годы), можно сделать вполне обоснованное предположение, что удельное энергопотребления в кризисный 2009 и посткризисный 2010 годы четко привязаны к изменению ВВП в эти же годы, т.е. цифра 80-90 кг.н.э. на выработку 1000 долларов ВВП и есть искомая величина. Таким образом, с учетом всех допущений и приближений, связанных с использованием макроэкономических данных, можно оценить энергоэффективность народного хозяйства России в 23-25% - именно эта доля потребляемой энергии идет на воспроизводство ВВП, все остальное - обслуживание протяженной, инерционной и явно избыточной инфраструктуры, включая тепловые и энергетические потери.

Интересно проанализировать, насколько «энергочувствительна» экономика России, то есть определить, какое приращение энергопотребления необходимо для прироста ВВП на 1%? Для этого необходимо перейти к относительным единицам, рассчитанным как отношение приращения значения ВВП и Энергопотребления за год к величине ВВП и Энергопотребления за предыдущий год.

По расчетным данным темпов роста ВВП (%) и удельного роста энергопотребления (%) России в 2002-2012 годы были построены линейные зависимости (тренды изменения), из анализа которых следует устойчивая тенденция снижения темпов роста ВВП России с 33% в 2002 году до 8% в 2012 году и удельного роста энергопотребления с 1,8% в 2002 году до 0,05% в 2012 году. Безразмерный коэффициент удельной энергоэффективности рассчитывается как отношение удельного роста энергопотребления за год к удельному росту (темпу роста) ВВП за тот же год и характеризует так называемую «энергочуствительность» экономики страны - он показывает удельное изменение энергопотребления приходящееся на каждый процент прироста ВВП. Коэффициент удельного энергопотребления России вырос со значения 0,06 (т.е. на каждые % роста ВВП приходился 0,06% роста энергопотребления) в 2002 году до значения 0,09 (на каждые % роста ВВП приходился 0,09% роста энергопотребления) в 2012 году. Для того чтобы определить, хорошо это или плохо для российской экономики, проведем сравнение изменения этого коэффициента по таким странам, как США (страна с наиболее сбалансированной экономикой «сверхдержавы», который производит весь спектр продукции), Китай (мировая «фабрика» с наибольшими структурными изменениями экономики, которая все в большей степени переходит с выпуска продукции энергозатратной и с низкой добавленной стоимостью на выпуск продукции современной и с высокой добавленной стоимостью), Канада (страна, находящаяся в схожих территориально-климатических условиях с Россией и имеющая схожую с Россией структуру экономики, ориентированную на производство минерального сырья и топлива) и России. На рисунке 10 представлены линейные зависимости, характеризующие тренд изменения коэффициента удельной энергоэффективности (коэффициента «энергочувствительности») по рассматриваемым нами странам в период с 2002 по 2012 годы, рассчитанные так же, как показано выше.

Меньше всего коэффициент «энергочувствительности» изменялся в США - это говорит о сбалансированности экономики США. В Китае коэффициент «энергочувствительности» снижался быстрыми темпами, что свидетельствует о динамичной структурной перестройке экономики - Китай все в большей мере переходит на выпуск высокотехнологической продукции, требующей значительной меньших энергетических затрат. В Канаде, так же как и в России, наблюдался рост значения коэффициента «энергочувствительности», что свидетельствует о схожести структур экономик наших стран, в основном ориентированных на добычу минерально-сырьевых ресурсов, а также об энергетической избыточности инфраструктур северных огромных территорий, однако там значения этого коэффициента практически в 2 раза выше, чем в России . Поэтому, как бы это парадоксально не звучало, для нашей экономики увеличение коэффициента «энергочувствительности» является благом, так как это свидетельствует о том, что растущее в стране производство внутреннего валового продукта является механизмом перераспределения энергии - мы начинаем больше энергии потреблять на воспроизводство ВВП из той энергии, которая ранее непроизводительно расходовалась на обогрев и обслуживание простаивающей инфраструктуры. Именно этим и объясняется столь малые значения коэффициентов «энергочувствительности» нашего народного хозяйства - просто мы имеем огромные энергетические инфраструктурные резервы!

Величина, обратная от значения коэффициента «энергочувствительности» показывает % прироста ВВП, соотносимый на 1 % роста внутреннего энергопотребления.

У России наименьшие показатели коэффициента «энергочувствительности» и наибольшие показатели прироста ВВП, приходящегося на 1% прироста энергопотребления соответственно. Это может свидетельствовать либо об успешном завершении структурной перестройки экономики, либо о том, что внутреннее энергопотребление страны очень велико, в связи с чем дополнительные затраты энергии, требуемые для прироста ВВП на 1%, не оказывают существенного влияния на уровень энергопотребления России (экономика «энерго нечувствительна»). Масштабных структурных изменений в экономике пока нет, следовательно мы продолжаем эксплуатировать протяженную, явно избыточную в настоящий момент и энерго затратную инфраструктуру, созданную в СССР, которая начиная с начала 2000- х годов все в большей степени вовлекается в процессы воспроизводства ВВП. Тем не менее, как показывают расчеты, только 23-25 % энергии от общего энергопотребления расходуются на процесс воспроизводства ВВП. Поэтому, к важнейшим народнохозяйственным задачам наряду с задачей структурной перестройки экономики (на что потребуются усилия не одного поколения россиян), можно также отнести задачу вовлечения возобновляемых источников энергии ВИЭ, и нетрадиционных ресурсов углеводородного сырья в процессы генерации энергии в стране.

Выводы:

Россия является мировым лидером по производству углеводородного сырья, существенно опережая мировые тренды, особенно в добыче нефти. При этом уровень проведения ГГР и ПРБ совершенно недостаточен, что замедляет процесс необходимого восполнения МСБ страны.

Россия занимает лидирующее третье место в мире по уровню энергопотребления - в 2012 году уровень энергопотребления в России составил 694,2 млн т.н.э., что объясняется огромной территорией, 70% которой расположены в северных и арктических зонах.

За период 2002-2012 год Россия была лидером по темпам прироста ВВП среди стран G-20 - 584%, при этом уровень энергопотребления за тот же период увеличился только на 11%.

Анализ динамики изменения ВВП и энергопотребления России в кризисный 2009 и посткризисный 2010 годов показал, что только 85-90 кг.н.э. расходуются на воспроизводство 1000 USD ВВП, что составляет 23-25% внутреннего энергопотребления.

Рассчитанные показатели коэффициента «энергочувствительности» экономик Канады, Китая, России и США имеют самые малые значения для экономики России (0,06 в 2002 году и 0,09 в 2012 году), что свидетельствует о том, что для дополнительного воспроизводства ВВП нам требуется привлекать наименьшее количество дополнительной энергии. Мы ее и так потребляем сверх всякой меры, поэтому задача вовлечения уже имеющейся инфраструктуры в процесс воспроизводства ВВП актуальна.

Столь высокое внутреннее энергопотребление, связанное с обслуживанием протяженной и явно избыточной энергетической инфраструктуры свидетельствует о необходимости вовлечении в разработку возобновляемых источников энергии и нетрадиционных источников углеводородного сырья.

/* Style Definitions */ table.MsoNormalTable {mso-style-name:"Обычная таблица"; mso-tstyle-rowband-size:0; mso-tstyle-colband-size:0; mso-style-noshow:yes; mso-style-priority:99; mso-style-parent:""; mso-padding-alt:0cm 5.4pt 0cm 5.4pt; mso-para-margin:0cm; mso-para-margin-bottom:.0001pt; mso-pagination:widow-orphan; font-size:10.0pt; font-family:"Calibri","sans-serif";}

Источник : Neftegaz.RU