USD 63.7906

0

EUR 71.7453

+0.02

BRENT 74.24

-0.24

AИ-92 41.47

0

AИ-95 45.11

0

AИ-98 50.12

-0.05

ДТ 46.42

-0.02

2843

Старикам здесь не место

Привыкнув к громким именам ВР, Shell или Exxon, мы не замечаем того, что время этих гигантов постепенно уходит. Молодые госкомпании теснят транснациональные компании не только на территории своих стран, но и в странах третьего мира.

Привыкнув к громким именам ВР, Shell или Exxon, мы не замечаем того, что время этих гигантов постепенно уходит. Молодые госкомпании теснят транснациональные компании не только на территории своих стран, но и в странах третьего мира. Даже обычно взвешенные инвесторы с фондового рынка признали - появился новый нефтегазовый миропорядок.

Когда то в мире нефти был один бог - Джон Рокфеллер со своими Standart Oil, который контролировал более половины мировой добычи «Черного золота». Правда, антимонопольное ведомство США не оценило масштабов размаха деятельности самого богатого человека на планете на тот момент, поэтому вместо одного громадного монополиста на свет появилось 34 отдельных юридических лица. После этого, на свет появились компании, которые, постепенно поделили весь рынок мировой нефти и, пользуясь слабостью и коррупцией в высших эшелонах власти различных стран, смогли получить контроль над крупнейшими месторождениями во всем мире. В начале 1970 года они получили название «Семь Сестер" - по количеству участников своеобразного закрытого клуба для крупнейших компаний отрасли. Exxon, Royal Dutch Shell, Texaco, Chevron, Mobil, Gulf Oil и British Petroleum могли позволить себе менять политические режимы в странах по типу Ливии, менять неугодные правительства и получать все самые лакомые месторождения. Казалось, что их владычеству не будет предела - обладая передовыми технологиями и доступом к месторождениям, они замечали лишь друг друга в мире нефтяного рынка. Теперь это история.

Сегодня оставшиеся «сестры" вынуждены признать, что их время кончается, словно нефть на их месторождениях. Хотя цены на нефть бьют все возможные рекорды, хорошо чувствуют себя на рынке только те компании, чьим партнером является государство. Большинство же транснациональных компаний, чьи добывающие активы разбросаны по всему миру, теряют капитализацию и уверенность в светлом будущем. Дело в том, что им пришлось столкнуться со все возрастающими проблемами доступа к энергоресурсам. Венесуэла, Нигерия, Боливия, Россия - вот неполный список тех стран, которые начинают или уже заканчивают вытеснение иностранцев из национального энергетического сектора. Имя Уго Чавес уже давно стало нарицательным в деле построения нефтегазового социализма, когда все запасы углеводородов принадлежат народу, выраженному государственной компанией. Из-за этого, а также роста затрат на добычу, транспортировку и переработку нефти, транснациональные компании несут все большие убытки.

Начало этого переворота было положено еще в конце 70 годов, когда Саудовская Аравия передала все месторождения страны под контроль государственной Saudi Aramco, которая и стала полноправным властителем гигантских запасов «черного золота". Тогда метаморфозу, в результате которой жители страны стали едва ли не самыми богатыми в мире расценили как стечение обстоятельств, на которое повлияли высокие цены на нефть. Только затем все больше государств начали все активнее национализацию нефтегазовой промышленности для улучшения уровня жизни населения. Эксперты предупреждали, что транснациональным компаниям стоит задуматься о собственном изменении отношения к странам третьего эшелона, которые рассматривались исключительно как сырьевые колонии. Они говорили, что иностранцам, со временем, придется испытывать все большие сложности в борьбе с молодыми государственными компаниями.

Современные яркие примеры России и Венесуэлы показывают, что именно за государственными компаниями этих стран стоит будущее. Современные «Семь сестер" полностью опровергают тезисы о саморегуляции рынка, о пользе конкуренции и неэффективности государственного управления. Именно они могут диктовать те условия, которые ранее вслух произносили транснациональные гиганты. Financial Times во взаимодействии с многочисленными руководителями отраслевых компаний определила новую "семерку сестер", или семь влиятельных энергетических корпораций, не входящих в Организацию экономического сотрудничества и развития. В нее вошли Aramco из Саудовской Аравии, российский 'Газпром', китайская CNPC, иранская NIOC, венесуэльская PDVSA, бразильская Petrobras и Petronas из Малайзии.

Подавляющее большинство этих компаний принадлежит государству. Они контролируют почти треть общемирового производства нефти и газа и более трети их запасов. В противоположность им старые 'семь сестер', количество которых после консолидации отрасли в 90-е годы сократилось до четырех, добывают около 10 процентов нефти и газа и владеют не более чем тремя процентами общемировых запасов.

Подтверждение того, что время транснациональных компаний прошло, можно найти в простом анализе стоимости ведущих нефтегазовых компаний в условиях невероятных нефтяных котировок. Так, за первую половину текущего года стоимость акций Exxon, крупнейшей в мире нефтегазовой компании, снизилась более чем на 7%. В аутсайдерах также Shell и BP, сообщает РБКdaily.

Бумаги Exxon потеряли в этом году 7,6% на Нью-Йоркской бирже, после того как власти Венесуэлы вынудили техасскую компанию отказаться от проекта в бассейне реки Ориноко, где сосредоточены крупнейшие в Южной Америке запасы нефти. Потери Exxon в связи с этим приравниваются к 425 млн барр. нефти (в такую цифру оцениваются доказанные запасы проекта Cerro Negro в Венесуэле), сообщает Bloomberg. Заметим, что деятельность Уго Чавеса затронула не только Exxon - все крупнейшие компании мира вынуждены были уйти или существенно сократить свое присутствие в Венесуэле. Это привело к тому, что многим из них пришлось снять со своего баланса значительные запасы, а это плохо сказалось на их капитализации. Пример Чавеса лишь самый яркий - не такая большая Боливия бросила вызов нефтяным генералам. Воинские подразделения по приказу президента Боливии взяли под свой контроль крупнейшие нефтеперерабытывающие заводы, а также нефтяные и газовые месторождения заправочные станции. Под указ президента попали такие иностранные компании, как бразильская Petrobras, испанская Repsol YPF , британские British Gas и British Petroleum, а также французская Total.

Теперь транснациональные компании просто не могут получить доступ к разведке крупных месторождений. По сути, с 2000 года, когда Кашаганское месторождение в Казахстане стало для них самой крупной находкой за 30 лет, они не нашли ни одного источника, способного давать более 1 миллиона баррелей в день. Веская причина этому - законы о стратегических месторождениях, принятые в странах-членах новой большой семерки нефтегазовых сестер. Не забудем и того, что к услугам новых лидеров вся мощь научного потенциала своей страны, которая позволяет ей добывать нефть практически с любого месторождения.

Shell потеряла в этом году 4,6% на торгах на Лондонской бирже. Причиной этого американскими экспертами называется утрата контроля над проектом «Сахалин-2». Капитализация ВР снизилась на 8,1%. Участники рынка также видят в этом российский след. Инвесторам не понравилась фактическая утрата ее российским СП - ТНК-BP - Ковыктинского газоконденсатного месторождения, а также усиливающееся противостояние российских и британских акционеров компании. Из числа крупнейших компаний лишь Chevron, несмотря на негативную информацию о сокращении добычи в Нигерии, удалось не разочаровать акционеров. Ее акции по итогам полугодия выросли на 6,1%. Правда, это может привлечь к компании проверяющие органы из США и аукнуться ей повышением налогов. Налоги на сверхприбыль нефтяных компаний в США - один из столпов экономической платформы Барака Обамы. Подобного конфликта между бизнесом и государством у нарождающихся нефтегазовых монстров нет - они и так являются частью государства.

Конечно, принадлежность к государству накладывает и определенные обязательства - так практически все перечисленные государственные компании вынуждены субсидировать производство бензина в стране, либо искусственно ограничивать цену на газ внутри страны. Не будем забывать то, что новая поросль не может распоряжаться полученными средствами по своему желанию - их деньги всегда могут быть направлены на решение социальных проблем. Но при этом бумаги российских нефтяных компаний постоянно растут в цене. Капитализация ЛУКОЙЛа по сравнению с началом года увеличилась на 16,2%, «Роснефти» - на 22%, «Татнефти» - на 19,1%, ТНК-ВР - на 1,4%.

Новый мировой нефтепорядок - совокупность факторов, которые навсегда изменили соотношение сил в мировом нефтегазе. Это и приход власти ресурсных стран сильных, харизматичных лидеров, недальновидная политика всемогущих транснационалов, направленная лишь на выкачивание нефти, падение добычи на старых месторождениях, законодательство стран Европы, которое уделяет громадное внимание экологии и социальному партнерству. Все это привело к тому, что будущее мировой добычи нефти все сложнее представить без «Роснефти", CNPC, Petronas, PDVSA, Petrobras, Aramco, но уже гораздо проще - без Exxon или ВР. Мир меняется и, может быть, в скором времени нас опять будет ожидать один мировой монополист. Хотя, скорее всего, эта компания просто останется последней, у которой еще будут запасы нефти.

Источник : Neftegaz.RU