USD 63.7906

0

EUR 71.7453

+0.02

BRENT 74.14

-0.34

AИ-92 41.47

0

AИ-95 45.11

0

AИ-98 50.12

-0.05

ДТ 46.42

-0.02

10586

Реализация крупных инфраструктурных проектов

Природный газ и газохимия сыграют в мировой экономике и энергетике XXI века большую роль.

Реализация крупных инфраструктурных проектов

Природный газ и газохимия сыграют в мировой экономике и энергетике XXI века такую же роль, какую нефть и нефтехимия сыграли в экономике ХХ века.

В экономической литературе XXI-й век часто называют золотым веком газа. Наступит ли он для нашей страны и что для этого необходимо сделать?

Необходимость и предпосылки развития газохимии в России

Сегодня благополучие российской экономики во многом обеспечивается за счет экспорта нефтегазовых ресурсов. Развитие сектора газохимии, и, в конечном счете, производства на этой основе широкого спектра химической продукции, следует рассматривать как важнейший фактор диверсификации источников доходов российской экономики и как мощнейший драйвер всего экономического роста.

По данным компании BP, общие извлекаемые запасы газа в мире оцениваются приблизительно в 203 трлн м³, которые в основном сосредоточены в России (48,8 трлн м³) и в странах Ближнего Востока.

В России есть все условия для развития нефтегазохимии. Прежде всего, это наличие крупнейшей в мире сырьевой базы: разведанные запасы природного газа составляют в нашей стране 48,8 трлн м3 (порядка 28% общемировых запасов), из которых 20 трлн м3 - этансодержащий (жирный) газ.

В 2015 г в РФ было добыто 533,6 млн тонн нефти и газового конденсата (1е место в мире - 12% мирового объема добычи) и 630 млрд м3 природного и попутного газа (2е место в мире - 17,7% мирового объема добычи).

В мировой практике считается, что если в составе природного газа содержание фракций С2+ (жирность) превышает 3%, то такой газ экономически выгно использовать для дальнейшей глубокой переработки в качестве сырья для производства конечной полимерной продукции.

А по структуре запасов природного газа в России этансодержащие (жирные) газы составляют по сегодняшним оценкам 40,9%, т.е. сама природа подталкивает нас к развитию перерабатывающей промышленности и индустрии газохимии.

Прогнозы по запасам природного газа в России по его составу на 2030 г следующие:

- метановый (энергетический) - 22,3 трлн м3;

- этансодержащий (технологический) - 22,2 трлн м3;

- гелиеносный - 6,8 трлн м3;

- cероводородосодержащий (с экологическими ограничениями) - 4,4 трлн м3.

Потребление газа в мире в 2014 г составило более 3,3 трлн м³ и, по оценкам экспертов, к 2035 г достигнет уже 5 трлн м³, то есть спрос на газ вырастет почти на 50%. При этом все в большей степени основной доход мировых компаний газовой отрасли приносит не добыча и экспорт газа, а его переработка и производство продуктов газохимии.

Известно, что Россия входит в число ведущих мировых обладателей запасов газа, а также его производителей и экспортеров. Однако российская нефтегазовая отрасль уже исчерпала экспортно-сырьевой вектор развития, который закреплял позиции России на мировом рынке в качестве сырьевого поставщика.

Также необходимо констатировать, что глубокая переработка на этан в России развита очень слабо, но уже давно и широко реализована во многих странах мира.

Так, на долю России приходится 18,6% мировой добычи и лишь 5,9% мировой переработки газа. В 2013 г в России было добыто 668 млрд м3 газа, а переработано лишь 78 млрд м3 (11,7%) всего добытого в стране голубого топлива. (Для сравнения - 200% в Канаде, 123% в Великобритании, 100% в Саудовской Аравии, 70,8% в США, 66,1% в Иране, 63,4% в ОАЭ и 57,7% в Алжире - данные за 2012 г).

В России в настоящее время удельный вес потребления природного газа для получения нефтегазохимической продукции не превышает 3-5% общего потребления газа и в основном ограничивается переработкой газа в аммиак, метанол, синтез-газ и ряд других продуктов

Если в России доля нефтегазохимической индустрии в ВВП составляет всего 2%, то в Китае - уже 30%, в США - 28%, в Индии - 12%, в Южной Корее - 10%, и даже в Польше - 4,5%.

Мировой опыт показывает, что добыча и продажа газового сырья в современном мире являются явно недостаточными для развития бизнеса, а ориентир на разработку месторождений газа только по сырьевому варианту существенно усложняет и удорожает окупаемость проектов.

Перефразируя знаменитую фразу Д.И. Менделеева, можно сказать, что сегодня топить газом (будь то ТЭЦ или автомобильный мотор), столь же неэффективно, как и топить ассигнациями.

При этом важно отметить, что поставки на экспорт ценного газового сырья приводят в дальнейшем к дополнительной конкуренции на мировом рынке с продуктами газопереработки и газохимии из стран-импортеров, куда страны-экспортеры отправляли свое газовое сырье.

К примеру - КНР, не имея больших запасов газа и нефти, долгое время закупал химические товары, в том числе, в СССР и в России. А сегодня Китай активно развивает собственное производство полимеров, по-прежнему импортируя нефть и газ, однако теперь по производству полиэтилена он в три раза обгоняет Россию, которая так и остается крупнейшим мировым экспортером углеводородного сырья.

В настоящее время Китай увеличил экспорт в другие страны химических товаров из российского сырья, а ведь эти товары (аммиак, карбамид, метанол, полиэтилен) являются основой экспорта и российской химической отрасли.

Таким образом, в ближайшей перспективе мы не только рискуем потерять крупнейший рынок сбыта для продукции химической промышленности, но и своими руками создаем себе мощного потенциального конкурента на мировых рынках.

О масштабах ожидаемой экспансии Китая на мировые рынки нефтехимической продукции можно судить хотя бы по тому факту, что примерно из 100 строящихся в мире нефтехимических предприятий мирового класса (т.е. стоимостью от 1 млрд долл США и выше), почти 50 приходится на долю Китая. И Россия, несомненно, станет одним из основных объектов его торгово-экономической экспансии.

Суммируя вышесказанное, можно сформулировать следующие основные факторы, которые тормозят развитие нашей экономики в целом и нефтегазовой отрасли в частности, при продолжении осуществления сырьевой модели экономического развития России:

- повышенная конкуренция на сырьевых рынках;

- значительное отставание в производстве высокотехнологичных маржинальных продуктов;

- отставание в науке и технологиях;

- невозможность экспансии на рынках продукции высокого предела.

В современной глобальной экономике необходим переход от экспортно-сырьевой модели ТЭКа к инновационной высокотехнологичной модели его развития.

Ресурсно-инновационная модель развития нефтегазового комплекса предусматривает развитие глубокой переработки углеводородов, газонефтехимии, а также создание производств топливно-энергетического оборудования для этих отраслей энергетики.

Россия серьезно отстала от многих стран мира в сфере газопереработки и газохимии. Это опасно, потому что мировой рынок газохимии может быть поделен без нас.

Газохимические комплексы имеются даже в странах СНГ - в Казахстане, Азербайджане, Узбекистане, проектируются нефтегазохимические комплексы в Туркменистане.

В богатой газом России пока можно привести лишь единичные примеры нефтегазохимических комплексов, подобных зарубежным. Одним из первых стал комплекс СИБУРа Тобольск-полимер по выпуску 500 тыс тонн/г полипропилена (запущен в 2013 г), сейчас проектируется и строится еще более крупный комплекс ЗапСиб-2. В стадии очень длительного строительства с неопределенными сроками окончания находится Новоуренгойский газохимический комплекс Газпрома. Есть ряд примеров использования газового сырья на действующих химических предприятиях: например - Казаньоргсинтез использует этан и пропан, получаемые на газоперерабатывающих заводах; в Газпром нефтехим Салават используются сжиженные газы и ШФЛУ.

Сегодня важнейшим для России является выбор приоритетов промышленной политики и направлений развития, в которых у нашей страны есть конкурентные преимущества, потенциал и естественные предпосылки для инновационного развития. Такой потенциал, причем значительный, имеется в газовом комплексе, поскольку Россия обладает крупнейшими мировыми запасами природного газа.

При этом необходимо развитие именно инновационных секторов - газопереработки, производства газомоторного топлива и газохимии, полного использования попутного нефтяного газа (ПНГ).

Образно говоря, Россия должна успеть впрыгнуть на подножку ускоряющегося поезда мировой газопереработки, чтобы не отстать окончательно и бесповоротно.

Преимущества углубленной переработки углеводородного сырья

Имея серьезные конкурентные преимущества в газовой сфере перед многими странами, Россия могла бы использовать их гораздо эффективнее.

Сторонники сырьевой модели развития постоянно говорят о том, что у страны не хватает крупных инвестиций для активного развития объектов и инфраструктуры глубокой переработки газа, зато традиционных запасов природного газа для экспорта за рубеж хватит на долгие годы, что обеспечит экономику необходимыми средствами.

Однако уже не один год многие российские ученые и специалисты приводят весомые аргументы в пользу развития глубокой переработки газа, что позволит насытить внутренний спрос необходимыми промышленными и бытовыми товарами и значительно повысить конкурентоспособность российской энергетики на мировом рынке. Конечно, это требует значительных затрат и инвестиций, но, как показывает мировой опыт, обязательно дает высокую отдачу.

Представляется очевидным, что продавать за рубеж высокотехнологичные продукты глубокой переработки газа и газохимии, стоимость которых в десятки и сотни раз больше, чем необработанного сырья, должно быть значительно выгоднее для экономики и государства в целом.

Рассмотрим более подробно оценки соотношения затрат и роста стоимости продукции в зависимости от глубины переработки газа.

Чтобы получить газохимическую продукцию, сначала нужно переработать этансодержащий газ на ГПЗ с получением этана и пропана, затем на установках пиролиза выработать этилен, пропилен, и в дальнейшем изготовить из них полимеры.

При углублении переработки происходит рост цен на продукцию по сравнению с ценами на исходное сырье. Глубокая химическая переработка газа создает продукты с более высокой добавленной стоимостью, при этом цена готовых изделий из полимеров в десять и более раз превышает стоимость природного газа.

Такова, к примеру, цепочка: природный газ - этан - этилен - полиэтилен - изделия из полиэтилена. Стоимость одного из компонентов природного газа - этана - составляет примерно 80-90 долл СЩА за тонну, а этилена - уже 600 долл США, стоимость полиэтилена низкой плотности больше стоимости этана примерно в 20 раз (1600-1800 долл США), а стоимость готовых изделий из полиэтилена, например, полиэтиленовых труб достигает 2500-3700 долл США за тонну.

Некоторые же продукты на 7-8 стадии переработки нефти и попутных нефтяных газов (ПНГ) превосходят стоимость аналогичного объема сырья в 100 и более раз.

Рост стоимости при увеличении уровня переработки можно увидеть на примере создаваемого перспективного ГПЗ. Как показали расчеты, если продать на рынке необходимые для ГПЗ 4,7 млрд м3 газа и 362 тыс тонн конденсата в виде сырья, то можно получить 350-400 млн долл США в г. Если же получать из них метановую и этановую фракции, пропан-бутановую смесь и конденсат, то доход составит 500-550 млн долл США, а если построить газохимический комбинат и выпускать полимеры и химические удобрения, то стоимость возрастет до 2 млрд долл США в г.

В современном ТЭКе основной доход получается от реализации конечного продукта, и потому достается он не обладателям первоначального углеводородного сырья, а обладателям высоких технологий на завершающих этапах производства продуктов и изделий из них.

Правда, современные газохимические технологии - это сложные многостадийные и энергоемкие процессы, они весьма дороги, а создание газохимических производств требует больших капиталовложений с достаточно длительными сроками окупаемости. Но и для государства и для нефтегазовых компаний продавать продукты высокого передела газохимии существенно выгоднее, чем продавать только сырье.

Таким образом, для бизнеса и нефтегазовых компаний переработка газа является выгным вложением капиталов. А для государства реализация проектов газохимических комплексов позволяет решить ряд важных социально-экономических задач:

- Крупномасштабная монетизация ресурсов углеводородного сырья и значительное увеличение налоговых и бюджетных поступлений;

- Экспорт продукции газохимии на мировые рынки и получение дополнительных доходов в бюджет;

- Коммерциализация нефтегазовых отходов путем утилизации ценных компонентов ПНГ и природного газа;

- Удовлетворение потребностей населения и промышленности за счет насыщения внутреннего рынка необходимыми изделиями и товарами (пластмассы, удобрения, газомоторное топливо, упаковочная продукция и т.д. и т.п.);

- Импортозамещение закупаемых в настоящее время готовых продуктов нефтегазохимии для населения и газохимического сырья для промышленности;

- Развитие инновационных секторов ТЭКа и всей экономики за счет внедрения современных высоких технологий переработки газа, производства СУГ и СПГ, загрузка соответствующими заказами промышленности.

План-2030, кластерная модель развития газонефтехимии, необходимость создания полимерных производств

Сегодня в мировой нефтегазохимической промышленности сложились мощные промышленно-сырьевые территориальные кластеры. Как показывает мировой опыт, нефтегазохимический кластер - это одна из самых перспективных форм организации, обеспечивающая наибольший эффект использования сырьевого потенциала и наукоемких технологий.

Успешно конкурировать и получать конкурентоспособную нефтегазохимическую продукцию, а также гибко реагировать на изменения конъюнктуры спроса при создании нефтегазохимических кластеров на единой территории удается за счет эффекта масштаба, рационального использования ценных сырьевых компонентов, оптимизации сырьевых, полупродуктовых и продуктовых потоков, использования общих объектов инженерной инфраструктуры.

Российская нефтегазохимия имеет все основные предпосылки для кластерного развития. Нефтегазохимические кластеры позволяют соединить интересы государства и бизнеса. Появляется возможность на одной территории комплексно соединить интересы производителей нефтегазохимического сырья и получаемой химической продукции, внутренних потребителей и экспортеров с мерами господдержки.

Министерством энергетики РФ разработан и утвержден в марте 2012 г План развития газо- и нефтехимии России на период до 2030 г. План одобрен Правительственной комиссией по ТЭК. В Плане предложен территориально-географический, кластерный принцип развития и размещения нефтегазохимических производств. Отрасль предлагается развивать в рамках 6 крупных кластеров: Северо-Западного, Волжского, Каспийского, Западно-Сибирского, Восточно-Сибирского и Дальневосточного. Как задумано в Плане, кластерный принцип позволит добиться следующих основных преимуществ:

- Организовать кооперацию на всей цепочке от переработки сырья до производства готовой продукции;

- Осуществлять сбалансированное развитие мощностей по производству и переработке нефтегазохимических продуктов (прежде всего - этилена и пропилена);

- Получить максимальный эффект от экономии капитальных и операционных затрат на единицу крупнотоннажной полимерной продукции (эффект масштаба);

- Минимизировать операционные затраты на логистику сырья и сбыт готовой продукции.

Одним из условий успешного подъема отрасли в рамках Плана-2030 является намерение увеличить производство углеводородного сырья в 1,7 раза, причем использование его на нужды нефтегазохимии возрастет в 3,1 раза. Добычу этансодержащего природного газа планируется увеличить с 90 до 160 млрд м3, что должно привести к повышению потенциала извлечения этановой фракции с 4 млн до 8 млн тонн, пропан-бутановой фракции - с 8 млн до 13 млн тонн ежегодно.

Ожидается, что в ближайшие 15 лет будет введено в строй 7 новых пиролизных установок с единичной мощностью 1 - 1,5 млн т/г, что обеспечит как количественный, так и качественный рост производства полимеров и другой продукции органического синтеза.

В апреле 2014 г совместным приказом Минпромторга и Минэнерго России утверждена Стратегия развития химического и нефтехимического комплекса Российской Федерации до 2030 г, в которой, по замыслу ее разработчиков, были отражены все основные наработки Плана-2030, и в то же время преодолены некоторые ведомственные расхождения между участниками химического рынка.

Экспортноориентированные кластеры: Северо-Западный и Дальневосточный

Среди шести кластеров, создание которых реализуется в соответствии с Планом-2030, есть четко выраженные экспортноориентированные, в соответствии со своим территориально-географическим расположением: Северо-Западный, Каспийский и Дальневосточный.

Однако, с учетом изменений планов нефтяной компании Лукойл по созданию Каспийского ГХК и фактической заморозки (на неопределенную перспективу) проекта по созданию на площадке в Буденновске новых производств полимеров, говорить сегодня о планах создания экспортноориентированных газохимических производств можно только применительно к двум регионам: Северо-Западному и Дальневосточному.

При этом необходимо отметить, что многолетняя дискуссия о том: где лучше создавать химические производства - вблизи рынков или вблизи сырья (каждый из подходов имеет свои очевидные преимуществ и недостатки) завершилась более или менее логичным результатом: комплексы, работающие в основном на внутреннее потребление стали создавать вблизи сырья (проекты в центре континента), а работающие на экспорт - вблизи рынков (прибрежные проекты).

Логично предположить, что экспортно-ориентированные производства газохимии должны находиться ближе к морским портам, поскольку перевозки по морю весьма выгны и удобны. Поэтому Северо-Западный и Дальневосточный регионы России могут стать крупнейшими российскими центрами производства и экспорта газо- и нефтехимической продукции.

Проблема у таких прибрежных проектов была только в одном: каким образом получить необходимое для создания производств нефтегазовое сырье, учитывая то обстоятельство, что его источники находятся за тысячи километров, в основном в регионах Западной и Восточной Сибири.

Важнейший аспект, который необходимо учитывать при решении сырьевых проблем газохимии - это транспортировка газохимического сырья вкупе с географическим расположением пиролизных мощностей и других объектов газопереработки.

При постановке этих вопросов наиболее очевидным и целесообразным решением представляется использование существующей или планируемой газотранспортной инфраструктуры, которая используется Газпромом (который пока обладает в нашей стране монополией на экспорт трубопроводного газа) для поставок природного газа за границу.

Так, собственно, и зародились идеи использования магистральной газопроводной инфраструктуры Газпрома, по которой поставляется на экспорт природный газ (в т.ч. этансодержащий!), для создания по ходу трубы крупных газохимических комплексов.

В Северо-Западном регионе основой инфраструктуры является газопровод Северное сияние, на базе которого был создан проект Северный маршрут (который впоследствии трансформировался в ТрансВалГаз), предусматривающий создание Балтийского НХК в Усть-Луге, а в качестве одного из вариантов - Череповецкого ГХК на базе предприятий ФосАгро.

В развитие данного проекта Пластполимер предложила концепцию создания Калининградского ГХК, с использованием инфраструктуры проекта Nord Stream (Северный поток-2) и при условии строительства отвода в сторону Калининградской области.

В Дальневосточном регионе основой для развития газохимии стал проект газопровода Сила Сибири и создаваемые на его базе и по его ходу крупнейшие газохимические комплексы - Амурский ГПЗ и ГХК в Амурской области. Сила Сибири - газотранспортная система, предполагающая транспортировку газа Якутского и Иркутского центров газодобычи на Дальний Восток России и в Китай.

Газпром в мае 2014 г заключил многолетний контракт с китайской корпорацией CNPC, согласно которому (в первоначальных вариантах) она вкладывает свои капиталы в разработку газа в Якутии и в строительство газопровода Сила Сибири, по которому этот газ пойдет в Китай.

Договор заключен сроком на 30 лет и предполагает поставку российского природного газа в КНР в объеме 38 млрд м3 газа в г, общая стоимость контракта оценивается в 400 млрд долл США, запуск газопровода запланирован на конец 2017 - начало 2018 гг.

В настоящее время Газпром уже приступил к проектированию и строительству Силы Сибири и совместно с Сибуром начал предпроектные проработки по созданию Амурского ГПЗ и ГХК недалеко от города Белогорска Амурской области.

Затраты в этот проект официально оцениваются Газпромом в сумму 55 млрд долл США, а некоторыми экспертами - до 100 млрд долл США, что подтверждается расчетами в инвестиционном обосновании самого Газпрома к данному проекту. Чтобы помочь с финансированием проекта в Китае уже подтвердили возможность выделения России транша до 25 млрд долл США в качестве предоплаты за газ. Таким образом, Россия предоставляет Китаю природный газ, а Китай участвует в финансировании проекта.

Но при этом необходимо учитывать и риски столь грандиозного проекта. Цена по контракту за поставляемый в Китай газ была привязана к ценам на нефть, а с мая 2014 г по настоящее время нефтяные котировки рухнули почти в 4 раза, и при нынешних ценах на нефть поставки газа в Китай будут убыточными.

Также на международную кооперацию России в газопереработке негативное влияние оказывают и западные санкции. Сокращение из-за санкций поставок западного оборудования и капиталов и их возможная компенсация из Китая (взамен поставок российского газа по газопроводам Сила Сибири и Алтай) не должны привести к полной переориентации на Восток и превращению России в сырьевой придаток Китая. В частности, задержка или приостановка Газпромом и Сибуром строительства ГПЗ и ГХК в Амурской области в результате санкций и оттока инвестиций может привести к тому, что в Китай по газопроводу Сила Сибири будет поставляться российский жирный газ, богатый ценными компонентами (включая C2+ и гелий), который будет перерабатываться в КНР в продукты с высокой добавленной стоимостью и в дальнейшем обратно возвращаться в Россию в виде импорта.

В случае же успешной реализации этих проектов на 1ой и 2ой очередях Амурского ГХК будет выпускаться 2 млн тонн различных видов полиэтилена, что сделает этот комплекс крупнейшим не только в России, но и в мире.

Основными рынками сбыта будут страны АТР, ЮВА и Китай, а главными реализуемыми целями станут масштабная монетизация ресурсов углеводородного сырья, диверсификация нефтегазохимической продукции и переход от экспортно-сырьевой модели развития нефтегазовой индустрии к инновационно-инвестиционной.

Отдельно хочется остановиться на стратегии развития Северо-Западного кластера, территориальное расположение нашей организации в Санкт-Петербурге естественным образом сделало приоритетным сосредоточение наших усилий именно на этом направлении.

Северо-Западный газонефтехимический кластер обладает рядом уникальных преимуществ. Во-первых, СЗФО сам по себе является крупным потребителем нефтехимической продукции ввиду интенсивного строительства, а также развития других отраслей - потребителей химической продукции.

Кроме того, Северо-Западный кластер является ярким примером концепции размещения нефтехимических мощностей вблизи рынка - географическое положение благоприятствует морской торговле нефтехимической продукцией с экспортной ориентацией. Очевидно, что кластер нацелен на экспорт в Северную и Северо-Западную Европу, где наиболее высокие закупочные цены на углеводородную продукцию, хорошо налажена трубопроводная и морская транспортировка, развита портовая и терминальная инфраструктура.

Также в регионе имеются квалифицированные профильные кадры и мощные инженерные, научные и учебные центры.

Единственный минус - это отсутствие необходимых ресурсов углеводородного сырья требуемого для развития газохимии качества, а именно: жирного природного газа с высоким содержанием этана и других фракций углеводородов (их принято называть С2+). Казалось бы, это легко преодолимое препятствие. Ведь СЗФО лежит фактически посередине между главной углеводородной житницей, Западной Сибирью, и основным рынком сбыта отечественного сырья - Европой.

Однако, в течение многих лет компании отрасли не могут справиться с проблемой создания на Северо-Западе надежной сырьевой базы для развития газонефтехимии. Целый ряд проектов, направленных на ее формирование, так и остается в первоначальном состоянии.

В частности, большие надежды возлагались на проект ТрансВалГаз, в рамках которого планировалось увеличить добычу этансодержащего газа из Надым-Пур-Тазовского района ЯНАО. По проекту предусматривалось использование существующей магистральной газопроводной инфраструктуры коридора Уренгой - Надым - Пунга - Ухта - Грязовец с выделением нитки под автономный транспорт жирного газа до Череповца, где должен размещаться газоперерабатывающий завод (ГПЗ). Планировалось, что он будет выделять компоненты С2+ (этан-пропан-бутан-конденсатная фракция), метан сдаваться в газопровод для дальнейшей прокачки по традиционным маршрутам, а также поставляться предприятиям ФосАгро для переработки в аммиак и минеральные удобрения. А легкие углеводороды (ШФЛУ) будут подаваться по продуктопроводу к побережью Балтийского моря в район порта Усть-Луга, где будет создан крупный газохимический комплекс по производству полимеров, ориентированный как на внутренний европейский рынок России, так и на экспорт.

По замыслам, Балтийский НХК в Усть-Луге должен производить от 1,5 до 2,0 млн тонн полимеров в г, включая полиэтилен, полипропилен, альфа-олефины, моноэтиленгликоль, и также мог стать одним из крупнейших комплексов в мире. В качестве одного из вариантов размещения комплекса также рассматривался Череповецкий ГХК на базе одного из предприятий ФосАгро.

К сожалению, практическая реализация проекта ТрансВалГаз застопорилась, и он может потерять свою нефтехимическую составляющую. Судя по всему, все ограничится строительством ГПЗ и переработкой газа для нужд производителей удобрений. А выделенные из валанжинского газа СУГ не станут основой для выпуска полимеров, а пополнят экспортную корзину.

Также в качестве одного из вариантов снабжения региона углеводородным сырьем рассматривался проект Газпрома по реконструкции магистрального газопровода Кохтла-Ярве - Ленинград и сооружения газопровода-отвода для транспортировки природного газа в морской порт Усть-Луга (мощностью более 7 млрд м3 газа в г).

Но и он, скорее всего, станет источником сырья не для полимерной химии, а для производителей органической химии (метанола) и минеральных удобрений, ориентированных на экспортные рынки. В частности, на основе этой сырьевой базы заявлены проекты Балтийской газохимической компании о создании комплекса метанола мощностью 1,7 млн тонн в г в районе Усть-Луги и компании ЕвроХим о строительстве завода по производству аммиака мощностью 1 млн тонн в г в г Кингисеппе Ленинградской области.

Даже сооружение самого длинного в мире подводного газопровода - Nord Stream - не очень-то помогло обеспечить развитие газохимии в регионе.

Проект создания Калининградского ГХК на базе газопровода Северный поток-2

Предлагаемая инициативная разработка Пластполимер по созданию ГХК в Калининградской области при строительстве ответвления от газопровода Северный поток - это проект, имеющий важное экономическое и геополитическое значение и для самого газопровода, и для перспективного развития региона.

В предлагаемом проекте Калининградского ГХК проблема доставки сырья уже практически решена: наземная часть газопровода построена, Северный поток-2 будет запущен в ближайшие несколько лет, отвод от него в Калининградскую область технически и экономически реализуем. Для запуска проекта нужны принципиальные решения заинтересованных организаций (прежде всего Газпрома), и политическая воля в лице Правительства Калининградской области, Министерства энергетики и Правительства РФ. РР

Как известно, 3 апреля 2013 г Президент РФ В. Путин на встрече с А. Миллером поручил Газпрому проработать вопрос о строительстве отвода от Северного потока для газоснабжения Калининградской области с учетом перспектив ее экономического развития.

4 сентября 2015 г во Владивостоке в рамках Восточного экономического форума было подписано Соглашение акционеров для создания газопроводной системы Северный поток-2 для увеличения поставок природного газа в страны ЕС.

Газпром подтвердил техническую реализуемость строительства газопровода-отвода (врезки) для поставок газа потребителям Калининградской области на третьей (или четвертой) нитках газопровода, которые планируются ввести в эксплуатацию до конца 2019 г - Северный поток-2. Правительством Калининградской области совместно с Газпромом проводятся работы по определению технико-экономической целесообразности строительства газопровода-отвода.

Таким образом, для реализации Проекта имеются все необходимые условия и предпосылки:

- решение проблем газоснабжения Калининградской области;

- возможность задействования мощностей строящихся Балтийской АЭС и подземных хранилищ газа, что будет основой стабильной работы ГХК;

- выгное географическое расположение Калининградского ГХК, позволяющее обеспечить как российских, так и европейских потребителей необходимыми полимерными материалами. Современные технологии и дешевое газовое сырье из России позволит этому комплексу через 5-7 лет стать самым передовым и конкурентоспособным на европейском рынке;

- возможность создания в Калининградской области производств по переработке полимеров по современным технологиям, продукция которых найдет широкое применение в самых разных отраслях (в автомобилестроении, жилищном и дорожном строительстве, пищевой промышленности и др.) не только в самом регионе, но и в странах Европы. При этом важно подчеркнуть, что инвестиции в производства по синтезу полимерных материалов обладают мультипликативным эффектом, т.е. стимулируют экономический рост в многочисленных смежных отраслях региональной экономики;

- появление дополнительных высококвалифицированных рабочих мест с высоким уровнем оплаты труда;

- позитивное влияние создаваемого ГХК на экономику проекта Северный поток в целом.

В связи с подготовкой нового варианта Генеральной схемы развития газовой отрасли до 2035 г, Проект становится, на наш взгляд, еще более актуальным, требующим дальнейшего рассмотрения.

Дополнительной инвестиционной привлекательностью, существенным преимуществом проекта создания Калининградского ГХК (в условиях существующих ограничений доступа к финансовым ресурсам) является возможность участия в качестве акционеров ведущих европейских и/или американских нефтегазовых технологических компаний, готовых на 100% проинвестировать данный проект. При этом ПАО Газпром будет передано 51% акций Калининградского ГХК только за предоставление гарантий (по качеству и количеству поставляемого газа), соответственно, для реализации проекта не потребуется привлечение государственных инвестиций.

Для реализации проекта Калининградского ГХК также нужна политическая воля, которая может быть проявлена предпринимателями, требующими обеспечения благоприятной для ведения бизнеса среды. Создать такое давление в российских условиях могут только крупные компании, которые придут в Калининградскую область всерьез и надолго.

Основной задачей продвижения и обоснования настоящей инициативной разработки Пластполимер является обеспечение взаимодействия и налаживания прямых деловых контактов между органами государственной власти, бизнесом и общественными организациями, а также организация практических действий по осуществлению проекта на основе государственно-частного партнерства.

Продуктопровод Ямал-Поволжье, транспортировка валанжинского газа в Татарстан

Необходимо отметить, что в настоящее время в РФ рассматриваются или реализуются еще несколько крупных инфраструктурных проектов, которые можно назвать последователями или аналогами идеи ТрансВалГаза и Силы Сибири.

Среди них необходимо выделить проект продуктопровода (ШФЛУ-провода) Западная Сибирь - Урал - Поволжье, или как его сейчас называют, Ямал-Поволжье (Волжский газонефтехимический кластер).

Первоначальная редакция Плана-2030 предполагала решение сырьевой проблемы Поволжского региона и Волжского кластера (в первую очередь Татарстана и Башкортостана) за счет сооружения трубопровода для прокачки ШФЛУ из ЯНАО и ХМАО Западная Сибирь - Урал - Поволжье. Такая магистраль существовала во времена СССР, но в 1989 г на ней из‑за утечки легких углеводородов произошел мощный взрыв, который привел к одной из самых страшных катастроф в истории нашей страны. В зоне взрыва тогда оказались два пассажирских поезда, и в результате погибло 575 человек. С тех пор транспортировка ШФЛУ по густонаселенным районам была прекращена.

А сегодня ее возобновлению мешают не только соображения безопасности, но и жесткая конкуренция за ресурсы, возникшая между различными нефтегазохимическими компаниями, в частности - между Сибуром и предприятиями Татарстана и Башкортостана. Руководство Минэнерго РФ, представители Сибура неоднократно выступали против предоставления государственной поддержки проекту по сооружению нового ШФЛУ-провода. Также серьезно они разошлись в количественных оценках возможностей поставок ШФЛУ из Западной Сибири и дефицита сырья в поволжских регионах.

В то время как возможность реализации проекта Ямал-Поволжье обсуждается уже более пяти лет, никаких решений на уровне Правительства и руководства заинтересованных компаний не принято. В итоге в обновленном актуализированном варианте Плана-2030 этот трубопровод уже не фигурирует.

При этом следует отметить, что проект Ямал-Поволжье фактически ведет конкурентную борьбу за жирный валанжинский газ с ТрансВалГазом, поскольку исходные источники газового сырья у них одни и те же. В результате пока ни тот ни другой проект не приблизились к практической реализации.

Кроме того, нельзя не упомянуть о проекте транспортировки этансодержащего природного газа валанжинских месторождений СРТО на предприятия химической промышленности Татарстана. Он был задуман еще во второй половине 90-х г, но дефолт 1998 г не дал ему шанса на реализацию.

С учетом наметившегося пробуксовывания в реализации проектов ТрансВалГаз и Ямал-Поволжье, данный проект - ориентированный главным образом на обеспечение сырьем крупнейших химических предприятий Татарстана (Казаньоргсинтез, Нижнекамскнефтехим) получает шансы на возможную реализацию. Важно только снова не упустить время и скоординировать этот проект с собственными планами и программами развития данных предприятий (а также с планами дальнейшего развития и наполнения этиленового кольца Поволжья), поскольку ждать сырья еще 20 лет они вряд ли захотят.

Подводя итоги, следует отметить, что каждый из этих инфраструктурных проектов имеет свои преимущества и недостатки, разную степень проработанности и возможности для реализации.

Объединяет их несколько ключевых факторов: сырьевая база (и здесь при реализации многое будет зависеть от позиции Газпрома), основная экспортная ориентированность (и здесь необходимо понимать ключевые рынки сбыта и марочный ассортимент продукции), и очевидная более высокая экономическая эффективность поставок продукции глубокой переработки по сравнению с поставками сырья.

Также существенным обстоятельством является то, что конкуренция между кластерами и газохимическими проектами должна быть не ценовой, а качественной - то есть по качеству выпускаемой газохимической и полимерной продукции, технологическому уровню и эффективности производства, как это и происходит во всех развитых странах мира.

Собственно говоря, кластерная модель развития газонефтехимии в России как раз и базируется на идеях создания комплексной и безотходной системы переработки углеводородного сырья в высокотехнологичные продукты с высокой добавленной стоимостью, т.е. монетизации сырьевых потоков и постепенном переходе от экспортно-сырьевой модели развития к инновационно-инвестиционной.

Пластполимер - как одна из ведущих организаций в стране по разработке технологий крупнотоннажных пластмасс, по проектированию новых производств, техническому перевооружению и модернизации действующих предприятий, готово участвовать в реализации всех этих проектов, и всячески способствовать дальнейшему активному развитию отечественной полимерной промышленности.

English announcement

Natural gas and gas chemistry will play in the world economy and power industry of the XXI century the same role that oil and petrochemicals have played in the economy of the twentieth century. In the economic literature XXI-St century is often called the "Golden age of gas". Will there he for our country and that this needs to be done?

Автор: С.В. Иванов, Пластполимер

Источник : Neftegaz.RU