USD 72.0323

+0.2

EUR 87.3536

+0.14

BRENT 72.73

-1.17

AИ-92 45.69

+0.01

AИ-95 49.5

+0.01

AИ-98 55.49

-0.01

ДТ 49.75

+0.01

393

Если Правительство очень долго бить по голове, то оно начинает думать

Главным событием минувшей недели стала новость о решении правительства об ограничении чудовищного роста ставок тарифов на услуги естественных монополий в этом году. Это, конечно, колоссальный подарок экономике, а правительство только можно похвалить за это решение.

Если Правительство очень долго бить по голове, то оно начинает думать

Главным событием минувшей недели стала новость о решении правительства об ограничении чудовищного роста ставок тарифов на услуги естественных монополий в этом году. Это, конечно, колоссальный подарок экономике, а правительство только можно похвалить за это решение. Правда очень четко видна политическая подоплёка, то есть, чем естественная монополия слабее политически, тем сильнее сокращены первоначальные заявки на рост тарифов.
К тому же, эта мера носит по-прежнему не полный характер, то есть правительство не пытается обеспечить финансовую прозрачность, а ведёт разговор на уровне силового противодействия. В результате этого уже наметилась как бы ответная реакция со стороны Газпрома, потому что информационное поле уже забито сообщениями, что Газпром не сможет реализовать некоторые инвестиционные проекты, испытывает проблемы с ?Голубым потоком?, обнаружилось, что не нужно строить газопровод в обход Украины и так далее. Эти сообщения можно рассматривать как своего рода начало информационной борьбы Газпрома за то, чтобы возможность второго повышения тарифов на газ состоялась.
То есть правительство сделало очень правильную вещь: оно ограничило рост тарифов, ограничило очень сильно, но оно не обеспечило финансовой прозрачности естественных монополий, оно не лишило их возможности шантажировать себя в тех или иных ситуациях, оно не устранило инструмент давления со стороны естественных монополий. Оно сделало половину дела, даже меньше чем половину, но уже в движении по правильному направлению, и его надо всячески хвалить.
Словом, правительство показало - если его очень долго бить по голове, то оно начинает думать. Бить по голове ? это критика, которой оно подвергалось и со стороны субъектов экономики и со стороны общества. И это снижение - удар по аппетитам естественных монополий. Я полагаю, что эта заслуга не только тех людей, которые это делали непосредственно, но и всего общества. Надо выбрать правильные идеалы и дальше участвовать в достижение некоторых результатов.
Нет, подождите, давайте различать. Сначала о мотивировке правительства по снижению инфляции. Снизив тарифы естественных монополий, правительство инфляцию не снизит по простой причине: у нас помимо естественных монополий есть обычные монополии. Если у предприятий или у населения есть деньги, которые можно изъять, или есть неэффективность деятельности монополий, которую можно скомпенсировать ростом цен, то совершенно не важно, кто будет отнимать эти деньги, кто будет повышать тарифы. У нас был момент в прошлом году (апрель-май), когда не было никакого воздействия роста тарифов естественных монополий на рост инфляции, но за счет этих самых обычных монополий инфляция была все равно достаточно велика. Поэтому снизить инфляцию только, ограничив аппетиты естественных монополий, не удастся. И все эти декларируемые последние два года 12 ? 14% годовой инфляции так и останутся анекдотом. Ниже 15% она просто не может быть, а верхняя граница в 17,5% обусловлена исключительно политическими ограничениями, иначе будет очень большой скандал.
Конечно, правительство может полагать, что, ограничивая тарифы, оно поборет инфляцию. Но без серьезной антимонопольной политики с этим явлением бороться нельзя. А реальным эффектом от этого решения будет другой эффект ? снизив рост тарифов естественных монополий, правительство поддержит экономику в целом. Здесь нет противоречий. Хотя экономика монополизирована в целом, все-таки частный бизнес существенно меньше монополизирован, чем естественные монополии. Поэтому деньги, попадая к естественным монополиям, снижают экономический рост. И наоборот. Следовательно, при одном и том же уровне инфляции экономический рост будет выше.
К тому же 2002 год, скорее всего, станет годом снижения золотовалютных резервов ЦБ и, если еще и инфляция будет расти, станет совсем плохо. Она должна быть в пределах 17,5%.
Теперь про пенсии, точнее, про их индексацию. Это вещь необходимая. С одной стороны, по политическим соображениям, с другой ? по реальным, люди живут плохо и протест против реформы ЖКХ может быть весьма серьезным. Серьезней, чем этого можно ожидать.
Если вернуться к итогам недели, то есть и вторая вещь, которая мне страшно понравилась: наш уважаемый президент задумался о состоянии экономики. Кстати, и факт повышения пенсий я расцениваю, как понимание того, что в экономике что-то не так, что-то начинает серьезно похрустывать. И, пока не решены собственно экономические проблемы, нужно принять меры для ограничения социально-политического недовольства. Президент, что называется, кожей начал чувствовать что-то неприятное.
И это очень логично. Потому что, с одной стороны - ужесточаем давление на оппозицию в политике и экономике, с другой ? поддерживаем симпатии к себе со стороны населения. При этом президент провел в четверг совещание по социально-экономической политике на 2002 год, что тоже является знаковым событием. Я полагаю, что у Путина будет время для корректировки экономической стратегии развития, но только до конца осени текущего года. Потому что в этот период ситуация в экономике начнет накаляться уже так, что ему придется делать выбор между изменением экономической политики и продолжением жизни по инерции. И он этот выбор, по-видимому, будет делать. А задача общества заключается в том, чтобы этот выбор стал правильным.
Нужно организовать выработку новой стратегии социально-экономического развития государства, которая действительно будет объединять демократические идеалы типа свободной конкуренции, защиты прав личности и необходимости защиты национальных интересов.
Третье значительное событие недели ? это перепроизводство нефти на внутреннем рынке. Да, статистика показывала это давно, но это впервые выплеснулось в информационное пространство: цена на нефть на внутреннем рынке упала с $15 до $5 за баррель, а снижение цен на бензин на некоторых заправках - это не случайное событие. Это не конкурентная борьба, а результат общей тенденции, когда не очень понятно, что делать с огромными излишками нефти. Помимо того, что это реальная открытая проблема, это еще одно подтверждение необходимости разработки программы развития экономики всей России. Можно получить фантастическую ситуацию переинвестирования: был растущий бешеными темпами нефтяной рынок, было много денег, инвестировали в себя, не думая о последствиях, вот и получили - как это было у нас с конверсией.
И еще замечу: глядя на динамику золотовалютных резервов ЦБ, возникает такое ощущение, что перед очень серьезным выбором сейчас стоит и Геращенко. Потому что, скорее всего, ЗВР в этом году начнут снижаться, экономическая ситуация будет ухудшаться, и Геращенко должен решать, уходит он или нет. Замечу, на пике своей карьеры, поскольку именно он обеспечил фантастический результат в росте экономике. Он уйдет победителем.
Либо, он будет брать на себя ответственность, и искать пути решения того кризиса, который на нас надвигается. У него еще меньше времени, чем у Путина, на принятие решений, максимум, до середины 2002 года. Но выбор у обоих очень трудный и важный.

Автор: