Главный нефтяной бизнес ? покупка конкурента | Neftegaz.RU
...

Главный нефтяной бизнес ? покупка конкурента

Операции слияния и поглощения всегда являлись составной частью развития нефтегазовой отрасли, начиная с создания более чем 120 лет назад глобальной монополии Standard Oil Джона Д. Рокфеллера (John Rokefeller). Он создал свою империю, скупая компании, находящиеся в бедственном положении, за небольшую часть их действительной стоимости.

Операции слияния и поглощения всегда являлись составной частью развития нефтегазовой отрасли, начиная с создания более чем 120 лет назад глобальной монополии Standard Oil Джона Д. Рокфеллера (John Rokefeller). Он создал свою империю, скупая компании, находящиеся в бедственном положении, за небольшую часть их действительной стоимости.

,Первая волна современной нефтегазовой консолидации началась в середине 80-х годов, когда операции слияния производились, чтобы увеличить стоимость объединившихся компаний. Для этого проводилась оптимизация управления затратами, расширялось производство, модернизировались структуры активов и внедрялись последние достижения научно-технического прогресса. Реальной движущей силой рынка, стоявшей за этими слияниями, был обвал цен на нефть, происшедший в 1986 году. Многие нефтегазовые компании действительно находились в бедственном положении, что дало более сильным компаниям хорошие возможности для приобретения их активов со значительной скидкой.
Падение цен на нефть в 1997-1999 годах породило атмосферу неопределенности в нефтегазовой отрасли, и это спровоцировало череду слияний и поглощений. Они прошли на фоне падения цен на нефть с 20 до $10/барр. и опасений, что они рухнут ниже $5/барр. Нестабильность цен вызвала диспропорцию между заемными средствами и собственным капиталом некоторых компаний, которые стали рассматривать возможности слияния и вхождения в другие холдинги как единственный путь к спасению.
В 1998 году будущее отрасли казалось безрадостным. Именно в это время нефтегазовый сектор мировой экономики вступает в эру слияний, ознаменовавшуюся сделками между Exxon и Mobil, BP и Amoco, Total и Petrofina. С финансовой точки зрения масштабы сделок были колоссальными, их совокупный объем составил $164 млрд (84% от общей стоимости сделок года). Только стоимость слияния Exxon и Mobil составила $90 млрд.

,Объем и сложность этих сделок вызвали тревогу в отрасли и в государственных органах, регулирующих вопросы конкуренции, так как стало очевидно, что баланс экономической мощи сместился в новые, сверхкрупные компании. Стратегическая важность таких сделок для самих участников состояла в возможности объединить усилия в поиске новых запасов нефти и газа, который перемещался во все более отдаленные регионы с суровыми природными условиями и обходился все дороже. Еще одной важной особенностью этого периода было то, что рынки капитала игнорировали нефтегазовый сектор, так как доход на вложенный капитал в этой отрасли был ниже, чем в других отраслях, а перспективы улучшения были туманными. Инвесторы бросились вкладывать деньги в телекоммуникации и высокие технологии.
Однако в 1999 году цены на нефть и газ вновь начали расти. Это привело к значительному увеличению денежных потоков в отрасль и росту ее прибыльности. Финансовые рынки отреагировали следующим образом: они стали давать надбавку за величину собственного капитала нефтегазовых компаний. Объяснение было простым: в условиях высоких мировых цен сверхкрупные нефтекомпании получили наибольший финансовый потенциал для реализации крупномасштабных проектов, предполагающих большие доходы.
Разрыв между сверхкрупными и остальными добывающими компаниями стал огромным. Такое разделение рынка привело к тому, что многим, даже достаточно крупным, нефтегазовым компаниям пришлось рассматривать варианты слияния в качестве единственного пути выживания. В 1999 году было объявлено еще о двух слияниях, в которых участвовали сверхкрупные компании: TotalFina приобрела Elf Aquitaine за $63 млрд, BP Amoco приобрела ARCO за $39 млрд. При этом стоимость сделок в пересчете на объем запасов приобретенных компаний оказалась на самом низком уровне за последние десять лет.
Следует отметить, что процесс слияний и поглощений затронул не только крупные и сверхкрупные компании. Так называемые независимые компании (этот термин применяют к неинтегрированным добывающим структурам, не имеющим своих нефтеперерабатывающих и нефтехимических мощностей) Andarco Petroleum, Apash Corp. и Devon Energy тоже начали поглощать других нефтедобытчиков, что впоследствии привело к созданию нового класса рыночных игроков ? сверхнезависимых компаний. В это же время сверхкрупные компании начали отказываться от неэффективных с их точки зрения нефтегазовых активов, приобретенных ранее. Они доставались независимым компаниям, которые с их помощью оптимизировали свою структуру. Эта тенденция преобладала в 2000 году.
Впрочем, крупнейшим слиянием года все же стала сделка между интегрированными компаниями Chevron и Texaco стоимостью $45 млрд. Обе компании осознали, что они должны объединиться, чтобы занять место между сверхкрупными и сверхнезависимыми. В 2001 году слияния и поглощения продолжали оказывать влияние на конкурентную среду в нефтегазовой промышленности, было завершено несколько крупных операций. Совсем недавно было объявлено о слиянии Philips Petroleum и Conoco. Стоимость сделки составила $15 млрд.


,В ближайшем будущем процессы поглощения в нефтегазовой отрасли определят новые тенденции.
В деятельности нефтегазовых компаний будет углубляться специализация. Медленно развивающиеся виды деятельности с высокой степенью регулирования будут отделяться от быстро развивающихся и агрессивных (например, система трубопроводного транспорта от разведки и разработки), потому что это разные инвестиционные сегменты. В России это уже произошло ? по крайней мере, в части транспортировки нефти.
Начнется активная приватизация национальных нефтяных компаний. Самыми недавними примерами являются китайская Petrochina, бразильская Petrobras. Предстоит приватизация компаний PTT (Таиланд) и INA (Хорватия). Пройдут слияния региональных компаний в Восточной и Центральной Европе с участием австрийской OMV, венгерской MOL, польской PKN. Однако по объемам слияний и приобретений в 2002 году будет продолжать доминировать североамериканский рынок. Для компаний с устойчивыми денежными потоками возникает множество возможностей для поглощения более слабых компаний в условиях невысоких цен на акционерную собственность.
Сверхкрупные компании ускорят осуществление программ по распродаже неосновных активов в течение ближайших полутора лет. Увеличится активность сверхкрупных компаний в приобретении независимых компаний, обладающих значительными запасами природного газа и большими неразведанными площадями.


,Крупные российские нефтегазовые компании не очень активно действовали на рынке слияний и приобретений в последние пять лет. Операции, подобные приобретению ЛУКОЙЛом компании "КомиТЭК", ТНК ? компаний ОНАКО и СИДАНКО, не более чем робкие шажки в направлении, которое в будущем станет ключевым в развитии российской нефтегазовой отрасли. По мнению аналитиков, в следующие пять лет структура нефтегазового комплекса в России может измениться до неузнаваемости. Произойдет дальнейшая консолидация на российском энергетическом рынке, потому что рыночное разделение, существующее в структуре международного ТЭКа, типично и для России. Три крупнейшие компании с точки зрения рыночной капитализации и текущей добычи на сегодня ? это ЛУКОЙЛ, ЮКОС и "Сургутнефтегаз". Эти компании в России могут быть классифицированы как сверхкрупные.
В краткосрочной перспективе скорее всего произойдет консолидация между компаниями второго эшелона, стремящимися увеличить свою рыночную долю и объем операций. В результате разрыв между сверхкрупными компаниями и компаниями второго эшелона будет сокращаться. Эта ситуация похожа на то, что происходит с TotalFinaElf, находящейся на пороге перехода в группу сверхкрупных, но которой для перехода на новый уровень необходимо хотя бы еще одно существенное приобретение. Тут следует ожидать значительной активности от Тюменской нефтяной компании (ТНК). Еще одна компания, за шагами которой стоит пристально наблюдать,? "Сибнефть", которая может быть вынуждена предпринять определенные шаги на рынке или всерьез рассмотреть возможность слияния с другой компанией.
Российские сверхкрупные компании займутся приобретением газовых месторождений и компаний, действующих в определенных регионах, таких как Восточная Сибирь. Это им потребуется, например, для удовлетворения растущего спроса на энергоносители в Азии. Другой путь ? международные слияния и приобретения. На этом фронте наибольшей активности следует ожидать от ЛУКОЙЛа и ЮКОСа ? как основных игроков российского нефтяного рынка.
В будущем нефтегазовая промышленность станет отраслью с крайне высокой степенью концентрации, практически находясь в руках горстки доминирующих международных гигантов, которые будут осуществлять разведку и добычу углеводородов в самых отдаленных уголках планеты, чтобы обеспечить соответствие предложения спросу, существенное увеличение которого прогнозируется к 2020 году. В конце концов, если не сейчас, то спустя какое-то время мы можем стать свидетелями распада уже происшедших слияний по мере обострения конкуренции и появления альтернативных источников энергии.


,