Рыночные силы и новые технологии уменьшат зависимость экономики от нефти | Neftegaz.RU
...

Рыночные силы и новые технологии уменьшат зависимость экономики от нефти

Текст доклада "Oil", с которым председатель Федеральной резервной системы США Алан Гринспен (Alan Greenspan) выступил 15 октября: "Ввиду текущих волнений на нефтяных рынках некоторые аналитики поднимают вопрос об угрозе скорого истощения резервов нефти в мире.

Рыночные силы и новые технологии уменьшат зависимость экономики от нефти

Текст доклада "Oil", с которым председатель Федеральной резервной системы США Алан Гринспен (Alan Greenspan) выступил 15 октября:

"Ввиду текущих волнений на нефтяных рынках некоторые аналитики поднимают вопрос об угрозе скорого истощения резервов нефти в мире. Такая озабоченность возникает периодически и в большой степени связана с неопределенностью в оценках мировых резервов. Эпизоды повышенной тревоги в отношении надвигающегося истощения резервов происходят уже столетие и более. Но, в отличие от прошлых эпизодов, текущая ситуация отражает растущий страх, что существующие резервы и нефтедобывающие мощности стали объектом потенциальных политических невзгод. Эта тревога, безусловно, непустая, учитывая суровые реалии, которые мы видим во многих регионах мира."

"Хотя в мире присутствует озабоченность, что уровень инвестиций не адекватен для того, чтобы удовлетворить ожидаемый растущий спрос на нефть в грядущие десятилетия, технологии, учитывая более благоприятные условия, обеспечат, вероятно, необходимое предложение по крайней мере в течение очень долгого времени."

"Несмотря на малое количество сделанных в последнее время открытий новых крупных нефтяных месторождений, инновации оказываются адекватными для удовлетворения постоянно растущего спроса на нефть. Все более сложные технологии способствуют гораздо более глубокому бурению на перспективных месторождениях, особенно офшорных, и значительно увеличивают среднюю долю нефтяных резервов, которая в конце концов извлекается на поверхность. В последнее десятилетие, несмотря на то, что в это время в мире было выкачано более 250 млрд. баррелей нефти, доказанные резервы нефти выросли в нетто-исчислении значительно больше, чем на 100 млрд. баррелей. То есть, валовое увеличение резервов значительно превысило объемы нефтедобычи. Действительно, на месторождениях, где два десятилетия назад можно было извлечь примерно одну треть находившейся там нефти, сейчас можно извлечь почти половину. Я не учитываю в этих подсчетах данные об огромных резервах так называемой нетрадиционной нефти, такой как гудроновые пески в Канаде или тяжелая нефть в Венесуэле".

"Увеличение доказанных резервов в основном пришлось на страны ОПЕК, хотя доказанные резервы в США, по преимуществу на офшорных месторождениях, тоже немного увеличились за последние пять лет. Тенденция к увеличению доказанных запасов нефти сохранится, вероятно, по меньшей мере в течение некоторого времени. Компании, занимающиеся обслуживанием месторождений, продолжают сообщать об активном участии в расширении резервов. Тем не менее, растущая неопределенность в отношении долгосрочной безопасности в сфере мировой нефтедобычи, особенно на Ближнем Востоке, толкает цены на нефть резко вверх."

"Эти повышенные тревоги относительно надежности поставок нефти привели к выраженному повышению спроса с целью, чтобы держать более крупные запасы нефти ради предосторожности. В придачу к усилиям нефтяной индустрии нарастить запасы, спрос со стороны инвесторов, аккумулировавших большое нетто-количество длинных позиций по нефтяным фьючерсным контрактам с отдаленными сроками, снова растет. Эти спекулятивные позиции являются требованиями на будущие запасы нефти нефтяных компаний. В настоящее время, напряженность с производственными мощностями ограничила способность производителей нефти быстро удовлетворять повысившийся спрос на запасы."

"Трудности усугубляются растущим потреблением нефти, особенно в Китае и Индии, экономики которых растут относительно энергоемким путем. Даже недавнее заметное увеличение нефтедобычи ОПЕК, за счет использования большей части остававшихся у них резервных производственных мощностей, только в скромной степени удовлетворило совокупный спрос. Нефтедобыча в странах, не входящих в ОПЕК, тоже существенно увеличилась, но инвестиции в новые скважины запоздали, что ограничивает рост производства в ближайшей перспективе".

"Цены на сырую нефть подвергаются также искажению за счет нехватки мощностей для улучшения качества переработки высокосернистых и тяжелых сортов нефти. В течение ряда лет, растущий спрос на более экологически востребованные легкие сорта нефтепродуктов заставлял нефтеперерабатывающие компании повышать качество переработки тяжелых сортов нефти, на которые приходится более чем две трети общего мирового производства. Но нефтеперерабатывающие компании добились в этом только частичного успеха, судя по недавнему экстраординарному увеличению спрэда между ценами на легкие и тяжелые сорта нефти. Например, спрэд между ценой нефти марки WTI, легкой низкосернистой нефти, и ценой нефти марки Dubai, индикативного тяжелого сорта, вырос примерно на $10 с конца августа, до чрезвычайно высокой величины $17 за баррель. В то время как спот-цены на сорт WTI резко выросли в последние недели, ввиду роста спроса на легкие нефтепродукты, цены на более тяжелые сорта отстали."

"Эта временная частичная фрагментация нефтяного рынка подтолкнула цены на бензин выше, чем это было бы в том случае, если бы все сорта нефти могли бы удовлетворять спрос на легкие нефтепродукты. Более того, для цен на бензин более нет буфера, который бы предохранял их от роста цен на нефть, как это было во время подъема нефтяных фьючерсов минувшим летом. Нехватка нефтеперерабатывающих мощностей в более ранний период года привела к повышению нормы прибыли от переработки нефти и продажи нефтепродуктов на 20-30 центов на галлон. Но эта повышенная норма прибыли была быстро подорвана конкуренцией, что позволило ценам на бензин упасть этим летом, даже при том, что цены на нефть оставались высокими. Этот буфер больше не существует. Норма прибыли от переработки нефти и продажи нефтепродуктов вернулась к норме и, как следствие, будущие цены на бензин и топочный мазут будут, вероятно, отражать изменения в стоимости сырой нефти".

"Благодаря растущим инвестициям в совершенствование нефтеперерабатывающих мощностей, краткосрочная проблема нефтепереработки будет решена. Больше беспокойства вызывают более долгосрочные неопределенности, которые в последние годы подталкивают вверх цены на нефтяные фьючерсы с дальними сроками."

"Между 1990 и 2000 гг., хотя спот-цены на нефть марки WTI варьировали в это время между $11 и $40 за баррель, дальние фьючерсы колебались недалеко от значения $20 за баррель. Существовало предположение, что временное повышение спроса или нехватка поставок побудит производителей, в достаточный срок, к тому, чтобы искать, разрабатывать, бурить и добывать нефть или расширять доступные резервы существующих месторождений, и это приведет к тому, что цены в конце концов снова понизятся к предполагаемой долгосрочной маржинальной стоимости нефтедобычи. Даже все более негостеприимные и дорогостоящие условия разработки - условия, которые отражают более чем столетие выкачивания более легкодоступных источников сырой нефти - не оказывали, как видится, значительного влияния на дальние ценовые перспективы."

"Это долгосрочное ценовое спокойствие драматически ослабло в последние четыре года. Цены на легкую низкосернистую нефть с поставкой в 2010 г. поднялись выше $35 за баррель, когда спот-цены вплотную приблизились к $49 в конце августа. Растущая геополитическая озабоченность в отношении ненадежности резервов и нехватка инвестиций для их разработки стали, похоже, ключевыми источниками повышательного давления на цены дальних фьючерсов. Правда, самый последний подъем спот-цен почти к $55 за баррель, относимый в основном к разрушительному эффекту урагана "Айвэн", оставил цены на нефть с поставкой в 2010 г. лишь чуть-чуть выше августовского пика. Это предполагает, что часть недавнего подъема в спот-ценах, будет, по ожиданиям, отыграна назад в некоторой перспективе."

"Если будущий баланс между спросом и предложением будет оставаться сомнительным, у потребителей нефти в развитых странах будут, без сомнения, сохраняться стимулы для уменьшения энергоемкости их экономик. Предположительно, схожие процессы пойдут и в крупных энергопотребляющих развивающихся экономиках."

"Повышенные цены на отдаленные нефтяные фьючерсы, если они останутся на текущих уровнях или выше, изменят, несомненно, масштабы и способы, в которых и которыми мир потребляет нефть. Значительная часть капитальной инфраструктуры в Соединенных Штатах и в других странах была построена в ожидании более низких реальных цен на нефть по сравнению с теми, которые доминируют в настоящий момент или предполагаются на будущее. Если цены на нефть не упадут, некоторые наиболее энергоемкие части нашей капитальной инфраструктуры потеряют часть своей конкурентоспособности и, предположительно, будут заменены, как это было вследствие подъема цен на нефть в конце 1970-х годов. Цены, имевшие место в то время, привели к уменьшению нефте-емкости экономики США в последующий период почти на половину. Вытеснение нефти в значительной части произошло к 1985 г., через несколько лет после пика в реальной цене нефти. Прогресс в уменьшении нефте-емкости экономики с тех пор продолжился, но более тихими темпами".

"Экстраординарные неопределенности в отношении цен на нефть в последнее время вызывают воспоминания о раннем этапе разработки нефтяных ресурсов. В последние несколько десятилетий, цены на сырую нефть определялись в основном участниками международного рынка, особенно ОПЕК. Но так было не всегда."

"В начале 20-го века ценовые рычаги прочно находились в руках американцев, главным образом у Джона Рокфеллера и его компании Standard Oil. Почувствовав, как рассказывают, смятение из-за волатильности цен на нефть в ранние годы нефтяной индустрии, Рокфеллер приложил усилия, с некоторым успехом, чтобы контролировать эти цены. После разделения Standard Oil на части в 1911 г. [в результате антимонопольного преследования], ценовые рычаги остались в США - сначала у американских нефтяных компаний и позднее у Техасской железнодорожной комиссии, которая повышала объем разрешенной нефтедобычи, чтобы подавлять скачки цен на нефть, и понижала этот объем, чтобы предотвращать резкие падения цен. Действительно, еще относительно недавно, в 1952 г., на производство нефти в США (44% которой добывалось в Техасе) приходилось более половины всей мировой нефтедобычи. Однако та историческая роль закончилась в 1971 г., когда избыточные нефтедобывающие мощности в США были в конце концов поглощены растущим спросом."

"В то время, рычаги маржинального установления цен на нефть, которые долгое время находились на побережье Мексиканского залива в Техасе, переместились в Персидский залив. Чтобы капитализировать обретенную ценовую силу, многие нефтедобывающие страны на Ближнем Востоке национализировали свои нефтяные компании. Но в полной мере масштабы их ценовой власти проявились только вследствие нефтяного эмбарго 1973 г. В тот период, заявленные цены на нефть в Рас-Танура, в Саудовской Аравии, поднялись выше $11 за баррель, что было значительно выше цены $1,80, которая оставалась неизменной с 1960 г. по 1970 г. Дальнейший рост цен на нефть сопровождал Иранскую революцию 1979 г."

"Высокие цены на нефть в 1970-е годы оборвали экстраординарный период роста потребления нефти в США и повышенную интенсивность ее использования, которая была так заметна в десятилетия, последовавшие сразу за Второй мировой войной. Между 1945 г. и 1973 г. потребление нефтепродуктов росло поразительными темпами в среднем на 4,5% в год, что намного опережало темпы роста реального ВВП. Однако между 1973 г. и 2003 г. потребление нефтепродуктов росло в среднем только на 0,5% в год, что было намного ниже темпов роста реального ВВП."

"Хотя квоты ОПЕК на нефтедобычу стали значительным фактором определения цен в течение трети века, речь после 1973 г. шла о власти рынков в той же степени, что и власти над рынками. Сигналы, подававшиеся рыночными ценами, в конце концов разрешили даже самую, как казалось, непреодолимую проблему неадекватного предложения нефти в Соединенных Штатах. Разрыв между прогнозировавшимся предложением и спросом в период сразу после 1973 г. был, как многие боялись, столь велик, что единственным практическим решением проблемы виделось только нормирование потребления."

"Но решение пришло не вполне этим путем. Безусловно, обязательные стандарты по топливной эффективности легковых автомашин и легких грузовиков имели своим следствием пониженный рост спроса на бензин. Однако некоторые наблюдатели утверждают, что даже без правительственных стандартов рыночные силы привели бы к повышенной эффективности топлива. В самом деле, импорт в США маленьких японских автомашин с высокой эффективностью топлива вырос в 1970-е годы, когда цены на нефть двинулись вверх."

"Более того, в то время ожидалось, что цены пойдут вверх еще дальше. Наше министерство энергетики, например, имело базисный прогноз, предполагавший рост цен на нефть до $60 за баррель - в сегодняшних ценах это эквивалентно примерно удвоенной текущей цене".

"То, что цены на нефть не смогли подняться, как прогнозировалось, в конце 1970-х годов, стало проявлением силы рынков и технологий, которые рынок стимулирует. Сегодня, несмотря на недавний подъем, средняя цена нефти в реальном измерении составляет только три пятых от ценового максимума в феврале 1981 г. Более того, эффект от нынешнего подъема в ценах на нефть, хотя и заметный, будет, вероятно, иметь меньше последствий для экономического роста и инфляции, чем это было в 1970-е годы. С начала этого года рост стоимости импортной нефти - по сути, налог на жителей США - был равносилен трем четвертым процента ВВП. Эффект был намного больше в периоды кризисов в 1970-х годах. Но, очевидно, риск более серьезных негативных последствий усилится, если цены на нефть поднимутся существенно выше".

"Вкратце, значительная часть мировых резервов нефти находится в потенциально нестабильных районах мира. Совершенствование технологий уменьшает интенсивность использования энергии в индустриальных странах, и недавние подъемы цен нефть, вероятно, ускорят замену энергоемких производственных мощностей. Если история служит примером, нефть в конце концов будет заменена менее дорогостоящими альтернативными энергоносителями задолго до того, как иссякнут нефтяные резервы. Так, нефть заменила уголь, несмотря на наличие больших угольных резервов, а уголь заменил древесину, хотя леса не были оголены."

"Инновации уже меняют источники энергии для автомобильного транспорта, и крупные исследования направлены на сокращение потребления бензина. В настоящее время, на потребление бензина в одних только США уходит 11% мирового производства нефти. Далее, новые технологии для сбережения существующих традиционных резервов нефти и стабилизации цен на нефть появятся в грядущие годы. Мы начнем переход к новым важным источникам энергии, возможно, ранее середины этого века, поскольку добыча из традиционных резервов нефти, согласно прогнозу аналитического отдела министерства энергетики, должна достигнуть пика. В самом деле, разработка и использование новых источников энергии, особенно из нетрадиционной нефти, уже осуществляются. Тем не менее, на это потребуется время. Нам, и остальному миру, придется, несомненно, жить в условиях неопределенностей на рынках нефти еще в течение некоторого периода времени."

Автор:

Источник : Neftegaz.ru