Насколько был честен Путин? | Neftegaz.RU
...

Насколько был честен Путин?

Что-то в последнее время в России много ?ция? появилось. Судите сами. У Ленина была революция и электрификация, у Сталина ? коллективизация, у Ельцина ? демократизация и приватизация и так далее. Владимир Путин не в чем подобном долгое время замечен не был. Реформы проводились исправно, но их названия на пресловутые три буквы не заканчивались. Но в 2003-2005 году начались изменения, которые позволяют охарактеризовать это время, как эпоху национализации. Или деприватизации ? это кому как нравиться. Государство, словно человек, который входит в воду - сначала попробовало, затем начало чуть смелее, а сейчас плескается в свое удовольствие

Ваши сомнения понятны. Ведь даже недавно, на последней пресс-конференции для журналистов, В.Путин твердо заявил, что национализация нефтянки завершена, государство остается при своих. Так ли это? Учитывая сегодняшнюю конъюнктуру на рынке нефти и газа ? выглядит очень сомнительным. Наглядная демонстрация сил государственного ?Газпрома? как-то не согласуется со словами президента.

На сегодняшний момент у государства два пути получить назад то, что когда-то было потеряно на залоговых аукционах 1995-1996 годов. Первый способ ? это простая скупка активов, входящих в сферу интересов. Вариант совсем не плох, учитывая, что государство обладает большими финансовыми возможностями и практически полным отсутствием административного барьера со стороны чиновников. Этот вариант срабатывал, когда была приобретена ?Сибнефть?, похожая процедура была отработана и при покупке ?АвтоВаза?. Чем неудобен этот вариант? Во-первых ? это всегда трата очень больших средств, ведь те компании, которые интересуют государство ? лидеры в своих отраслях, поэтому и стоят недешево. Другая проблема ? собственник предприятия. Одно дело, когда у руля стоит лояльный олигарх, который и живет уже не в России, а с другой стороны ? человек, для которого эта структура может принести очень хорошие деньги. Здесь на помощь может прийти пресловутый административный ресурс. Еще одна проблема ? отношение мирового сообщества. Чтобы все формальности были соблюдены, необходимо выставлять активы на аукцион и в равной и честной борьбе проводить торги. Но это сложно сделать, так как мировые компании могут предложить в разы больше. Так, руководство ?Сибнефти? было раскритиковано мировыми экономистами за то, что не получило за компанию гораздо больше, выставив ее на международный аукцион.

Второй способ был ярко продемонстрирован в деле ?Юкоса?. Фирма М.Ходорковского стала лакомой приманкой для налоговой службы и сейчас компания спешно продает активы, пытаясь выбраться из долговой ямы. К делу подключилась и прокуратура, которая завела дело на руководителей компании, что также негативно сказалось на ее стоимости. В результате всех этих действий, лучшие части ?Юкоса? перешли под контроль государственной компании.

В результате этого основной добывающий актив ?Юкоса?, ОАО "Юганскнефтегаз", 31 декабря 2004 года перешел под контроль "Роснефти", переместив ее по уровню добычи нефти в первую тройку российских нефтекомпаний. "Газпром" вместе с "Сибнефтью" получил контроль над половиной добычи "Славнефти". После этого доля государства в добыче нефти выросла до одной трети ? компании, подконтрольные властям, в январе?сентябре 2005 года добыли 116,6 млн тонн нефти из 349,4 млн тонн, добытых в России

В принципе, эта практика является общепринятой во всем мире. Если нефть и газ оказываются эффективнее ракет, то почему они не должны принадлежать государству? Так работает нефтяная отрасль во многих ближневосточных странах ? в частности, в Саудовской Аравии, в которой государственная Saudi Aramco контролирует весь процесс добычи нефти, а бюджет страны на 80% наполняется за счет доходов нефтяного сектора. Впрочем, когда-то все было иначе: несколько десятилетий назад почти всю нефть в королевстве добывала американская Arabian American Oil Company, у которой власти королевства к 1980 году выкупили все 100% акций компании. Норвежский опыт ? лишний тому пример.

В то же время было заявлено, что государство отказывается от многих своих активов, особенно от тех, которые являются убыточными. Такая ситуация понятна, ведь большинство государственных предприятий еще со времен СССР привыкли работать себе в убыток, сохраняя приемлемые цены для предприятий. Реформа ЖКХ сюда прекрасно вписывается. Получается, что государство отдает свои малоценные активы, которые при грамотном руководстве, могут пойти в гору, а само покупает то, что приносит прибыль уже сейчас. Прибыль ? не самое главное, главное ? рычаг, с помощью которого можно влиять на неуступчивых соседей и недовольных партнеров. Здесь действуют не только законы рынка, но и простые политические расчеты. Складывается интересная ситуация ? государство стремиться получить контроль только над контрольными точками экономики, над так называемыми ?главенствующими высотами?, а все остальное - успеется. Этакая точечная селекция, а не ковровые закупки, выражаясь спортивным языком.

Ничего предосудительного в этом нет ? так живут все нефтегазодобывающие страны. А в России контроль над добывающими предприятиями был всегда и глупо от него отказываться. В. Путин заявил, что в дальнейшем нефтегазовые компании будут развиваться без вмешательства государства и по законам рынка. А если эти законы диктует само государство? Ведь никто ничего не скажет, когда собственник предприятия, который не совсем уверен в легитимности своей сделки по приобретению этого актива, продаст его государственной компании. Разве это не законы рынка? Вроде бы все по правилам. Тем более, что национализация может проходить и другими способами. Вот, например, возьмем закон ?О недрах?. В теле закона мы можем узнать о таком интересном виде месторождений, как стратегические, которые должны разрабатываться только отечественными производителями и доля российских компании должна быть более 50%. Иностранные компании тоже могут поучаствовать в разработке, но только совместно с россиянами. Причем критерии, позволяющие отделить стратегическое месторождение от нестратегического таковы, что в разряд стратегических попадают любые мало-мальски интересные для иностранцев месторождения. При этом аукционы, по покупке месторождений будут оканчиваться прогнозируемыми победами госкомпаний, которые обладают большими денежными активами, а, главное, не испытывают административного давления. Таким образом, все крупные месторождения России автоматически оказываются в собственности государства.


,Земля слухами полниться. Возможное объединение "Роснефти" и "Сургутнефтегаза" уже не один месяц будоражит рынок. Президент Института национальной стратегии Станислав Белковский предсказывает, что в 2006 году состоится "покупка 62% акций 'Сургутнефтегаза' 'Роснефтью' за сумму, близкую к $20 млрд". Аналитики полагают, что "Сургутнефтегаз" при этом может выкупить миноритарный пакет акций "Роснефти". Высказывается мнение, что из-за этого руководство "Роснефти" и отложило рассмотрение вопросов о консолидации дочерних и зависимых обществ и IPO. По мнению экспертов, слияние выглядит вполне логичным, учитывая высокий уровень долгов "Роснефти", которые могут помешать компании успешно провести IPO, и большой объем свободных средств, накопленных "Сургутнефтегазом".

Другой пример. Начальник финансово-экономического департамента "Газпрома" Андрей Круглов в начале декабря признался, что газовый концерн ведет переговоры с ТНК-ВР о покупке оставшейся половины "Славнефти". "По поводу этого я хочу сказать, что с руководством ТНК-ВР у нас было несколько консультаций и пока ситуация остается такой же, как и была,? 50 на 50",? заметил он. Шансы договориться с ТНК-ВР у "Газпрома" довольно высоки ? возможность экспорта газа с Ковыктинского месторождения в Иркутской области, а значит, и выполнение условий лицензии на разработку месторождения, по-прежнему зависит от газового концерна. В ситуации, когда у независимых компаний могут начаться проблемы с добычей и лицензиями, государственные компании смогут найти дополнительные резервы.

,Как не странно, но у стремительной атаки государства на нефтегазовый сектор одна проблема. Это цены на нефть, которые и активизировали национализацию. Если цены на нефть начнут стремительно падать, то на бюджете страны это отразиться гораздо больнее, чем если бы добывающие компании находились в частных руках. Но, в связи последними тенденциями ? это маловероятно. Государство не хочет полностью владеть своими компаниями и большинство из них выходит на IPO. Удобная позиция. Можно и денег в бюджет получить, а в случае неудач свалить все на миноритариев. Это позволяет чиновникам, управляющим нефтекомпаниями, объявлять получение прибыли приоритетной задачей, социальную политику ограничивать обычными рамками благотворительности любой крупной компании, играть в конкуренцию при формировании внутренних цен на бензин. А одновременно с этим ? получать зарплаты в советах директоров, выбирать подрядчиков и контрагентов исходя из собственных интересов, добиваться налоговых льгот и скидок на транспортные тарифы и пользоваться другими преимуществами, характерными для госкомпаний. Такая вот ?невидимая рука? рынка получается.

Вывод из этого можно сделать один. Национализация нефтяной отрасли неизбежна. Государство, получив в свои руки нефть и газ страны, сможет увеличивать бюджет, что может положительно сказаться на зарплатах бюджетников. Государство будет стремиться к этому и из-за политических причин, чтобы лишний раз при случае вспоминать слова С.Маршака: ? А у нас в квартире газ. А у вас??. Население страны полностью одобряет политику по возвращению в стан государства всего того, что было ?неправедно нажито? олигархами в ?темные? 90е. Следует понимать, что ничего плохого в этом нет, ведь живут же Саудовская Аравия и Норвегия с такой схемой. Но у нас свой путь, путь российской национализации. Нефть рассудит?

Источник : Neftegaz.RU