Опора на развитие | Neftegaz.RU
8 мин
...

Опора на развитие

Российский ТЭК внедряет новый подход к обеспечению производственной безопасности

Москва, 16 апр - ИА Neftegaz.RU. Внедрение современных технологий сегодня является обязательным условием для эффективности любого промышленного предприятия. Инновации также повышают уровень безопасности и обеспечивают конкурентоспособность компании. Но прогресс развивается такими темпами, что существующее законодательство зачастую не успевает адаптироваться к новым реалиям, и это может грозить не только убытками, но и серьезными рисками в плане защищенности производственных объектов. Именно в таких случаях необходимо применение механизма обоснования безопасности. Научно-технический прогресс невозможно остановить — это подтверждает вся история человечества. Однако барьеров на пути развития великое множество. Многие из них создают сами люди. Например, законы, которые часто обновляются гораздо медленнее, чем появляются новые технологические решения. Взять, например, историю автомобилестроения. Когда в середине XIX века в Англии на улицах городов стали появляться первые самодвижущиеся повозки, их скорость была ограничена на законодательном уровне 3 км/час, а перед каждым экипажем должен был идти человек с красным флагом днем и красным фонарем ночью. Разумеется, волна автомобилизации смела этот барьер, но на это понадобилось больше трех десятилетий - закон был отменен только в 1896 г.

Сегодня в автомобильной промышленности складывается новая революционная ситуация. Технологии Индустрии 4.0 сделали возможным создание полностью автономных транспортных средств, управляемых искусственным интеллектом. Однако даже при условии, что кому-то сегодня удастся разработать абсолютно надежную беспилотную систему, защищенную от программных сбоев или вмешательства извне, на дороги общего пользования она выйти не сможет – это запрещено законодательством большинства стран. Но, похоже, за полтора века отношение к техническому прогрессу значительно изменилось. В 2017 г. в США был принят первый масштабный законопроект Self Drive Act, который разрешает тестировать беспилотный транспорт на общественных дорогах. Разумеется, с многочисленными ограничениями, но в том и заключается преимущество риск-ориентированного подхода. Испытать беспилотный автомобиль может только разработчик транспортного средства, который докажет его безопасность и учтет все определенные государством риски.

Такой же подход во всех развитых странах применяется и в других отраслях: государство определяет показатели безопасности, которым должны соответствовать техника, оборудование или целое производство, предоставляя полную свободу выбора методов их достижения. Эта система, получившая название целеустанавливающего регулирования, дает возможность использовать все доступные технологии для того, чтобы добиться максимальной безопасности при максимальной же бизнес-эффективности.

В России до недавнего времени основой при проектировании и строительстве потенциально опасных производственных объектов, к которым относятся практически все объекты нефтегазовой отрасли, действовала совсем другая система – предписывающего регулирования, не способствующая конкурентоспособности отечественного бизнеса.

Стагнация по инструкции
Отечественная нормативно-правовая база в области промышленной безопасности нефтеперерабатывающих и нефтехимических производств сформировалась в 1950–1960-х годах. Ее основой стали инструкции к промышленным установкам, большая часть из которых закупалась за рубежом или поставлялась по ленд-лизу. Регламенты эксплуатации, технического обслуживания и ремонта становились закрепленными законодательно жесткими нормами проектирования.

Они не только регламентировали меры обеспечения безопасности, указывая, например, на каком расстоянии друг от друга должны находиться технологические объекты, чтобы при пожаре огонь не перекинулся с одного на другой, но и, по сути, являлись спецификациями, которые четко оговаривали такие моменты как толщина стенок труб и материал, из которых они должны быть изготовлены. На тот момент это были действительно близкие к оптимальным решения, гарантирующие безопасность опасного производства.

Но время шло, появлялись новые материалы, технологии, позволявшие добиться гораздо более высокого уровня безопасности при меньших затратах. Однако нормативы оставались незыблемы. Таким образом, предписывающее регулирование более чем на полвека намертво «привязало» отрасль к устаревшим решениям. Это привело к тому, что к началу второго десятилетия XXI века в российской нефтегазопереработке и нефтегазохимии сложилась по-настоящему парадоксальная ситуация: порядка 80% из более чем 3 тыс. нормативных документов, устанавливавших правила безопасности при проектировании и строительстве производственных объектов, не учитывала современные достижения в сфере обеспечения промышленной безопасности, а четверть просто безнадежно устарела.

Критичность такого положения дел наглядно продемонстрировал запуск в этот период масштабных программ модернизации перерабатывающих комплексов практически всеми российскими нефтегазовыми компаниями. Эксперты подсчитали, что следование устаревшим нормам при обновлении заводов будет стоить нефтяникам более 600 млрд рублей избыточных капитальных затрат, а нефтехимикам – порядка 300 млрд рублей. Многие важные для развития отрасли проекты при этом становились просто неокупаемыми.

При этом потери не прекращались даже после успешной реализации этих избыточно дорогих проектов – компании продолжали терять деньги из-за низкой энергоэффективности производств. Размер площадок ряда новых установок на ведущих отечественных предприятиях нефтехимии, разработанных на основе действующих российских нормативов, вдвое превосходил площадь аналогичных установок, спроектированных по западным нормам. Данное обстоятельство как минимум автоматически увеличивает энергопотери в коммуникациях, а использование устаревших технологий усугубляет ситуацию. В целом стоимость строительства и эксплуатации российских нефтеперерабатывающих и нефтехимических производств превышала аналогичные мировые показатели на 30%. При этом маркеры безопасности, такие как
смертность, травматизм, аварийность, в российской нефтегазопереработке и нефтегазохимии была в 2–3 раза выше, чем за рубежом. Очевидно, что ситуацию необходимо было срочно менять, и бизнес приложил все усилия, чтобы добиться этого.

Эволюция, а не революция
Несовершенство действующей системы нормативного регулирования безопасности, наглядно продемонстрировано примером проектирования все тех же установок изомеризации, стоимость строительства которых по действующим российским нормам оказалась почти на треть выше, чем у иностранных объектов с идентичными производственными характеристиками. При этом специалисты Газпром нефти в партнерстве с учеными из проектных организаций с помощью инженерно-экономических расчетов показали, что, используя современные технологии, можно существенно улучшить экономические показатели производства и в российских условиях. Был сделан вывод, что современные решения позволяют снизить риск аварий на установке примерно в 3 раза.

То есть, переход от предписывающего регулирования к целеустанавливающему, в рамках которого бизнес концентрируется именно на повышении безопасности, не ограничивая себя в выборе и применении технологий, оптимальных с точки зрения эффективности, оказался настоящим рецептом успеха. Что вполне понятно, ведь трубы из инновационных материалов гораздо прочнее и долговечнее, чем стальные, а риск переноса пламени с одного резервуара на другой в случае пожара может быть компенсирован с помощью установки продвинутых систем охлаждения, а не только разнесением объектов подальше друг от друга.

По инициативе и непосредственном участии «Газпром нефти», совместно с Российским союзом промышленников и предпринимателей, были подготовлены соответствующие предложения по изменению Федерального закона 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов». На революционном сломе существующей системы при этом никто не настаивал. Важнейшей новеллой обновленного закона стало дополнение предписывающего регулирования новым альтернативным окном возможностей обеспечения безопасности – целеустанавливающим регулированием.

Принятие поправок в закон в 2013 г. запустило процесс создания нового механизма - обоснования безопасности нефтеперерабатывающих и нефтехимических производств.
В его основу лег разработанный Минэнерго перечень показателей безопасности, который полно охватывает все аспекты деятельности отрасли, и при этом позволяет продемонстрировать надзорным органам, что сделано для предотвращения возникновения аварии и смягчения ее последствий, если авария все же возникнет. При этом расчет рисков в новом механизме представляет собой научно-обоснованную методику математического моделирования возникновения и развития аварий на опасном производственном объекте. Основываясь на таком расчете, проектировщики получают возможность подобрать технологии, материалы, оборудование, обеспечивающие высокий уровень безопасности и при этом позволяющие повысить экономическую эффективность производства.

Безопасность по модели
Алгоритм, заложенный в новые федеральные нормы и правила, достаточно прост. Для того, чтобы обосновать возможность отступления от нормативных требований, необходимо первым делом установить показатели безопасности для конкретного опасного объекта и разработать меры, компенсирующие риски нарушения норм. После этого сравниваются математические модели, описывающие последствия, которыми грозит реализация рисков на объекте, где соблюдены все нормативы, где они не соблюдены вовсе и где применены компенсирующие меры. Если компенсация обеспечивает показатели безопасности выше, чем на объекте, построенном по нормативам, то безопасность считается обоснованной. Это, конечно, очень упрощенно, ведь каждое отступление от требований производственной безопасности должно быть обосновано результатами исследований, расчетов, испытаний, моделирования аварийных ситуаций, оценки риска, анализа опыта эксплуатации подобных производственных объектов. При этом расчеты проходят множество этапов проверки, вплоть до высшего уровня, ведь обоснование безопасности - неотъемлемая часть проектной документации, которая подлежит обязательной экспертизе промышленной безопасности и проходит госэкспертизу.

Впрочем, правильно рассчитать все меры обеспечения безопасности важно, в первую очередь, самому бизнесу, который в случае аварии может понести колоссальные финансовые и имиджевые потери. Основа обоснования - четкая оценка рисков, и компании создают собственные методики.

Механизм обоснования безопасности, основанный на риск-ориентированном подходе, начал работать в 2018 г. За прошедшее время в отечественном топливно-энергетическом комплексе разработано уже более 500 таких документов, эффект от которых оценивается как весьма значительный.

Таким образом, начинают сбываться прогнозы экспертов, которые еще в начале большого пути к переходу на целеустанавливающее регулирование предсказывали, что этот шаг повысит производительность отрасли в полтора раза, энергоэффективность - примерно в 2 раза, а стоимость строительства сократит на 30%. При этом эффект с точки зрения безопасности окажется еще ярче: снижение и для действующих, и для строящихся объектов переработки нефти и газа, нефтехимии и газохимии показателей смертности в четыре раза, удельного травматизма в 3 раза.

Это, и вправду, лишь начало пути. Технологический прогресс продолжается, появляются все новые решения, позволяющие сделать предприятия отрасли еще безопаснее и при этом эффективнее. А значит механизм обоснования безопасности с каждым годом будет становится все более востребованным, а проекты обоснования безопасности, повторяющиеся регулярно разными предприятиями отрасли, станут основой для постепенного усовершенствования существующей нормативной базы. 

Автор: А. Иванова

Источник : Neftegaz.RU