USD 73.9968

0

EUR 89.6249

0

BRENT 68.67

-0.16

AИ-92 45.33

-0.01

AИ-95 49.06

-0.03

AИ-98 55.11

+0.05

ДТ 49.37

+0.01

369

Владимир Путин разыграл карту Штокмана

Вчерашнее решение "Газпрома" о привлечении к освоению Штокмановского месторождения в Баренцевом море объединенной норвежской компании StatoilHydro поставило точку в затянувшейся "газово-мыльной опере"

Вчерашнее решение "Газпрома" о привлечении к освоению Штокмановского месторождения в Баренцевом море объединенной норвежской компании StatoilHydro поставило точку в затянувшейся "газово-мыльной опере". Теперь точно можно сказать, что разрабатывать одно из крупнейших газовых месторождений в мире будет российский "Газпром", норвежская StatoilHydro и французская Total. Смогут ли они запустить проект в 2012 году, как планирует российский газовый монополист, пока неизвестно, но то, что выборы партнеров прошли под личным контролем Владимира Путина, говорит о больших перспективах проекта.

Штокмановское месторождение, наряду с проектами на Ямале, было для "Газпрома" ответом скептикам о том, что в ближайшее время газовый монополист столкнется со значительным снижением объемов добычи газа. По оценкам специалистов компании, в недрах Штокмана содержится 3,7 триллионов кубометров газа, что делает его "газосостоятельность" пятой строчкой в списке самых крупных месторождений газа в мире. Открытое в самый разгар "перестройки", в 1988 году, месторождение на шельфе долгое время не рассматривалась "Газпромом", как основное - компания и так переживала финансовый кризис, поэтому разработка технологий на шельфе была бы для монополиста слишком дорогой. Новый менеджмент компании решил сосредоточить на Штокмане свое внимание. Причин этому несколько:

- растущие аппетиты самого "Газпрома" и Европы, которой нужно все больше газа,
- возможности транспортировать газ европейским потребителям,
- разменная карта для торговли с иностранными партнерами.
- выход на рынок сжиженного природного газа

Правда, радужные перспективы разбивались несколькими "но" - самыми главными из которых были отсутствие у "Газпрома" искомых $15-20 млрд на самостоятельное освоение шельфа и отсутствие необходимых технологий. Памятуя о практике освоения месторождений в помощью соглашения о разделе продукции, можно было предположить, что газовый монополист пригласит в проект несколько иностранных компаний, чтобы из будущей прибыли оплатить их участие. Иностранным компаниям такой вариант не понравился - они хотели получить долю в самом месторождении. Первоначально, "Газпрому" пришлось пойти на уступки - в 2004-2005 гг. компанией были подписаны 9 меморандумов с крупнейшими энергетическими компаниями, которые представили технико-коммерческие предложения по реализации совместных проектов разработки месторождения. Предложения включали в себя планы по строительству завода СПГ и маршруты поставки его в США.


,По результатам анализа этих предложений 16 сентября 2005 года «Газпром» объявил short list компаний для детальных коммерческих переговоров по реализации Штокмановского проекта. В список вошли: Statoil (Норвегия), Total (Франция), Chevron (США), Hydro (Норвегия), ConocoPhillips (США). Этот списокподкупал своей логичностью - в нем присутствовали как опытные в работе на шельфе норвежские компании, так и возможные покупатели газа из ЕС, а также американские инвесторы. Иностранцам предлагалось предложить газовому монополисту России свои активы для обмена на доли в проекте.

Честно сказать, иностранцы не могли предложить "Газпрому" тех активов, которые его бы заинтересовали. Дело в том, что обладая самыми большими разведанными запасами газа в мире, "Газпром" не стремился получить от будущих партнеров так упорно предлагаемые ему доли в добывающих предприятиях. Его интересовал сбыт и возможность доступа к конкретным потребителям, а также мощности по переработке СПГ. А в это время, ко всему прочему, начала стремительно расти цена на газ, что заставило "Газпром" просить от партнеров более дорогие активы, чем те предлагали до этого. В итоге, не сойдясь ни с одним из возможных партнеров в вариантах обмена, "Газпром" всех ошарашил. 9 октября 2006 года Правление ОАО «Газпром» приняло решение о самостоятельной, без привлечения иностранных партнеров, разработке месторождения «Газпромом».

Как прокомментировал это решение тогда Алексей Миллер, иностранные компании не смогли предоставить активы, соответствующие по объему и качеству запасам Штокмановского месторождения. Словно бы продолжая корить скупые иностранные компании, "Газпром" заявил, что перенаправит газ со Штокмана на удовлетворение потребностей трубопровода Nord Stream, хотя ранее его путь лежал в США.

Именно тогда начали проглядывать первые ростки политических решений в деле освоения Штокмановского месторождения. Дело в том. что Владимир Путин именно в прошлом году довел градус своего общения с Европой и США до точки кипения, рассказав, что же он подразумевает под самой большой геополитической катастрофой века. Все это, вкупе с "газовой войной" с Украиной и озабоченностью ЕС по поводу все большей зависимости Европы от российского газа, дало свои плоды. Внесло свою лепту, как кажется, и история с увеличением сметы на проекте "Сахалин-2". Взаимная настороженность Европы и России привела к тому, что "Газпром" решил разрабатывать месторождение самостоятельно. Был здесь и экономический резон - отдавать сейчас долю в месторождении, цена на газ в котором вырастет уже через несколько лет в несколько раз, было бы просто неразумно. Известие наделало много шума в Европе, но все участники не стали делать резких высказываний в сторону "Газпрома", ограничившись формулировками с выказыванием сожаления и удивления. Они понимали, что "Газпрому" так или иначе придется прибегнуть к их услугам по причинам, указанным выше.

Но время разыграть карту Штокмана еще не пришло. Поддерживая постоянный интерес к месторождения для западных инвесторов, "Газпром" начал говорить о возможном вхождении в проект ряда компаний со статусом партнеров. Самым главным для них было то, что этот статус позволял поставить на свой баланс объемы газа, которые компания получала пропорционально своему участию в проекте. "Газпром" же, несмотря на все заявления, нуждался в партнерах. С одной стороны - это технологии и деньги от инвесторов, с другой - компания могла просто не справиться со всеми рисками, что привело бы к удорожанию проекта на $20-30 млрд.

Учитывая, что уже в 2011 году в строй должно вступить Бованенковское месторождение, которое также требует многомиллардных долларовых инъекций, идти по такому пути было бы чересчур рискованно даже для "Газпрома".


,
В итоге, стало ясно, что кто-то из данного short-листа станет партнером компании. Только вот кто? Теперь на первый план начали выходить не только экономические, но и политические мотивы. Случай с французской компанией Total - яркое тому подстверждение. Дело в том, что в последние годы в Европе начали происходить политические перестановки, которые сложно было назвать успешными для России.

Смена власти в Германии и Италии лишила Владимира Путина не просто сторонников развития отношения с Россией, но и политических друзей - Сильвио Берлускони и Герхарда Шредера. Во Франции президентом стал Николя Саркози, известный своими жесткими заявлениями по поводу ущемления прав человека в России. Правда, сама Франция была несколько ущемлена тем статусом, который ей достался в Европе на чем и сыграл Владимир Путин. Именно после звонка российского президента французскому, Штокман заговорил по-французски на 25% . После этого, Николя Саркози сделал несколько заявлений, которые позволяли говорить о том, что этот "подарок" Франция запомнит.

Владимир Путин вновь, как опытный охотник, смог убить одним выстрелом несколько зайцев - получил союзника в вопросах об энергетической безопасности Европы, заручился поддержкой нового президента Франции и укрепил весь мир в мысли, что без общения с ним ключевые энергетические сделки провести просто невозможно.

По сути, оставалось еще 24% проекта, который могли быть как разделены между участниками, так и отданы одной из них. Эксперты единогласно считали, что главным фаворитом выглядит одна из норвежских компаний - именно они имеют опыт работы на подобных объектах. Правда, американские компании представляли больший интерес, так как были просто более мощными образованиями. Норвегия, не исключено что и с подачи президента России, решила эту проблему - объединила компании Statoil и Hydro в одну корпорацию, где долдя собственности государства превысила 60%. В "Газпроме" в такой компании должны были сразу увидеть родственные корни, что в итоге и произошло. Только вот окончательное решение снова было принято после телефонной беседы Владимира Путина с премьер-министром Норвегии Йенсом Столтенбергом. Дело в том, что именно Норвегия, в свете развития программы по увеличению добычи газа в стране, может стать альтернативным поставщиком "голубого топлива" для Европы, а этот манер позволит получить России энергетического союза в лице Норвегии. Отметим и тот факт, что норвежские компании имеют четкое представление о экономических параметрах подобного освоения - крупнейшие месторождения газа и нефти в стране находятся как раз на шельфе.


,Что до газовой составляющей проекта - вряд ли проект обойдется в $10-15 млрд, как планирует "Газпром" - тяжелые погодные условия и постоянный рост затрат могут увеличить эту смету на $5-10 млрд. Скорее всего, на первом этапе освоения, те 23 млрд кубометров в год будут продаваться в Европе, а уже следующий этап станет основой газовой составляющей трубопровода Nord Stream.

Можно сказать, что освоение Штокмановского месторождения уже выполнило свою главную, на сегодняшнем этапе, задачу - Владимир Путин заручился поддержкой ключевых игроков на рынке мирового газа. Норвегия, с ее газовыми месторождениями и Франция, с ее наработанными связями в Африке и на Ближнем Востоке, позволят "Газпрому" получить преференции в этом регионе. Сама газовая монополия практически ничего не теряет - в одиночку разрабатывать Штокмановское месторождение "Газпром" вряд ли смог бы. Надежный сплав политического и экономического был возведен в процессе "торгами" Штокманом в ранг ключевого инструмента сотрудничества крупных российских компаний с иностранными партнерами, а также установил образец для подражания преемнику нынешнего президента.

Источник : Neftegaz.RU